16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Всемирный доклад Human Rights Watch: В Центральной Азии права человека по-прежнему нарушаются

29 января вышел Ежегодный всемирный доклад международной правозащитной организации Human Rights Watch. «Фергана» публикует выдержки доклада о нарушениях прав человека в странах Центральной Азии. Речь идет о притеснении оппозиции, непрекращающемся применении пыток и жестоком обращении, ущемлении права на свободу мирных собраний и выражение собственного мнения, несправедливых судебных разбирательствах, насилии и ущемлении прав ЛГБТ.

Кыргызстан пока еще остается страной, которая не только регулярно отчитывается о соблюдении прав человека, но и пытается соблюдать их в реальности, тем не менее, в 2014 году власти этой страны тоже сделали шаг назад в области защиты основных прав человека.

О главных нарушениях прав человека в Кыргызстане «Фергане» рассказали исследователь HRW по Центральной Азии Мира Ритман (Mihra Rittmann) и специально приехавший в Кыргызстан директор HRW по Европе и Центральной Азии Хью Вильямсон (Hugh Williamson). Напомним, что Бишкекский офис HRW, открытый в июле 2013 года, до сих пор является единственным на весь регион.

По данным специалистов, в 2014 году в Кыргызстане был отмечен ряд нарушений, который отодвинул страну назад в области защиты прав человека. Итак, к основным нарушениям относятся:

Во-первых, одобренный 15 октября в первом чтении законопроект против «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений».

«Вызывает опасение, что «за» закон проголосовало большинство депутатов: 79 из 86 присутствующих. Однако мы надеемся, что закон все же не пройдет одобрение депутатов, потому что не соответствует международным стандартам прав человека», - отметила Мира Ритман.

По мнению Ритман, представители ЛГБТ до сих пор сталкиваются с дискриминацией и насилием со стороны милиции. Год назад «Фергана» публиковала подробный материал о ситуации с ЛГБТ в Кыргызстане, где были описаны нарушения их прав, однако, по мнению экспертов, за это время не произошло никаких положительных изменений.

Во-вторых, у HRW до сих пор вызывает нарекания несовершенство судопроизводства, которое оборачивается длительными тюремными приговорами, преимущественно в отношении этнических узбеков. Материал «Ферганы» по итогам мониторинга судебных процессов по июньским массовым беспорядкам доступен здесь.

HRW отмечает, что продолжаются нападения прямо в залах суда на подсудимых и их адвокатов (подробнее об этом «Фергана» писала здесь), которые проходят на процессах, касающихся июньских событий 2010 года. Например, постоянным угрозам и нападениям во время судов подвергается Махамат Бизуруков, его адвокат и родственники.

В-третьих, в 2014 году продолжились нападки на представителей гражданского общества Кыргызстана. Напомним, что в сентябре 2013 года президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев заявил, что «его стране не нужен закон «Об иностранных агентах». Однако 26 мая 2014 года депутаты внесли на рассмотрение законопроект, обязывающий НПО, которые получают иностранное финансирование и занимаются политической деятельностью, регистрироваться в качестве «иностранных агентов». Что будет с этим законопроектом дальше, пока неизвестно.

Кроме этого, 4 сентября 2014 года было совершено нападение на юриста правозащитной организации «Справедливость» Махамаджана Абдужапарова. А в конце сентября того же года ГКНБ возбудил уголовное дело в отношении местной организации, работающей при поддержке Freedom House: якобы те, проводя опрос о правах этнических меньшинств, провоцировали межэтническую рознь. Продолжает отбывать пожизненный срок Азимжан Аскаров, и до сих пор находится на рассмотрении ООН его жалоба, поданная еще в ноябре 2012 года. Состояние здоровья Аскарова вызывает озабоченность, об этом в интервью «Фергане» 9 ноября рассказал бывший вице-премьер и бывший министр иностранных дел Ирландии Эймон Гилмор, который посетил Аскарова в заключении.

В-четвертых, шагом назад в области свободы слова стало принятие в Кыргызстане в мае 2014 года закона, фактически восстановившего уголовную ответственности за клевету.

В-пятых, вызывает сомнения гарантированная Конституцией и законом свобода проведения мирных собраний. Подробнее о ситуации с митингами в 2014 году можно прочесть в специальном материале «Ферганы».

В-шестых, в 2014 году продолжились притеснения религиозных меньшинств. А правозащитники выражали обеспокоенность тем, что принятие законопроекта о религии может привести к ущемлению прав на свободу религии и вероисповедания, поскольку предусматривает, например, дополнительные требования к лицензированию и регистрации религиозных деятелей.

Все это вместе, по мнению Хью Вильямсона, приводит к подрыву демократического прогресса, который происходил в Кыргызстане в последние годы. Однако пока общая ситуация в Кыргызстане не так печальна, как в других странах региона. «В плане безопасности, 2014 год был сложным для всего мира в связи с событиями в Украине, продолжающимися столкновениями в Сирии. В какой-то степени из-за этого меньше внимания со стороны США и Европы уделялось региону Центральной Азии. Тем не менее, важно, что Кыргызстан до сих пор - единственная страна, которая приняла парламентскую систему государственного устройства. Страна постоянно отчитывается в различных международных комитетах, таких, как ООН. Важно отметить, что до сих пор в вашей стране остается сильное гражданское общество, которое работает непосредственно с государством; и есть институты, которые занимаются вопросами прав человека. Примером может служить национальный Центр по предупреждению пыток. По этим причинам Кыргызстан выделяется среди остальных стран Центральной Азии».

Казахстан

В Казахстане значительно ограничиваются свободы собраний, слова и религии. В 2014 году власти закрывали газеты, лишали свободы или штрафовали участников мирных, но несанкционированных протестов, штрафовали или задерживали верующих за религиозную практику вне установленных государством рамок. Критики власти оставались за решеткой после неправосудных судебных процессов.

Полностью текст доклада Human Rights Watch можно прочитать здесь
Продолжает отбывать 12-летний тюремный срок гражданский активист Вадим Курамшин. 19 ноября профсоюзный активист Роза Тулетаева, отбывавшая пятилетний срок, была условно-досрочно освобождена из колонии-поселения. Профсоюзного активиста Максата Досмагамбетова, осужденного на шесть лет, в марте перевели в колонию-поселение. В марте оппозиционного лидера Владимира Козлова перевели из колонии на севере Казахстана в колонию под Алматы – ближе к дому. Однако в мае суд Алматы оставил в силе решение о конфискации квартиры Козлова, где проживали его жена и малолетний сын, несмотря на то, что законодательство запрещает конфискацию единственного жилья.

Что касается свободы выражения мнений, то, как отмечают правозащитники, в январе правительство приняло постановление, которое избыточно ограничивает свободу выражения мнений в период чрезвычайного положения. А в апреле была введена уголовная ответственность за «распространение ложной информации».

Независимые и оппозиционные СМИ продолжали подвергаться притеснениям и вмешательству в свою деятельность. В апреле полиция пыталась помешать журналистам освещать акцию протеста у Генеральной прокуратуры в Астане. Журналист «Радио Свобода» был арестован на четверо суток по обвинениям в хулиганстве после того, как он освещал майский митинг против Евразийского экономического союза. Медиамониторинговая группа «Адил соз» отмечала нарастание количества гражданских исков и уголовных дел о клевете в первой половине 2014 года, включая дела против главного редактора интернет-портала Insiderman Валерия Сурганова и бывшего журналиста Assandi Times Натальи Садыковой. По решениям судов, в феврале были закрыты «Правдивая газета», в апреле – Assandi Times. Также периодически блокировались сайты, включая LiveJournal.com.

Также отмечается продолжающееся применение пыток в стране, несмотря на то, что некоторым сотрудникам полиции были предъявлены обвинения в применении пыток.

Представители религиозных меньшинств по-прежнему подвергались штрафам и административным арестам за нарушение ограничительного закона о религии.

Власти не предприняли никаких шагов по корректировке ограничительного закона о мирных собраниях, в течение всего года организаторов или участников мирных акций протестов задерживали и штрафовали. Также положения нового уголовного кодекса дополнительно ограничивают право работников на забастовку. В частности, вводится уголовная ответственность за призывы к продолжению забастовки, признанной судом незаконной. В 2014 году правозащитная группа «Ар.Рух.Хак» подала в Комитет ООН по правам человека 32 индивидуальные жалобы по фактам нарушения свободы мирных собраний, 11 из них были приняты Комитетом к рассмотрению.

Таджикистан

В Таджикистане происходило ухудшение ситуации с правами человека на фоне продолжающегося подавления властями свободы выражения мнений, лишения свободы оппозиционных лидеров, давления на независимое информагентство и ареста ученого по сфабрикованным обвинениям в шпионаже. Серьезную обеспокоенность продолжало вызывать использование властями пыток как средства принуждения к признанию. Правительство блокировало различные сайты, притесняло правозащитные группы и ограничивало свободу СМИ.

Защита фундаментальных прав в Казахстане, Таджикистане и Туркменистане
Коалиция трех центральноазиатских и одной европейской организаций опубликовала отчет Защита фундаментальных прав в Казахстане, Таджикистане и Туркменистане за период с октября 2014 г. по январь 2015 г. Отчет составлен на основе результатов мониторинга, проведенного Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности, общественным фондом «Нота Бене» (Таджикистан) и Туркменской инициативой по правам человека (в изгнании в Австрии). «Международное партнерство по правам человека» (Бельгия) содействовало в составлении и редактировании отчета в рамках совместного проекта четырех организаций. Отчет охватывает события по следующим темам: свобода слова, свобода собраний и ассоциаций, равенство перед законом, недискриминация и также доступ к правосудию.
В декабре 2013 года суд приговорил предпринимателя, бывшего министра промышленности Зайда Саидова к 26 годам лишения свободы. Во время следствия и суда родственники Саидова, его коллеги по партии, адвокаты и их семьи подвергались притеснениям и угрозам уголовного преследования со стороны властей. В марте 2014 года Агентство по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией арестовало по обвинениям в мошенничестве одного из адвокатов Саидова Фахриддина Зокирова. 3 ноября он был освобожден по амнистии.

В марте по делу о взятке был арестован известный адвокат-правозащитник Шухрат Кудратов, также занимавшийся делом Саидова. Ранее он представлял интересы известных людей и независимого информагентства «Азия-Плюс». 15 июля, за несколько дней до ареста, он разослал обращение к НПО, СМИ и дипломатическим представительствам в Таджикистане, в котором говорилось о продолжающихся преследованиях адвокатов Саидова.

Власти периодически блокировали доступ к независимым сайтам, государственное телекоммуникационное агентство продолжало периодически издавать предписания о блокировании ряда сайтов, включая Gmail, Facebook и таджикскую службу Радио Свобода.

В октябре власти страны, в связи с намерением оппозиционной «Группы 24» провести митинг в Душанбе, за несколько дней до планируемой даты заблокировали по всей стране интернет и мобильную связь.

Февральское решение суда по иску против «Азия-Плюс» - ведущего независимого информационного ресурса Таджикистана – стало ударом по свободе выражения мнений в стране . Суд в Душанбе за статью редактора Ольги Тутубалиной «Неинтеллигентно об интеллигенции» обязал газету и ее редактора опубликовать опровержение и выплатить истцам 30 тыс. сомони (примерно $6.100) за посягательство на «честь, достоинство и деловую репутацию».

По аналогии с Россией и Кыргызстаном, в ноябре Министерство юстиции внесло законопроект, в случае принятия которого НПО будут обязаны декларировать гранты, полученные от иностранных доноров, с внесением их в государственный реестр.

В Отчете также отмечено, что в рамках проекта строительства Рогунской ГЭС должно быть переселено более 42 тысяч человек. Начиная с 2009 года, правительство уже переселило 1,5 тысячи семей. Однако несмотря на обещания соблюдать международные стандарты в области переселения, охраняющие права переселяемых лиц, правительство не обеспечивает семьям вынужденных переселенцев необходимую компенсацию, из-за чего многие семьи сталкиваются с серьезными проблемами доступа к жилью, продовольствию, воде и образованию.

Теперь о пытках, которые нередко используются для принуждения к даче признательных показаний. 19 января 34-летний Умеджон Тоджиев, член оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана, умер в тюремной больнице в Худжанде на севере страны. 2 ноября 2013 года он получил тяжелые травмы, когда якобы выпрыгнул из окна третьего этажа здания милиции в Исфаре. Его адвокат и родственники утверждают, что он выпрыгнул, не выдержав трехдневных пыток в милиции, включая электрошок, удушение пластиковым пакетом, жестокие побои и лишение сна.

Уделено внимание в Отчете и задержанию на два месяца сотрудниками Госкомитета национальной безопасности ученого и известного блогера Александра Содикова (Садыкова), когда тот интервьюировал одного из лидеров майских выступлений в Хороге (Горный Бадахшан). Изначально власти отказывались признать даже факт задержания, однако после активной международной кампании власти Таджикистана разрешили Содикову и его семье выехать из страны и вернуться к работе над кандидатской диссертацией за рубежом.

Несмотря на отмену еще в 1998 году уголовной ответственности за однополые сексуальные отношения, ЛГБТ подвергаются самым различным проявлениям дискриминации и гомофобии.

В 2014 году власти Таджикистана сохраняли жесткие ограничения свободы религии, включая религиозное обучение. По всей стране подавляется несанкционированное преподавание ислама, власти привлекают за это к административной ответственности, контролируют содержание проповедей и массово закрывают незарегистрированные мечети.

Узбекистан

Как несложно предположить, в 2014 году заметных улучшений в удручающей ситуации с правами человека в Узбекистане не наблюдалось. Авторитарный президент Ислам Каримов, уже четверть века остающийся у власти, по-прежнему продолжал использовать разветвленный аппарат госбезопасности для контроля и преследований реальных и мнимых оппонентов. Власти подавляют все формы свободы выражения мнений и не допускают существования никакой организованной политической оппозиции, независимых СМИ, свободных профсоюзов, независимых гражданских организаций или свободы религии.

Ради сохранения репрессивного режима правительство держит за решеткой по политически мотивированным обвинениям тысячи человек – правозащитников и оппозиционных активистов, журналистов, верующих, деятелей культуры и других предполагаемых критиков власти. В числе лишенных свободы исключительно за мирную реализацию своего права на свободу выражения мнений - 14 правозащитников. Это Азам Фармонов, Мехринисо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Исроилджон Холдоров, Гайбулло Джалилов, Нуриддин Джуманиязов, Матлюба Камилова, Ганихон Маматханов, Чуян Маматкулов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Бобомурод Раззоков, Фахриддин Тиллаев, Акзам Тургунов.

Еще пятеро – журналисты: Солиджон Абдурахманов, Мухаммад Бекджанов, Гайрат Михлибоев, Юсуф Рузимурадов, Дилмурод Саидов.

Четверо – оппозиционные активисты: Мурод Джураев, Самандар Куканов, Кудратбек Расулов, Рустам Усманов.

Трое – независимые религиозные деятели: Рухиддин Фахриддинов, Хайрулло Хамидов, Акрам Юлдашев.

Еще семеро – те, кого правительство считает критиками власти или свидетелями андижанской бойни 13 мая 2005 года, когда правительственными войсками были убиты сотни протестующих: Дилором Абдукодирова, Ботирбек Эшкузиев, Бахром Ибрагимов, Даврон Кабилов, Эркин Мусаев, Даврон Тоджиев, Равшанбек Вафоев.

В январе милиция задержала и оштрафовала независимого фотографа Умиду Ахмедову, ее сына и еще пятерых человек, которые пришли к украинскому посольству на мирный пикет в поддержку «Евромайдана». Ахмедову с сыном отпустили на следующий день; по меньшей мере, троим из остальных дали по 15 суток административного ареста.

В марте, после предварительного следствия без соблюдения процессуальных гарантий суд в Ташкенте приговорил правозащитников Фахриддина Тиллаева и Нуриддина Джуманиязова к лишению свободы больше чем на восемь лет по сфабрикованным обвинениям в торговле людьми. 14 ноября «Фергане» стало известно, что заключенный правозащитник Джуманиязов был госпитализирован в тяжелом состоянии в связи с обострением сахарного диабета и отправлен на лечение в Сангород (УЯ 64/18 в Ташкенте).

Также власти произвольно добавили срок лишения свободы правозащитнику Ганихону Маматханову, отбывавшему пять лет по политически мотивированным обвинениям в мошенничестве.

В июне правозащитник Абдурасул Худойназаров умер спустя всего 26 дней после освобождения из колонии, отбыв больше восьми лет из девятилетнего срока. Он был освобожден в тот же день, когда тюремные врачи диагностировали у него запущенный рак печени. Худойназаров сообщил правозащитным группам, что с момента лишения его свободы в 2006 года ему постоянно отказывали в просьбах об оказании медицинской помощи.

В июне суд города Ташкент по обвинениям, включая «угрозу общественной безопасности», приговорил к штрафу в размере 100 минимальных зарплат (примерно $3200) журналиста Саида Абдурахимова, пишущего под псевдонимом Сид Янышев для запрещенного в Узбекистане информагентства «Фергана».

В сентябре руководство ташкентского аэропорта не впустило в страну Фирузу Хуррамову, жену эмигрировавшего оппозиционного активиста Баходира Чориева, и ее сына, прилетевших в Ташкент из США, где они в настоящее время проживают. После задержания на несколько часов власти объявили, что Хуррамова и ее сын «лишены гражданства», и депортировали их в Турцию.

Не наблюдается в Узбекистане и улучшений в борьбе с пытками и в местах досудебного содержания. В ноябре 2013 года Комитет ООН против пыток, ссылаясь на различные решения Европейского суда, признал, что «использование пыток и жестокого обращения в отношении лиц, помещенных под стражу в Узбекистане, является «систематическим», «безнаказанным» и «поощряемым» сотрудниками правоохранительных органов и служб безопасности». Применяемые методы включают избиение дубинками и пластиковыми бутылками с водой, подвешивание за запястья и лодыжки, изнасилование, сексуальные унижения.

Как сообщил HRW адвокат осужденных активистов Нуриддина Джуманиязова и Фахриддина Тиллаева, в январе 2014 года власти во время допроса загоняли последнему иголки между пальцами рук и ног, чтобы принудить к признанию по сфабрикованным обвинениям.

В отчете также затронута тема андижанских событий. В частности, отмечается, что на протяжении почти десяти лет правительство Узбекистана не дает согласия на независимое расследование тех событий и преследуют всех предполагаемых свидетелей, а также тех, кто пытается говорить о них публично. Так, в 2014 году было подтверждено, что в 2012 году власти произвольно добавили восемь лет к 10-летнему сроку Дилором Абдукодыровой, которая была очевидцем андижанских событий.

Интервью сотрудников HRW с гинекологами из Узбекистана подтвердило информацию о стерилизации узбекских женщин. Врачи утверждали, что Минздрав РУз дает некоторым врачам установку на определенное число принудительных стерилизаций в месяц без информированного согласия пациентки и в небезопасных медицинских условиях. Здесь подробный материал «Ферганы» о том, как это происходит.

По поводу принудительного труда детей «Фергана» писала десятки материалов. HRW подтверждает, что организуемый государством принудительный труд детей и взрослых в хлопководстве по-прежнему широко распространен. Каждую осень власти отправляют на сбор хлопка более двух миллионов взрослых и школьников. Под международным давлением правительство в 2014 году сократило, по сравнению с 2013-м, масштабы мобилизации детей младших возрастов, однако компенсировало это за счет привлечения большего числа старших детей и взрослых.

В заключительной части отчета, касающейся Узбекистана, отмечается, что сотрудничество страны с правозащитными механизмами ООН можно охарактеризовать, как одно из самых худших. На протяжении последних 12 лет правительство игнорирует запросы на посещение страны от всех 11 тематических механизмов и отвергает практически все рекомендации по улучшению ситуации с правами человека со стороны международных органов.

Туркменистан

Почти ничем не отличается от Узбекистана и Туркменистан, где в 2014 году вопиющая ситуация с правами человека не претерпела никаких реальных изменений. Президент, его семья и личное окружение сохраняют полный контроль над всеми аспектами общественной жизни. Правительство категорически не признает свободы ассоциации, выражения мнений и религии, страна закрыта для внешнего контроля. Родственники десятков людей, отправленных за решетку во время массовых арестов в конце 1990-х – начале 2000-х годов, не имеют никакой официальной информации о судьбе близких.

Репрессивная политика государства крайне осложняет работу неправительственных организаций. Гражданские активисты и журналисты, в том числе в эмиграции, а также их семьи, живущие в стране, постоянно подвергаются риску репрессий со стороны властей. В мае президент Гурбангулы Бердымухамедов подписал новый закон об общественных объединениях, в котором прописано, что аннулировать регистрацию или приостановить деятельность НПО может только суд, но не Министерство юстиции. Однако Минюст сохраняет длинный список оснований для отказа той или иной НПО в регистрации.

В столице продолжаются произвольные выселения из домов, сносимых под строительство памятников, гостиниц и офисных зданий. Жители, многие из которых имеют жилье в собственности, нередко не получают заблаговременного уведомления о неизбежном сносе и вынуждены соглашаться на переселение в государственный жилой фонд меньшей стоимости на окраинах.

По-прежнему остается неизменным полное отсутствие свободы СМИ в Туркменистане. Государство контролирует практически все печатные и электронные СМИ, доступ в интернет ограничивается и жестко контролируется государством, заблокирован доступ ко многим социальным сетям и сайтам, в том числе к зарубежным информационным ресурсам. Известно, что правительство отслеживает интернет-трафик и телефонные переговоры.

По информации Туркменской инициативы по правам человека, в июне сотрудники госбезопасности прилагали значительные усилия для сокрытия сведений о падении на жилой район близ Мары самолета ВВС Туркменистана (летчик и стажер погибли). Жителей соседних домов, как утверждается, заставили дать подписку об ответственности за «разглашение государственной тайны».

Российский сотовый оператор МТС – единственный конкурент государственного оператора «Алтын Асыр» - столкнулся с проблемами получения лицензии на стандарт 3G, внедрение которого позволило бы повысить качество доступа в интернет. В октябре МТС удалось запустить новую сеть, однако на момент подготовки данного обзора оставалось неясным, насколько она окажется работоспособной при ограниченной пропускной способности магистральных каналов.

Продолжается ограничение права граждан на выезд из страны, для чего власти используют неофициальную систему произвольных запретов, обычно применяемую в отношении гражданских активистов и родственников политэмигрантов. Например, в апреле власти не выпустили в Стамбул Руслана Тухбатуллина, который собирался навесить своего брата Фарида, возглавляющего Туркменскую инициативу по правам человека.

Бывший директор государственного объединения «Туркмен Алтары» («Туркменские кони») Гельды Кяризов, отправленный за решетку в 2002 году по обвинениям в злоупотреблении должностным положением и помилованный президентом в 2007 году, получил отказ в выезде за рубеж на лечение.

В июне 2013 года миграционная служба объявила о намерении выдавать всем гражданам Туркменистана биометрические паспорта, в том числе – держателям также и российских паспортов, выданных после июня 2003 года. Однако, по информации Туркменской инициативы по правам человека, в апреле 2014 года миграционная служба приостановила выдачу биометрических паспортов лицам с двойным гражданством, хотя некоторым, как утверждается, удавалось получить новый паспорт за взятку. При этом с июля 2013 года выезд заграницу разрешен только по биометрическому паспорту.

Кроме того, в Туркменистане также продолжается использование детского труда при сборе хлопка. Как обнаружило «Радио Свобода», в 2014 году на сбор хлопка под надзором учителей и чиновников местной администрации было отправлено рекордное количество детей, иногда – младше минимального разрешенного законом трудоспособного возраста - 16 лет.

Относительно свободы вероисповедания в Отчете отмечено, что законодательно запрещена деятельность незарегистрированных групп или общин, несколько религиозных общин годами не могут получить регистрацию. В 2014 году вступил в силу новый кодекс об административных правонарушениях, который увеличил штрафы за участие в незарегистрированной религиозной деятельности.

По прошествии больше десяти лет после арестов и показательных процессов, происходивших во время нескольких волн репрессий при прежнем президенте Сапармурате Ниязове, больше десяти человек остаются жертвами насильственного исчезновения.

В их числе - бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов, его брат Константин, а также бывший посол Туркменистана в ОБСЕ Батыр Бердиев. В 2014 году HRW получила неподтвержденную информацию о том, что несколько человек из пропавших умерли в местах лишения свободы.

Правительство продолжает использовать лишение свободы для сведения политических счетов. Точное число лиц, лишенных свободы по политическим мотивам, установить невозможно в условиях непрозрачности судебной системы и отсутствия независимого мониторинга таких дел. За решеткой по политически мотивированным обвинениям оставались диссидент Гульгельды Аннаниязов и бывший начальник Госпогранслужбы Тиркиш Тырмыев. В мае Мансур Мингелов, отбывающий 22-летний срок по нескольким ложным обвинениям, объявил трехнедельную голодовку, требуя нового суда.

Серьезнейшей проблемой остаются пытки. В обнародованном в 2014 году докладе коалиции независимых правозащитных групп «Покажите их живыми!» приводилось описание пыток в тюрьме Овадан-тепе, окруженной завесой секретности, где, как считается, содержатся многие из осужденных по политическим мотивам.

В сентябре прошел ежегодный диалог по правам человека между ЕС и Туркменистаном. Европейской стороной поднимались вопросы пыток и недозволенного обращения, насильственных исчезновений и ограничений прав на свободное выражение мнений, на свободу ассоциации и на свободу религии. Итоги переговоров, если таковые вообще имели место, публично не озвучивались.

* * *

В течение всего прошлого года «Фергана» фиксировала все нарушения, о которых писали правозащитники Human Rights Watch. Мы специально в очередной раз обращаем на них внимание в надежде, что и власти стран Центральной Азии задумаются о ситуации в своих странах.

Подготовила Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




Новости партнеров