11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Экономист Елена Кузьмина - о ЕАЭС, санкциях, рейтингах и о том, зачем все это нужно

С 1 января начал функционировать Евразийский экономический союз России, Казахстана и Белоруссии; 2 января к нему присоединилась Армения. При этом на границе России и Белоруссии восстановлены таможенные посты, в Казахстане звучат голоса о необходимости ограничить ввоз российских товаров. В чем смысл этой межгосударственной структуры, как она может работать в ситуации экономического кризиса, если курс рубля упал, а Россия получила «мусорный» инвестиционный рейтинг, как вообще можно строить экономические союзы странам, где не уважают право собственности и нет экономического суда, - «Фергана» поговорила с зав. сектором экономического развития постсоветских  стран Центра  постсоветских исследований Института экономики РАН Еленой Кузьминой.

- С 1 января начал официально функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Что это означает реально? Что нового появилось по сравнению с Таможенным союзом?

- С 1 января на территории ЕАЭС признаются дипломы о высшем образовании, выданные в странах-членах, - все, кроме педагогических, медицинских и фармацевтических, но это сразу оговаривалось. Педагогическое образование связано с национальной идеологией, а в медицине и фармакологии у наших стран есть разница в стандартах.

Граждане Казахстана, Белоруссии и Армении имеют право работать в РФ без патентов. В Казахстане журналисты уже пытаются заявить о новой проблеме: мол, Россия сейчас вымоет из страны все мало-мальски значимые образованные трудовые ресурсы. И действительно, зарплаты в России выше, чем в Казахстане, несмотря ни на что, и какая-то часть казахстанской интеллигенции едет работать в Россию: по статистике ФМС, количество казахских граждан в России немного увеличилось. Но не так критично, как об этом пишут казахстанцы.

За время существования Таможенного союза количество совместных российско-казахских предприятий в Казахстане выросло с четырех тысяч до 16 с лишним. Правда, говорят, что в полную меру на территории Казахстана работают чуть более пяти тысяч, но налоги-то все эти СП платят в Казахстане, поскольку там зарегистрированы, - оказалось, так и выгоднее, и удобнее для тех, кто работает в приграничных районах.

Это то, что уже реально работает.

Приняты документы, регулирующие некоторые вопросы транспортной инфраструктуры, и это тоже будет работать, в том числе, и на машиностроение.

- Что имеется в виду?

- Речь идет, в первую очередь, о тарифах на железнодорожные перевозки, для Казахстана это важнейший момент. Казахи довольно много везут грузов по российской территории - и хотели бы платить по внутрироссийскому тарифу, который ниже той цены, что они сегодня платят. И нашему, российскому бизнесу из Сибири дешевле и быстрее везти грузы в Европу или к Тихому океану через Казахстан, чем через центральную часть России, так что вопрос единого тарифа для ЕАЭС очень важен.

Но есть масса вещей, которые только координируются: мы фактически пытаемся создать единое - как минимум, скоординированное - экономическое пространство, чтобы установить бизнесу общие правила игры. Речь идет и о транспорте, и о торговле, финансах, промышленном развитии стран, таможне…

- Про таможню не могу не спросить. На границе с Белоруссией восстановлены таможенные посты. В Казахстане звучат голоса о необходимости восстановить таможню - или, как минимум, ограничить ввоз некоторых товаров из России… Это не крах Таможенного союза и других договоренностей?

- Мне проще сказать по Казахстану, потому что я занимаюсь Казахстаном. Проблема в чем? Рубль упал почти в два раза по отношению к тенге. Это привело к тому, что казахстанцы, особенно из приграничных регионов, стали закупать товары в России. Наиболее ярко это отразилось на автомобилях: в приграничных районах Казахстана и Белоруссии в декабре не продали ни одного легкового автомобиля, люди покупали в России - и очень радовались, что они в Таможенном союзе.

Но если говорить не о конкретных людях, а о стране в целом, то казахская экономика значительно привязана к российской, и здесь возникло серьезное проседание. Национальная палата предпринимателей сделала заявление, что на некоторые виды товаров нужно ввести таможенные ограничения. Главная проблема была в том, что в Казахстан пришли более дешевые российские товары, и бизнес - в основном, мелкий и средний, - стал терпеть убытки и закрываться.

Министерство национальной экономики РК ответило на заявление Палаты, что в соответствии с Договором ЕАЭС государства-члены не применяют во взаимной торговле ввозные и вывозные таможенные пошлины и не имеют права на меры тарифного регулирования и специальные антидемпинговые компенсационные меры. Но поскольку вопрос, действительно, очень серьезный, то Министерство напомнило, что в стране есть Дорожная карта развития бизнеса, где прописаны возможные компенсации и льготы, и что все проблемы, возникающие у казахстанского бизнеса, можно решить в рамках внутринациональных программ.

И уже 27 января правительство и Национальная палата предпринимателей договорились, что создадут Центр обеспечения заказами отечественного бизнеса. Мелкий и средний казахстанский бизнес, особенно машиностроительный и агропромышленный, будет допущен к госзаказам, хотя раньше это была прерогатива крупных национальных компаний, госкорпораций.

Еще есть план по поддержке промышленных предприятий на 2015 год, и там прописаны и другие виды государственной помощи, например, в конвертации валютных займов производителей, если те не имеют валютной выручки. Т.е. если предприниматель взял кредит в валюте, а продает товар внутри страны, т.е. нет валютной выручки, ему помогут. Кроме того, изменяются тарифы на услуги железной дороги, электричество, товарный газ - за счет чего казахские товары станут дешевле. Это все на 2015 год, однако специалисты полагают, что такая помощь потребуется в течение трех лет, не меньше.

Сейчас Палата предпринимателей провела мониторинг, обсудила со всеми предприятиями, какие есть проблемы в основных отраслях, и казахстанская делегация на встрече премьер-министров стран ЕАЭС собиралась поставить эти вопросы. Власти говорят, что необходимо искать решение проблем в ходе переговоров, давайте лишь немного ограничим ввоз отдельных товаров: автомобилей, мяса птицы, аккумуляторов, строительной арматуры, яиц…

- Российские яйца дешевле казахских?

- Да. Возможно, Казахстану пойдут навстречу, хотя я не думаю, что вопросы будут решены полностью. У казахов ведь тоже есть товары, которые благодаря падению рубля улучшили свои показатели, например, некоторые стройматериалы стали дешевле российских: некоторые виды кирпича, арматуры, трансформаторов, краски, полиэтиленовые трубы… «Казинвест» (Агенство по инвестициям) в конце 2014 года провел исследование, которое опубликовали в январе. Казахстан экспортирует в страны ЕАЭС 715 товарных позиций, и помимо традиционных позиций (металлы и зерно) поставляют готовую продукцию: трансформаторы, аккумуляторы, кондитерские и мясные изделия, удобрения. Спад коснулся, в основном, изделий из металлов - но на металлы, как и на нефть, упали мировые цены. В остальном рынок остался казахским.

- ЕАЭС завязан на рубль? Или на доллар?

- Предполагалось, что мы постепенно перейдем к оплате в национальных валютах и начнем двигаться к созданию валютного союза.

- Единая валюта?

- Да, но в очень дальней перспективе, к 2025 году - предполагалось, что к этому времени союз начнет работать полностью. Правда, оговаривалось, что это «возможно», но не факт.

Затем произошла ситуация с антироссийскими санкциями и контрмерами, атака на российский рубль в ноябре-декабре, упала цена на нефть - а Казахстан так же страдает от падения цен на нефть, как и Россия. Единственное - у них национальная программа сразу была рассчитана на 60 долларов за баррель, а у нас была заложена цена значительно выше. Казахи подстраховались. Но сейчас баррель ниже $60, и хотя после падения рубля в Казахстане не произошло резких скачков национальной валюты, но в феврале прошлого года у них была сильная девальвация, и специалисты считают, что в Казахстане кризис будет, но позже, он просто отложен. И он будет не так связан с падением рубля, сколько с падением цены на нефть, и для них это очень серьезный вопрос.

Ведь что бы ни говорили о российской экономике, она значительно диверсифицированней и потому стабильней, чем казахская: у нее есть отрасли промышленности, серьезные и экспортоориентированные. Это, как минимум, космос (даже при всех его современных особенностях), есть машиностроительные производства, и не только военной направленности.

И настрой властей всех стран-участников - сохранить ЕАЭС. Он экономически целесообразен, хотя его и пытаются политизировать. Это целесообразность не сиюминутная, а долгосрочная.

Вообще главная задача ЕАЭС - развитие промышленности. Если это будет решено, считайте, что Союз выполнил свою задачу. Есть 19 отраслей, которые мы намерены развивать вместе, из них машиностроительных, если не ошибаюсь, 12. Тут и сельхозмашиностроение, и вагоностроение, и космические технологии.

Но если Россия и Белоруссия нуждаются в модернизации машиностроительной промышленности, то Казахстан занимается индустриализацией, которую он в одиночку провести не может, только в рамках Союза - это и проще, и эффективней. Нельзя сказать, что они были сельскохозяйственной страной, у них были свои производства, - но все равно Казахстану предстоит серьезная работа.

Поэтому по каждому производству и предприятию казахам придется договариваться - возможно, и на уровне Евразийской экономической комиссии, которая остается рабочим органом ЕАЭС.

- Что это значит?

- Решать вопросы по тарифам, координировать действия по каждому наименованию товаров, по каждой позиции…

- Но это же невероятно громоздкий механизм…

- Да. Но это живой организм. Почему и переговоры идут сложно, медленно и аккуратно.

- И все равно быть в ЕАЭС выгодно? Несмотря на громоздкость механизма принятия решений?

- Конечно. А кому нужны наши товары, если все мировые рынки сбыта уже поделены? Я говорю не только о российских товарах. Для мировой экономики мы все выгодны в одном качестве: качаем ресурсы, и они идут через третьи страны транзитом. Мы - сырьевой придаток. Но у Казахстана сейчас не заработало ни одного нового месторождения, они фактически дошли до предела добычи. Хорошо, откроют Кашаган, хотя это открытие снова отложили. Но инвесторы должны получить прибыль и вернуть свои деньги, и первое время Казахстану пойдет лишь небольшой процент, несмотря на изменение законов о недропользовании.

Хорошо, продали нефть, газ. Остался уран, который, кстати, в основном покупают Россия, Япония и Китай. А дальше что? Развиваться можно, только если будет развит промышленный сектор, и Нурсултан Абишевич, с моей точки зрения, это хорошо понимает и делает все возможное для промышленного развития Казахстана.

- Снижение рейтинга РФ до «мусорного» насколько повлияет на инвестиционный климат в Казахстане?

- Казахстану тоже снизили рейтинг, хотя и не так, как России. Идет стабильный кризис. Но вы говорите о снижении рейтинга агентством Standard & Poors, которое является дочерней компанией американского МакГроу Хилл (The McGraw-Hill Companies, Inc.). А китайское рейтинговое агентство Dagong дало России очень высокий рейтинг - «А плюс», и это позволило «Газпрому» выставлять свои ценные бумаги на гонконгской бирже в юанях, а гонконгская биржа - третья в мире. Казахстан достаточно серьезно, на двусторонней основе, торгует с Китаем в юанях. Это вообще мировой процесс переформатирования финансовой системы, и там возникает очень много вопросов.

Нурсултан Абишевич Назарбаев на последнем совещании по программам развития на 2015 год сказал, что правительство будет заниматься дедолларизацией, - то же, что сказали и в Москве. Как и мы, казахи значительно увеличили запасы золота в прошлом году.

- При этом, несмотря на заявления о дедолларизации, казахские банки неохотно дают кредиты в тенге.

- Неохотно. Казахские банки еще достаточно сильно связаны с долларом. Хотя казахстанская банковская система связана и с Россией, сильнее всех стран СНГ. Дочернее предприятие Сбербанка входит в четверку крупнейших банков Казахстана.

Но сегодня доллар пытаются подвинуть как единственную резервную валюту, а юань идет быстрыми темпами. И я не могу оценить сейчас, хорошо это или плохо для наших экономик, но мы движемся достаточно быстро от «только доллара и евро» в сторону юаня.

- Если Китай дал хороший рейтинг, а Америка - «мусорный», мы можем говорить о переориентации инвесторов? Европейцы не придут, а азиаты - придут?

- Да. Но переход от доллара к юаню несет очень большие риски: договоренности с Китаем, как правило, не очень прозрачны, и сложно понять, на каких условиях входит инвестор. Китай - партнер, который умеет стребовать свое, когда ему нужно. Оптимальным вариантом было бы равномерное распределение валютных запасов: и доллары, и юани, и евро, и собственная валюта… Путин же говорит, что нужно яйца хранить в разных корзинах.

И еще вопрос, получается ли у нас Евразийский союз, если мы идем в сторону Китая, и не уходим ли мы в другую организацию, например, в ШОС. И хотя Россия и считается партнером, уравновешивающим Китай в ШОС, - это не совсем так. Да и собственно ШОСовских проектов никаких не проводится, кроме учений по безопасности…

- Да, там только двусторонние договоренности стран с Китаем - «под зонтиком» ШОС.

- Но по мировым стандартам это не может считаться ШОСовскими проектами. Этот двусторонние проекты.

- Я вернусь к вопросу о санкциях. Насколько западные санкции против России и ответные антисанкции обрушат ЕАЭС? Россия имела право, будучи членом ЕАЭС, вводить запрет на транзит европейских товаров в одностороннем порядке?

- Вы говорите как дилетант. Каждая из стран ЕАЭС имеет право на беспошлинный провоз только наших собственных товаров.

- Но допустим, поляки ввезли свои яблоки на территорию Белоруссии, заплатив пошлину за въезд на территорию Таможенного союза. Они же заплатили пошлину?

- Да. Но на эти яблоки наложен запрет в РФ. Ввезли в Белоруссию - вот и ешьте их в Белоруссии. Другое дело, если ты хочешь эти яблоки провезти дальше под видом белорусских, - вот это нельзя. Нельзя просто перебить ценник, нужно что-то сделать с этими яблоками, как-то переработать, чтобы они стали белорусским товаром. Но, все же люди, все пытаются заработать… Запреты прописаны, все оговорено законодательно, нужно, чтобы законы исполнялись, причем во всех странах. И есть структуры, которые должны за этим следить.

В Союзе не может быть так, что одна сторона во всем выигрывала, а другая - во всем проигрывала. Чтобы что-то получить, придется что-то отдать.

- В заявлении об экономической программе Казахстана на 2015 год, которое висит на сайте премьера, ни слова нет про Евразийский союз, там нет даже слова «евразийский». Почему?

- Это самая наша большая проблема, и Евразийская комиссия об этом говорит очень давно. Все национальные программы стран ЕАЭС рассматривают интересы национальных экономик, не указывая общих возможностей в рамках ЕАЭС.

У России есть «Программа 2030», которую пока никто не отменил. Там написано, что нашими важнейшими союзниками и партнерами являются страны, которые строят Таможенный союз и Единое Экономическое пространство, но главная наша задача - модернизация промышленности, а основные возможности модернизировать нашу промышленность - это сотрудничество с западными высокотехнологичными компаниями и закупка западных высоких технологий.

- С чем связано отсутствие прописанной в программах ориентации на ЕАЭС?

- С неповоротливостью чиновничьей системы и сильным сопротивлением извне и внутри. Хотя большинство политиков понимает, что выгоднее быть вместе, - все равно тормозят процесс. И вообще - зачем что-то делать, если можно ничего не делать? Это общая черта.

- Мне начинает казаться, что Евразийская экономическая комиссия становится политическим инструментом, вроде «Роспотребнадзора», который в зависимости от конъюнктуры запрещает то грузинские вина, то белорусскую молочку, то украинские конфеты. ЕЭК, например, в конце января продлила антидемпинговую меру против украинских стальных кованых валков до 2019 года, установив таможенную пошлину аж 26%, поскольку украинская продукция значительно дешевле таких же валков из третьих стран-импортеров. Казалось бы, почему не брать дешевле? Раз все равно покупаем у третьих стран?

- Надо бы мне глазами это все прочесть. Возможно, антидемпинговые меры принимаются, чтобы рынок не стал полностью украинским, а может, внутри ЕАЭС есть небольшое внутреннее производство этих же валков, которое нужно поддержать… Не могу сказать. Но в любом случае, ЕЭК - надгосударственная структура, и она не может не быть политической, но речь идет об экономической политике.

- Поднять пошлины для украинских товаров - не политика?

- Экономическая. Они же не переходят от экономических действий к политическим, ЕАЭС не ведет общей внешней политики, ЕЭК не затрагивает вопросы внутренней и внешней политики стран.

Понятно, что Украину пытаются заставить сотрудничать со странами ЕАЭС по единым правилам. Изначально же у всех стран-членов ЕАЭС были хорошо развитые двусторонние отношения с Украиной. Она входила в первую пятерку партнеров Белоруссии и Казахстана, а для России Украина была крупнейшим экономическим партнером в СНГ. Почему посредниками в разрешении украинского кризиса выступают сегодня Назарбаев и Лукашенко? Не потому же, чтобы заработать себе какие-то ордена миротворцев? Их страны несут серьезные потери от этого кризиса.

- В России сейчас уровень отката 70%, мне предприниматели называли эту цифру. В Казахстане, думаю, тоже высокий, хотя и не так, там другая структура экономики…

- Да. Думаю, самый низкий уровень коррупции в ЕАЭС - в Белоруссии, хотя там тоже есть.

- Если когда-нибудь все громоздкие вопросы ЕАЭС будут скоординированы, позиции согласованы и подписан колоссальный объем документов, - как это все будет работать, с таким уровнем общей коррупции?

- Не так эффективно, как хотелось бы. Коррупцию нужно сокращать. Как - не могу сказать.

- Коррупция - общая черта стран-членов ЕАЭС. Как и неуважение права собственности, отсутствие независимого экономического суда, рейдерство. Парадоксальная мысль - а вдруг эти характеристики окажутся объединяющим фактором наших экономик, и ЕАЭС заработает?

Елена Кузьмина
Зав. сектором экономического развития постсоветских стран Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Елена Кузьмина
- Логически - да, возможно. Но как бы одинаковы ни были наши страны в негативных вопросах - в случае конфликтов между компаниями бизнес обращается в международный европейский арбитраж. Да, сейчас создается Евразийский арбитраж, но туда придут, только если будет гарантировано право собственности. И это очень большой вопрос.

- Но в ЕврАзЭС ведь был свой арбитраж?..

- Евразийский арбитражный суд пытаются создать именно на базе суда, что был при ЕврАзЭС. Но там мало кто судился, предприятия и собственники предпочитали решать вопросы в международных арбитражах, исходя из своих финансовых или политических возможностей.

- Так если нет уважения права собственности, нет суда, если коррупция зашкаливает, - какой смысл строить громоздкую надгосударственную структуру?

- Обязательно нужно, причем параллельно другим процессам. Многие говорят: давайте в доме сначала порядок наведем, а потом будем строить межгосударственные структуры. Но у нас нет времени ждать. Ситуация в мировой экономике и политике такова, что нас всех покромсают на куски и раскидают в разные стороны (я имею в виду все постсоветское пространство), мы так и останемся сырьевым придатком, если не начнем уже сейчас развивать промышленность и собственные рынки сбыта для своей же продукции, - а это, повторю, эффективней и легче делать сообща. Сейчас уже невозможно идти поступательно, все должно происходить одновременно - и параллельно.

Беседовала Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА