22 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Амир Тимур: Смерть, изменившая историю

Лицо Тамерлана, восстановленное по черепу антропологом Михаилом Герасимовым в 1941 году после вскрытия могилы великого полководца

Шестьсот десять лет назад, 18 февраля 1405 года, в азиатском городе Отрар скончался мужчина примерно семидесяти лет, что по меркам того времени очень много. Эта ожидаемая, но все-таки неожиданная для многих смерть едва ли не моментально изменила политическую ситуацию на половине пространства Азии. И, вполне возможно, спасла от гибели молодую в ту пору китайскую династию Мин. Умершим был Амир Тимур (Темур), Тамерлан, «Железный хромец», «Гураганский зять». Самый могущественный завоеватель со времен Чингиз-хана. Создатель огромной империи. Полководец, не знавший поражений. На юге Казахстана он и сейчас один из самых обсуждаемых исторических деятелей наряду с Чингиз-ханом, а в Узбекистане он и вовсе считается национальным героем.

Его имя широко представлено в географии, только в Южно-Казахстанской области есть село Тамерлановка, станция Тимур, Тамерлановское шоссе… Возведенные по его повелению шедевры архитектуры до сих пор украшают Самарканд, Бухару, Туркестан и другие города региона.

А пирамиды из человеческих черепов, тоже возведенные по его повелению, давно рассыпались в прах, но остались в памяти человечества как один из самых мрачных символов жестокости. Есть версия, что именно по мотивам его деяний Василий Верещагин написал великое полотно «Апофеоз войны».

Происхождение героя

Прежде чем говорить о последствиях смерти завоевателя, вспомним, кем он был и как достиг величия.

Людей, как правило, интересует, прежде всего, этническая принадлежность великих. И народы современные спешат поделить знаменитых предков между собой. В случае с Тимуром вроде все ясно - ныне он национальный герой Узбекистана. Но беда в том, что практически ни одного современного этноса в пору жизни Тимура не существовало, а сам он называл себя монголом из племени барлас. И его не смущало то, что племя это к тому времени тюркизировалось, да и говорил он по-тюркски.

Но единственным объективным критерием этнического происхождения может служить только самосознание индивидуума.

Кстати, монголами считали себя и внук Тимура - знаменитый астроном и неудачливый политик и правитель Улугбек, и его дальний потомок Бабур, последний тимурид, безуспешно воевавший против узбеков Шейбанидов (они тоже не были еще узбеками в современном определении этого этноса) и основавший в далекой Индии империю Великих Моголов.

Штрихи к биографии

Мы не будем подробно останавливаться на бурной биографии Амира Тимура, но главные вехи отметить необходимо, тем более что вокруг нее возникло немало домыслов.

Портрет Амира Тимура, созданный по описанию испанского посла де Клавихо
В фантазиях одного популярного южноказахстанского писателя Тимур родился в Туркестане, а полжизни провел на Казгурте (небольшой горный кряж в сорока километрах к югу от Шымкента). И ведь многие в это поверили.

На самом деле родился он приблизительно в 1335 году в селении Ходжа Ильгар, неподалеку от города Шахрисабза, в семье барласского бека эмира Тарагая. И здесь сразу надо отметить, что барласы хотя и считали себя монголами и ставили выше тюрков, но, не являясь чингизидами, претендовать на ханский титул не могли ни при каком раскладе.

Единый улус Чагатая к тому времени распался. В регионе царила смута. Юный Тимур с детства оказался вовлечен в политику и войну.

В 18 лет у него появляется собственная дружина. Он казакует, то есть попросту разбойничает. Этот период заканчивается в 1361 году, когда Тимур поступает на службу к Тоглук-Тимуру - хану Моголистана. В 25 лет его назначают правителем города Кеш.

Но ханская служба тяготит. Тимур заключает союз с эмиром Хусейном, женится на его сестре-чингизидке и становится «Гураганским зятем» (Гураган – родной город эмира Хусейна). Это был дальновидный ход. И хотя он не давал права на титул хана, но значительно поднимал престиж Тимура в социальной иерархии.

На протяжении четырех лет - с 1361 по 1365 годы - союзникам везло. Правда, именно в этот период Тимур был тяжело ранен в правую руку и правую ногу, с тех пор всю жизнь хромал, за что получил прозвище Тимурленг (Тамерлан) – Тимур-хромец, или «Железный хромец». Пострадавшая рука больше не могла держать меч. Вскоре правитель Моголистана разгромил союзников, и они бежали в Балх (современный Афганистан).

Весной 1366 года союзники вернулись в Мавераннахр, коварно перебили всю знать Самарканда и захватили этот город. В 1370 году Хусейн был убит одним из приближенных Тимура. Местные беки признали «Железного хромца» своим правителем, но на престол пришлось сажать подставного хана-чингизида. И началась полоса завоеваний.

В 1388 году к владениям Тимура был присоединен Хорезм, до того считавшийся территорией Золотой Орды. Так был брошен вызов самой могущественной империи того времени. В 1395 году Золотая Орда полностью разгромлена, при этом Тимур сознательно разрушает ордынские города, чтобы сделать ее полноценное возрождение невозможным. Тактика себя оправдывает, оправиться от погрома через полвека смогла только Астрахань.


Современная территория, входившая в состав империи Амира Тимура

В 1399 году покорен Иран. По примеру Чингизхана Тимур переселяет в Мавераннахр искусных ремесленников. Жители Исфахана, посмевшие противиться воле Тимурленга, уничтожены буквально поголовно. «Каждый воин должен был доставить Тимуру определенное количество голов, однако не все воины решились убить такое большое количество мирных мусульман и предпочли уплатить за голову по 20 кебекских динаров», - сообщает придворный историк завоевателя Шарафаддин Али Йезди. По данным хронистов, так было собрано 70 тысяч голов, из которых сложили пирамиды. Тут стоит вспомнить знаменитую картину Василия Верещагина «Апофеоз войны».

Тогда же завоеван Кавказ. 1398-1399 годы - поход в Индию. Армия Делийского султана разгромлена, уничтожено 100 тысяч пленных. Тимур с огромной добычей возвращается в Самарканд.

И вновь война - на этот раз с Османами и Египтом. В 1402 году произошла битва при Анкаре: османы разгромлены, султан Баязид I Молниеносный захвачен в плен и умер в железной клетке. Эта война на полстолетия отсрочила гибель Византии. В ней же войсками Тимура убито 90 тысяч жителей Багдада.

Итак, вечная война. Страшная даже по меркам того времени жестокость и наступившая старость не умеряли пыла и амбиций Тимура. Кстати, воевал он, практически, только с единоверцами - мусульманами.

Оборотная сторона личности

Те, кто сегодня воздвигают Тамерлану памятники и провозглашают его национальным героем, возможно искренне не помнят о его жестокости и о том, что по современным меркам он - настоящий военный преступник. Но время было другое, да и кто сейчас читает хронистов той эпохи? А дожившее до наших дней наследие Тимура наглядно демонстрирует другую сторону его натуры - созидательную. В постоянных победоносных войнах награблено было столько, что появилась возможность вложить это богатство в увековечивание блеска новой мировой империи, и Тимур ее не упустил. Его интерес к искусству странным образом сочетался с его жестокостью.

Столица Тимура Самарканд должна была стать величайшим и красивейшим городом мира. Привлеченные щедростью Тимура, сюда стекались люди искусства и науки. Приближенный шейх Береке «молитвой старался подкрепить то, что делал Тимур мечом». Тамерлан был ревностным мусульманином. Своего рода памятником его благочестию стал мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави в Туркестане, включенный в список всемирного наследия человечества ЮНЕСКО.

Но вернемся к Самарканду. Испанский посол Руи Гонсалес де Клавихо, гостивший у Тимура около полугода, писал: «На северный берег Амударьи пропускали всякого кто хотел. Однако покинуть Мавераннахр и переехать на южный берег Амударьи никто без разрешения не мог – так сильно боялся Тимур потерять хотя бы одного человека, способного к ремеслу». Подавляющее большинство этих ремесленников жили в столице.

Чтобы подчеркнуть величие Самарканда, его пригороды получили названия столиц других стран - Каир, Дамаск, Багдад, Париж.

Перечислять построенные при «Железном хромце» архитектурные шедевры не будем, они хорошо известны и привлекают в Узбекистан массу туристов. Но отметим еще один парадокс. Человек, начинавший как разбойник, грабивший караваны, особо заботился о безопасности купцов.

А теперь – туда, где произошло событие, послужившее поводом к написанию этой статьи.

Во дворце Бердибека

В 1405 году Отрар был большим для своего времени городом, он на удивление быстро оправился от монгольского нашествия. Уже через полвека после разрушения города там чеканились монеты. Во времена Тимура он, конечно, не мог соперничать с Самаркандом, но был центром процветающего оазиса, образованного слиянием рек Сырдарья и Арысь.


Городище Отрар

Нынешние площади орошения здесь куда меньше, чем те, что были в XV веке, и представить, каким был город, глядя на плоское городище Отрар-тобе, сложно. Но вот чудо: относительно недавно археологи обнаружили главную площадь города рубежа XIV-XV столетий, а на ней - основание соборной мечети и дворца наместника того самого Бердибека, у которого в период сбора войска и жил Тамерлан.

Мы никогда не узнаем, о чем они говорили. Как и причину смерти Тимура.

Ему казалось, что лишь одна страна не узнала еще его силы, – Китай. Такой же сказочный, как Индия, которую Тимур сумел поставить на колени и сказочно на этом обогатился. Значит, то же самое надо проделать и с Китаем. Он далеко и войска его многочисленны. Но для тюркских коней нет непреодолимых расстояний. А армия Тимура еще никому не уступала на поле боя.

Если бы не смерть полководца.

А что же в это время происходило в Китае? Здесь утвердилась династия Мин, к 1405 году правил третий император этой династии Чжу Ди. Человек по степени жестокости равный Тимуру, хорошо знавший военное дело и проводивший активную внешнюю политику. Собственно, империя Тимура была единственным государством, с которым минские послы вели себя на равных. Всех прочих соседей они считали вассалами Поднебесной.

Благодаря активной внешней политике китайцы, скорее всего, знали о приготовлениях Тимура и могли выставить против него армию, вдвое превосходящую по численности войска «Железного хромца». Ветеранов Тимура, закаленных в битвах, это, конечно, не могло остановить. Но и рассчитывать на завоевание Китая Тимур не мог. Да, скорее всего, и не хотел.

А вот повторить индийский вариант мог, тем более что добыча обещала быть богатой. Так что этот поход для Тимура был, скорее всего, символом того, что последний из соседей, еще не изведавший силу его армии, вынужден будет признать его могущество. Для самой империи Мин поражение, пусть и временное, могло означать даже смену династии, как в Китае бывало не раз.

Но Тимур умер, и столкновения мусульманского мира с Китаем не произошло. В том же 1405 году император Чжу Ди организовал грандиозную морскую экспедицию во главе с евнухом Чжэн Хэ. Началась китайская экспансия в страны Южных морей.


Гур-Эмир - мавзолей Амира Тимура в Самарканде

А империя Тимура стремительно разрушалась. Уже через 95 лет после смерти «Железного хромца» его потомки утратили Мавераннахр, который был занят кочевыми узбеками Шейбани-хана. И лишь один из них - потерявший родину Захириддин Мухаммад Бабур - сумел завладеть новыми землями и в 1526 году основал в Индии могучую империю Великих Моголов.

Алексей Гончаров (Шымкент. Казахстан)

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА