23 Февраль 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

Колонка Сергея Дуванова: О Рахате Алиеве и его бесславном конце

25.02.2015 10:28 msk, Сергей Дуванов (Казахстан)

Политика Казахстан Криминал Анализ Интересные люди Суд

Наверное, нет более противоречивой персоны в казахстанской политике, чем Рахат Алиев. Своим взлетом этот молодой врач-гинеколог обязан исключительно тому, что оказался зятем президента.

Став членом семьи Нурсултана Назарбаева, он получил карт-бланш на многое, что простым смертным в Казахстане было абсолютно не доступно. И использовал он это в полной мере. Начал с сахарного бизнеса, который он быстро и не особо заморачиваясь на правовые формы, прибрал к рукам, став казахстанским «сахарным королем». С тех пор за глаза его так и называли - Сахарный.

С 1996 начинается его карьера на государственной службе в должности заместитель начальника казахстанской налоговой полиции. А это, если кто не знает, «золотое дно» в казахстанской коррупционной системе. Через три года он становится начальником Комитета национальной безопасности Алматы, а затем и вторым лицом КНБ страны. В то время он уже контролировал весь политический сыск в Казахстане, а заодно использовал служебное положение в своих интересах, участвуя в рейдерских захватах понравившегося бизнеса.

Получив огромные властные полномочия и используя покровительство и поддержку тестя, Рахат Алиев успешно продвигал своих людей на важнейшие государственные посты. К 2000 году он контролировал большую часть силовых структур государства, имел влиятельных сторонников в правительстве, серьезное лобби в парламенте и самый мощный в стране медиахолдинг.

Чувствуя свое всесилие и безнаказанность, Рахат Алиев активно повел наступление на бизнес своих конкурентов, «отжимая» у них самые прибыльные и успешные проекты. В итоге влиятельные казахстанские политики и предприниматели были вынуждены объявить войну могущественному и наглому зятю президента. Им удалось собрать серьезный компромат и выложить его самому Назарбаеву. Из этой информации явствовало, что Алиев, по сути, готовил государственный переворот, планируя стать президентом вместо Назарбаева.

После того как специальная проверка подтвердила правдивость этой информации, Алиева отстранили от должности в КНБ, началась чистка его людей из структур власти, были взяты под контроль его медиа-ресурсы. Самого Алиева разгневанный тесть определил в службу собственной безопасности, чтобы он всегда был на глазах и при нем. Однако по прошествии некоторого времени гнев правителя сменился на милость, и Алиев был назначен послом в Австрию и представителем Казахстана в ОБСЕ.

В мае 2007 года против Рахата Алиева было выдвинуто обвинение в организации убийства двух банкиров. В тот же день он был смещен со всех постов. В ответ Рахат Алиев объявил о переходе в оппозицию к президенту Назарбаеву.

С того момента начинается противостояние Ак-орды и Рахата Алиева, выразившееся в войне компроматов. Заочный суд, состоявшийся в Казахстане, признал Алиева государственным преступником, назначив ему в общей сложности 40 лет лишения свободы. Алиев в ответ организовал мощнейший вброс материалов против президента и его ближайшего окружения. Кроме того им была подготовлена и издана книга «Крестный тесть», раскрывающая многие тайны и теневые стороны казахстанской власти и серьезно компрометирующая самого Назарбаева.

Все попытки казахстанского правосудия заполучить Алиева - вернуть его на родину - разбивались о норму международной конвенции, запрещающей Австрии выдавать преступников в страны, где применяются пытки и отсутствует справедливое правосудие.

Понятно, что сам Алиев все обвинения в свой адрес отвергал, объясняя их политически мотивированными и заявляя о себе, как об оппозиционере. Однако при всем том, что формально его деятельность в эмиграции выглядела как политическое оппонирование режиму, Рахата Алиева сложно назвать именно политическим оппонентом Назарбаева. По сути, он так и остался человеком, поссорившимся с Назарбаевым и защищающим свои шкурные интересы, прикрываясь высокими словами о демократии и заявляя о противостоянии авторитарному режиму.

Теперь непосредственно о том, что произошло в венской тюрьме.

Самоубийство - это пока лишь только официальная версия. Другая версия - его могли убить, инсценировав самоубийство. По крайней мере, она здесь вполне уместна и имеет право на существование.

Известно, что за ним охотились казахстанские спецслужбы, по крайней мере, об этом говорил сам Алиев и его адвокаты. Нужно понимать, что не просто так Алиев перебрался с Мальты в австрийскую тюрьму. Ему стало известно что-то такое, после чего он решил, что самым безопасным в его ситуации местом может быть венская тюрьма. Очень логично предположить, что сесть в тюрьму этот человек решился именно перед угрозой физического устранения. И, похоже, он действительно располагал информацией о том, что его кто-то «заказал». В этой ситуации тюрьма воспринималась как шанс уцелеть. Но, кажется, он просчитался и его достали и там.

Как можно убить человека в австрийской тюрьме? Думаю, это вопрос сугубо финансовый. Не бывает неподкупных людей - бывает мало денег. Насколько большими деньгами располагали те, кому было выгодно, чтобы Алиева не стало – это вопрос риторический? Понятно, что за деньгами дело не стояло. Цена вопроса диктовала предложение, соответственно, проблема была сугубо техническая – найти тех, кому эти деньги были нужны.

В пользу этой версии говорит, то, что уже в самой тюрьме Рахату Алиеву, по словам его адвокатов, угрожали. Он рассказывал им об этом, более того, предупреждал, что расправиться с ним хотят именно в душе. Известно, что именно из-за этих угроз несколько недель назад Рахата перевели из камеры, где он содержался с другими заключенными, в одиночку.

По словам адвокатов Алиева, душевное состояние их подзащитного на последнем свидании абсолютно не предвещало такого исхода - самоубийства. Он был в нормальном состоянии, активно и заинтересованно обсуждал детали предстоящего судебного процесса и то, как он там будет выступать. Процесс должен был состояться на другой день.

Стоит обратить внимание и на то, что, по данным адвокатов, прямо на предстоящем процессе некоторые из приглашенных из Казахстана свидетелей планировали попросить в Австрии политическое убежище. Если это соответствует действительности, то можно предположить, что именно это могло оказаться одной из причин, заставивших главного фигуранта этого процесса замолчать навсегда. Как известно, «нет человека – нет проблем». Со смертью Алиева все проблемы Астаны исчезают как утренний туман.

Еще одна деталь, работающая против версии самоубийства. По словам директора тюрьмы, в которой содержался Рахат Алиев, у администрации этого учреждения не было никаких оснований рассматривать казахстанского «гостя» как человека, способного на самоубийство. Что позволило им перевести его в камеру с одиночным содержанием. На мой взгляд, это достаточно серьезный аргумент, позволяющий еще больше усомниться в версии о самоубийстве. Не бывает так, чтобы человек вдруг с бухты-барахты самоликвидировался. Даже у самого странного самоубийства должна быть прелюдия.

Сюда же можно добавить письмо Рахата Алиева, опубликованное буквально накануне его смерти на оппозиционном казахстанском сайте «Республика», в котором видно, что писавший его человек полон уверенности, что сегодняшние его трудности будут преодолены и его время еще настанет.

Таким образом, из двух имеющихся в нашем распоряжении версий более убедительно выглядит та, которая говорит, что уйти из жизни Алиеву скорее всего помогли. Версия о самоубийстве в свете тех аргументов, которые я привел, выглядит менее достоверно и убедительно.

Сергей Дуванов (Алматы)



  • Социальные сети

     

    Youtube-канал «Ферганы»

    Youtube-канал «Ферганы»