12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Малый бизнес в Узбекистане: Оболгали, засудили и ограбили

На фото: Стопка отписок, полученных Еленой Агибаловой и Динарой Латыповой от чиновников

«Фергана» неоднократно писала о том, что на протяжении длительного времени две смелые ташкентские предпринимательницы Елена Агибалова и Динара Латыпова продолжают оспаривать абсурдные и противоречивые решения судебных органов, настаивая на том, что стали жертвами произвола из-за нежелания «отстегивать» коррумпированному руководству Госпитального (Мирабадского) рынка Ташкента (Узбекистан).

Об их проблемах через интернет уже известно всему свету, при визитах в Аппарат президента или омбудсмена их встречают по имени-отчеству, но кроме банального сочувствия, ничего не предлагают.

Впрочем, некоторые успехи в этой неравной борьбе все же есть. Например, согласно постановлению надзорной инстанции судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда от 12 декабря минувшего года, из четырех статей КоАО РУз, незаконно «пришитых» в декабре 2013 года несговорчивым предпринимательницам судом Мирабадского района под председательством судьи М.С.Матчанова, официально отменена статья 195 (неподчинение милиции).

Данный прецедент – уникальное явление в узбекской судебной практике. Раз Верховный суд пошел на признание сознательной судебной «опечатки», значит, у него не было выбора.

Выселили и обобрали

Конфликт ташкентских предпринимательниц с аппаратом госчиновников продолжается с осени 2013 года. Сначала их засудили по четырем статьям административного кодекса, затем, лишь бы умерить активность «хулиганок», под надуманным предлогом отказали в пролонгации договора и, напоследок, весной 2014-го, в сопровождении целой группы судоисполнителей, представителей милиции и администрации рынка бесцеремонно выпроводили с места трудовой деятельности, незаконно отобрав товар и дорогостоящие личные вещи. Без предоставления надлежащим образом составленных актов-протоколов, отчета оценочной комиссии, описи товарных ценностей по артикулам и прочего, а главное - в отсутствие решения суда о конфискации.

С каждым днем это противостояние все сильнее набирает обороты, поскольку до сих пор неизвестно, где находятся «конфискованные» (читай - украденные) вещи: качественное женское белье, обувь, меховые изделия, детские книги и канцтовары десятков наименований российского производства, - общая стоимость которых составляет не одну сотню миллионов сумов.

Тем не менее, оставшиеся сегодня без средств к существованию Агибалова и Латыпова свободны от каких бы то ни было денежных обязательств перед государством. За время вынужденного бездействия (только с января по апрель 2014 года), несмотря на отказ со стороны дирекции Госпитального рынка продлить договор аренды, они заплатили на двоих в бюджет одних только налогов с пенями в размере 88 минимальных окладов! Хотя для этого, говорят они, пришлось продать из дома все, что можно, и влезть в крупные долги.

Куда только ни обращались подруги за восстановлением своих прав и с требованием вернуть незаконно изъятую из магазинов собственность. Хотя закон гарантирует субъектам предпринимательства судебную защиту, право обжалования в суд незаконных решений госорганов, действий (бездействия) должностных лиц, - чиновники, словно по договоренности, штампуют в ответ бессмысленно-противоречивые, а порой и просто абсурдные «филькины грамоты». Если судить по некоторым этим отпискам, товар уже якобы возвращен владельцам, а дело давно закрыто. Картина маслом.

Заместитель премьера начинает. Выиграет ли?

В середине прошлого декабря, спустя ровно год после первого судебного заседания по сфабрикованным обвинениям над Еленой и Динарой, им впервые удалось достучаться до чиновника высокого уровня - до председателя Комитета женщин республики (КЖУ), заместителя премьер-министра Эльмиры Боситхановой.

В отличие от многих своих соратников, Боситханова довольно решительно взялась за защиту загнанных в угол и ограбленных женщин. Сказала, что доложила премьеру Мирзияеву о критической ситуации вокруг малого бизнеса - вместе с Агибаловой и Латыповой на прием к ней пришли еще несколько предпринимателей со схожими историями.

Глава КЖУ хорошо понимала, что дисциплинированные и грамотные в вопросах бизнес-законодательства женщины абсолютно правы, но их отовсюду «отфутболивают.

«Учитывая, что за более чем годовалый срок ни один из бесчисленных должностных лиц так ни разу и не удосужился вмешаться в нашу ситуацию, поступок Эльмиры Эркиновны, действительно, впечатляет, - говорят предпринимательницы. – Мы отправили килограммы обращений о помощи в десятки органов власти (только письменных жалоб нами было отправлено около трех тысяч экземпляров – казан плова можно было бы сготовить!), но в ответ либо получали отписки, либо нам сообщали, что наши жалобы были спущены «на рассмотрение» к тем, на кого жалуешься. Вот такая игра в «помощь» - больше года уже».

Спустя пару дней по настоянию главы КЖУ состоялась встреча сторон конфликта на Госпитальном (Мирабадском) рынке, в присутствии нового хокима Мирабадского района, хотя руководство рынка сопротивлялось, как могло.

Директору «Госпиталки» Уктаму Отабоеву, организовавшему в сговоре с чиновниками преследование Латыповой и Агибаловой за их отказ платить директору и налоговикам наличными, со стороны Боситхановой было указано «мирно урегулировать инцидент, не привлекая к нему третьих лиц, и дать возможность трудоустроиться безработным предпринимательницам». В противном случае Эльмира Эркиновна предупредила, что «поднимет всю подноготную этого дела», шитого белыми нитками.

Однако, судя по всему, требования заместителя премьер-министра для Уктама Отабоева ровным счетом ничего не значат. Ведь по сей день все осталось по-прежнему – неправомочные судебные решения в отношении Агибаловой и Латыповой не отменены (не считая статьи 195), незаконно изъятый товар не возвращен, рабочие места предпринимательниц не восстановлены.

Как рассказали Латыпова и Агибалова, зампремьера, посетив место конфликта, лишний раз убедилась в «круговой обороне» должностных лиц. Несмотря на личное присутствие в кабинете высокой гостьи, директор Госпитального Уктам Отабоев вел себя дерзко, практически отказался отвечать на вопросы, в частности, о местонахождении незаконно конфискованных товаров. Всем своим видом базарком и его подчиненные (налоговики Рузиев, Шомаксудов, юрист «Госпиталки» Ярмаматов) хотели показать, что распоряжения зампремьера для них не указ.

Чиновникам закон не писан

Лишь после личного звонка зампремьера перед измученными женщинами открылись доселе непробиваемые двери кабинета главного налоговика страны – Ботира Парпиева. Хотя им еще недавно, по неизвестно чьему указанию, было категорически запрещено даже близко подходить к зданию Налогового комитета. Да что там комитета! Сотрудники редакции газеты налоговиков «Солик-инфо» - и те откровенно признались, что им дана команда «не подпускать» близко «опасных» женщин. Но кто дал такую команду, не сказали.

Когда Елена и Динара в кабинете Парпиева рассказали печальную историю своего разорения, в том числе и роли, которую сыграли в ней налоговики, тот хмуро задал единственный вопрос: «В Генпрокуратуру тоже обращались?» На этом высокая аудиенция завершилась, ничего утешительного женщинам не пообещали. Ответа, увы, нет и по сей день, хотя уже два месяца прошло. Как нет ответа и от первого зама председателя ГНК Юлдашева, хотя к нему был нанесен уже второй визит 20 января сего года.

Впрочем, в Узбекистане давно процветает практика игнорирования обращений заявителей, и многие органы власти, в нарушение Закона РУз «Об обращениях граждан» не замечают жалоб. Как, например, упорно не желал отвечать по существу вопроса на обращения двух пострадавших предпринимательниц виновник их бед, директор ОАО «Миробод дехкон бозори» Уктам Отабоев. Оставили их жалобы без рассмотрения такие всемогущие структуры, как Служба безопасности страны, Государственный налоговый комитет, Генпрокуратура (ни одного решения, ни одного протеста!)… Видимо, посчитав ниже собственного достоинства отвечать на слезные просьбы женщин, «доставших» их своими требованиями следовать букве закона.

Увы, госчиновники и депутаты, которые по долгу службы обязаны были защищать пострадавших от произвола, напротив, продолжают совершать должностные преступления, проявляя солидарность с нарушителями закона и прикрывая их темные деяния.

Зная об этом, прежде чем нанести очередной визит к министру МВД Ахмедбаеву, Елена и Динара снова заручились специально подготовленным письмом-пропуском от Комитета женщин. На тот случай, чтобы их ненароком не развернули с порога…

Украсть – украли, а вернуть поджилки трясутся?

На вопрос о местонахождении украденного у Агибаловой и Латыповой товара и его законном возврате до сих пор нет адекватного ответа.

«То мы узнаем, что директор Отабоев хранит наш якобы конфискованный товар в подвале на территории рынка, то нам говорят, что он у судоисполнителей. А 4 февраля мне позвонили якобы от хокима Мирабадского района, что мы должны забрать остатки своего имущества у некоего судоисполнителя Сергелийского района по имени Шерзод, что уже нонсенс, - с возмущением рассказывает Елена. - А буквально на днях хозяйственный суд передает нам на руки бесценный документ – фиктивный акт без наших подписей, составленный на узбекском языке директором Отабоевым в день нашего выселения и конфискации товара – 21 апреля. Там черным по белому написано, что мы, оказывается, в тот день были выселены с территории базара… со своим товаром! До сих пор остается тайной, почему этот факт сотрудники хозсуда решили обнародовать только спустя 10 месяцев? Нервы не выдержали или боятся скандального финала?»

Пострадавшие женщины утверждают, что им не раз по почте приходили уведомления из Департамента судебных исполнителей при Минюсте, в частности, 14 октября прошлого года, где говорилось, что вещи по сомнительному «акту приема-передачи» находятся у таких-то судебных исполнителей, а где конкретно и у кого – не сообщалось. Не так давно к Агибаловой домой даже заявился лично некий судоисполнитель по фамилии Зияев с требованием «пойти и забрать остатки товара». Стало быть, виновные хотят как можно быстрее замести следы своего преступления? Кстати, выражение «украденный товар» принадлежит формулировке Ташгорхозсуда – наконец-то они это признали как факт.

Правильно негодуют Елена с Динарой: с какой это стати они должны мчаться за «остатками» товара, если сам процесс изъятия частного имущества напоминал скорее бандитский наезд? На требование выдать полную опись и оценочное заключение конфискованного только спустя почти год им был предоставлен несвежий и небрежно исписанный лист бумаги с множественными исправлениями-каракулями и странными обобщениями, типа «…и другие вещи».

И если чиновники «рекомендуют» забирать лишь «остатки» товара, то где, простите, основная часть вещей? Где соответствующая документация об их реализации (где, зачем, на какие цели)? Наконец, где деньги? По истечении 8 месяцев на разблокированных банковских счетах Агибаловой и Латыповой значится нулевая сумма – уже год и четыре месяца, как им не дают возможности заниматься предпринимательской деятельностью. А на расчетном счету судебного департамента до сих пор «висят» 2.900.000 сумов, которые потребовали 21 апреля судоисполнители у предпринимательниц якобы в обмен на «возврат товара». Говоря иначе, и имущество украли, и деньги не вернули…

Нелепостей, допущенных неадекватными действиями чиновников, в этой невеселой истории предостаточно. Вот еще один «феноменальный» пример (к вопросу о неправомочности изъятия имущества), о котором рассказала Елена: «21 апреля нас принудительно выселяли целых восемь судоисполнителей, не считая сотрудников милиции и администрации «Госпиталки» во главе с Отабоевым. Всю эту вакханалию погрузки наших вещей в огромные баулы и вывоза за пределы магазинов мы с мужем и Динарой снимали на камеру. Как можно подтасовывать факты, утверждая, что, дескать, мы уехали с товаром, если доказательства обратного  налицо?! Когда нас попросили поставить подписи под их якобы «актом» об изъятии на узбекском языке, мы, разумеется, отказались - мало ли что там написано. Но потом они все стали ссылаться на статью 73 («Исполнение исполнительного документа о выселении должника») Закона Руз «Об исполнении судебных актов и актов иных органов».

По утверждению Елены, судебные исполнители Ш.Зияев, Т.Ахметов и другие использовали эту статью, чтобы скрыть факт кражи. Согласно закону, данная статья может быть применена лишь в том случае, если должник отсутствует на месте. А выселяемые Агибалова и Латыпова с утра 21 апреля не только присутствовали, как и положено, на своих рабочих местах, протестуя против неправомочного выселения, но еще и вели видеозапись всего скандала. Судоисполнители даже сделали у себя пометку о том, что «виновные отказались от подписи». Где ж тут логика?..

Отвод всем судьям

Хозяйственный суд г.Ташкента, который рассматривал дело Агибаловой и Латыповой, допускает непонятные ляпы, одно его решение противоречит другому. К примеру, в ответе временно исполняющей обязанности заместителя председателя хозяйственного суда И.О.Аббасовой (от 07.07.2014 г.) говорится, что Агибаловой и Латыповой «отказано в решении вопроса о пролонгации договора». Но по истечении семи месяцев, когда их уже выгнали с территории рынка по сфабрикованным обвинениям, отобрав вещи, суд вдруг вспоминает об их просьбе и письменно уведомляет, чтобы женщины явились для положительного решения интересующего вопроса.

Отсутствует логика и в ответе хозсуда заявительницам от 12 августа 2014 года, где пишут о необходимости «обязать вернуть украденный товар», затем почему-то начинают делать задний ход, утверждая, что «факт кражи имущества не имел места».

Об этом сообщается в письме за подписью председателя Высшего хозсуда К.Камилова от 23 января текущего года, со ссылкой на доводы начальника отдела Главного управления по контролю за деятельностью рынков и торговых комплексов города Ташкента Р.Раимова. Оказывается, законопослушные предприниматели Агибалова и Латыпова сами виноваты во всем, так как «своими действиями препятствуют работникам органа государственной налоговой службы в выполнении ими своих функциональных обязанностей, а также занимаются распространением клеветы и создают конфликтные ситуации». Это о вполне законных требованиях предпринимательниц вносить арендную плату в казну государства, а не в карман чиновников.

Сильный, однако, довод должностного лица, заинтересованного в избавлении от «проблемных» субъектов хозяйственной деятельности, для того, чтобы отказать им в объективном расследовании конфликта. В свете происходящего становится понятно, почему чиновник такого ранга, как Раимов, снизошел до личной «просьбы» к руководству Мирабадского РУВД «разобраться с поведением» предпринимательниц, ратующих за добросовестное исполнение налоговой политики.

Кстати, в этом же письме сказано, что «имущество арендаторов… передано на ответственное хранение доверенному лицу ОАО «Миробод дехкон бозори». В последующем указанное имущество… выставлено на торги, на которых часть имущества была реализована, а поступившие денежные средства направлены на погашение задолженности арендодателем». О какой задолженности идет речь – ни слова, нет по данному случаю и документального подтверждения. По настоящее время нет также  определения хозсуда на наложение ареста на имущество.

«Имея даже малейшую задолженность, разве мы бы смогли спокойно «разгуливать» по инстанциям с жалобами? Нас бы давно уже «скрутили» за неуплату, - говорит Елена. – 28 апреля, буквально через неделю после кражи нашей частной собственности и личных вещей (телефона, видеокамеры, паспорта, патента, пакета с ценными документами, денежных средств – 1.200.000 сумов, банковского терминала и кассового аппарата), попросив у близких родственников-россиян материальную помощь, я лично погасила задолженность перед бюджетом, заплатив разово 5 миллионов 700.000 сумов с пенями».

И вдруг Минюст по своей инициативе подготовил исковые заявления в хозсуд о пролонгации договора аренды, но уже на новый 2015 год, на том же Госпитальном рынке. Что это? Повод, чтобы замести следы? Мол, забудем о старых грехах, работайте дальше? Похоже, все это произошло не без доброго соучастия директора Департамента судебных исполнителей РУз Холмухамедова, являющегося к тому же заместителем министра юстиции.

Устав от бездеятельности и издевательств чиновников, Агибалова и Латыпова, согласно статье 17 ХПК, в ноябре минувшего года подали отвод всему составу хозсуда, а также написали заявление в Генпрокуратуру о возбуждении уголовного дела в отношении ряда сотрудников Ташгорхозсуда и Высшего хозяйственного суда. Но на адекватный ответ вряд ли стоит надеяться.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА