13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбеки в Одессе: Торгуют фруктами и вкусно кормят

Казан с пловом в кафе «Андижан», Одесса. Фото © ИА «Фергана»

Как и в советские времена, по-прежнему русскоязычная Одесса всегда славилась своей интернациональностью, хотя раньше считалось, что это большей частью еврейский город. После распада СССР в начале девяностых годов прошлого века большинство евреев из Одессы уехали – кто в Израиль, кто в США или Европу, и именно тогда вдруг выяснилось, что здесь проживают практически все народности, населявшие Союз: прежде всего украинцы, затем русские (хотя сейчас мало кто скажет наверняка, кого больше), соседи-молдаване и белорусы, кавказцы, ну и выходцы из Средней Азии, причем большинство из них – узбеки.

И я даже не говорю о тех узбекистанцах, кто так или иначе попал в этот город в советские времена или сразу после их окончания, их уже можно причислить к коренным одесситам, поскольку даже выговор у них теперь одесский. Речь пойдет о нескольких сотнях (по моим скромным подсчетам) этнических узбеков, которые переехали в Одессу в последнее десятилетие.

Тут логично возникает вопрос: а почему именно в Одессу и вообще в Украину? Ведь страной наиболее плотного заселения узбекистанцами, равно как и всеми выходцами из Средней Азии, традиционно считается Россия, где заработки, как минимум, вдвое выше и куда до войны и сами украинцы не брезговали ездить на заработки. Трудно сказать, почему. Возможно, потому, что изначально, то есть с момента обретения республиками бывшего Союза независимости, конкуренции здесь было меньше. Я говорю о тех отраслях, где предпочитают работать азиатские гастарбайтеры.

Нет-нет, речь не идет о работе в сфере жилищно-коммунального хозяйства, то есть дворниками – лично я в Одессе ни одного дворника-узбека не встречал. В этом городе узбеки прочно заняли свою нишу. Вернее, две: торговля на местных рынках сухофруктами и работа поварами в многочисленных узбекских кафе и ресторанах.


Кафе «Ташкент самса» на пляже Ланжерон. Фото © ИА «Фергана»

Скажу сразу: из постсоветских азиатов в Одессе большинство - именно узбекское. Я каждый год бываю, и иногда подолгу, в этом южном городе, и ни разу не встречал в нем казахов или киргизов. Однажды на «Новом рынке» познакомился с одним таджиком, и он вместе с узбеками торгует сухофруктами, делит с ними съемное жилье, при этом общаются они между собой на смеси узбекского и таджикского языков, так что он для них совершенно свой.

Также однажды в местном «вузгородке» (улицы Пастера, Торговая и Дворянская, где расположено большинство одесских вузов) познакомился с тремя туркменами, которые на платной основе учатся в педагогическом институте, где преподавание для всех иностранцев ведется на английском языке. Эта троица, с грехом пополам говорящая на русском, всё пыталась у меня выведать, можно ли устроиться куда-нибудь на работу – в свободное от учебы время. Из чего я сделал вывод, что туркмен в Одессе очень мало, и говорить о наличии здесь их национальной диаспоры не приходится. В противном случае вопросов о работе бы не возникло.

А вот узбеков так много, и все они друг друга знают, регулярно общаются, помогают соотечественникам с работой и жильем, что присутствие узбекской диаспоры в Одессе – налицо.

Жизнь на базаре

Итак, сначала о работе на рынках. По словам молодых ребят-узбеков, стоящих за прилавками на «Новом рынке» и на самом известном и большом одесском базаре «Привоз», они всего лишь торгуют, а вот поставками сухофруктов, орехов, миндаля, фисташек и специй занимаются старшие – их отцы и дяди. Причем все эти продукты везут не только из Средней Азии, но и из Турции, Арабских Эмиратов и даже Китая. Бизнес совершенно легальный: везут товар в больших фурах, оформляя все необходимые таможенные и прочие документы.

Хотя продавцы и пробалтываются, что на всех границах по пути следования фур у их взрослых родственников есть прочные «завязки».

Проживают узбеки большими коммунами по 10-12 человек, преимущественно в съемных трех-четырехкомнатных квартирах, находящихся неподалеку от рынков, при этом умудряются снимать жилье очень дешево: по словам 21-летнего Гайрата с «Нового рынка», приехавшего из Самарканда, трехкомнатная квартира в историческом центре города ему и многочисленным коллегам обходится всего лишь в три тысячи гривен, независимо от постоянно растущего курса доллара. То есть на сегодняшний день это чуть меньше 130 долларов США.


Гайрат. Фото © ИА «Фергана»

С легализацией в Украине у этих ребят, по их словам, проблем не возникает. По украинскому законодательству, иностранец имеет право находиться на территории этой страны не более 90 дней в течение полугода, то есть по истечении этих почти трех месяцев он обязан выехать, а вернуться сможет лишь по прошествии еще трех месяцев.

По словам того же Гайрата, он примерно так и поступает: после трех месяцев жизни в Одессе едет на родину. Однако в родном Самарканде проводит не более двух недель – этого срока ему вполне достаточно для того, чтобы вдоволь насладиться встречей с родственниками и друзьями. А затем он вновь через Киев едет в Одессу, и на пограничном контроле у него никаких проблем почему-то не возникает – его благополучно пропускают в Украину.

Еще проще его земляку и другу с того же «Нового рынка», 20-летнему Шахбозу: тот еще два года назад, когда Крым был украинским, летал в Одессу через Симферополь. В Крыму познакомился с местной 18-летней украинкой. Та прониклась судьбой молодого, симпатичного узбека настолько, что согласилась фиктивно и бесплатно выйти за него замуж. Тем более что вступать в брак по-настоящему она еще лет десять не планировала – отчего же не помочь азиатскому другу.

Тут надо пояснить, что по украинским миграционным законам иностранец, вступив в брак с гражданкой Украины, может получить временный, сроком на год, вид на жительство. Спустя этот год, если брак не распался, иностранец вновь подает документы на временный вид на жительство, выдаваемый еще на год. А вот по истечении двух лет в браке он уже имеет право на постоянный вид на жительство, и получив его, смело может разводиться.

Шахбоз уже дважды получал временный вид на жительство, и теперь подает документы уже на постоянное проживание в Украине, а затем планирует развестись.


Шахбоз. Фото © ИА «Фергана»

К слову, не появись в жизни Шахбоза столь бескорыстная девушка, он все равно имел бы возможность фиктивно жениться - правда, на другой девушке и уже за деньги: в Одессе множество юридических контор, оказывающих эту услугу иностранцам за три тысячи долларов.

Хотя вряд ли мой собеседник на это бы пошел, как не согласен так тратить деньги и его друг Гайрат: заработанного на рынке каждому из них хватает на сытую жизнь, плюс переводы домой – мамам, плюс регулярные поездки на родину. Но скопить три тысячи и потом потратить их в одночасье на такое - выше их понимания и не укладывается в голове. Ведь на эти деньги их семьи в Самарканде могут безбедно жить целый год.

На вопрос Шахбозу, почему он предпочитает Одессу, скажем, Киеву – столице, где денег можно заработать больше, он отвечает:

- Нравится мне здесь: город небольшой, тепло, летом – море. Хороший город…

Общепит – главное призвание?

Узбекских кафе и ресторанов в Одессе так много, и еда в них приготовлена с соблюдением всех национальных традиций настолько качественно, что ни один узбекистанец, приехавший в Одессу, никогда не соскучится по настоящей узбекской кухне.

В меню таких заведений присутствуют почти все блюда национальной кухни: плов готовится в настоящих казанах, привезенных из Узбекистана, шурпа варится из баранины, лагман делается отнюдь не из покупных макарон, а нарезается и тянется вручную. Также в наличии всегда манты и самса, приготовленная, правда, не в тандыре, а в электропечи. В ней же, за отсутствием тандыров, пекутся и лепешки – пожалуй, это единственный пункт в меню, далекий от совершенства.


Ресторан «Айва» в Одессе. Фото © ИА «Фергана»

В Одессе успешно работают и никогда не пустуют несколько сетей узбекских кафе и ресторанов, в частности, «Айва» и «Андижан», хозяевами которых являются выходцы из Узбекистана. Повара - тоже узбеки.

По словам Хикматуллы, шеф-повара кафе «Андижан», расположенного в самом сердце Одессы – на улице Дерибасовская, всего в городе три точки питания с таким названием: два кафе и ресторан, у которых один хозяин. Благодаря ему несколько лет назад одесситы узнали о существовании Андижана - родного города как самого предпринимателя, так и всех поваров его сети.

Хикматулле 25 лет, семь из которых он на постоянной основе проживает в Одессе и работает поваром. Своему искусству молодой человек научился в Андижане, окончив там кулинарный техникум.

Хикматулла здесь нелегал, поскольку не имеет вида на жительство, да и не стремится его получить. Однако это не мешает ему жить безбедно. По его словам, он в месяц зарабатывает, по меньшей мере, 800 долларов, что для Одессы, особенно сейчас, во время войны на востоке, – огромные деньги. За жилье он не платит, проживая с несколькими земляками в квартире, которую для них снимает хозяин сети «Андижан».


Кафе «Андижан» на Дерибасовской в Одессе. Фото © ИА «Фергана»

Цены на продукты в Одессе, относительно цен в Узбекистане, низкие чрезвычайно – здесь вполне можно, ни в чем себе не отказывая, прожить одному на 100 долларов в месяц. Сравнительно недорогая и одежда, особенно если покупать ее на «Привозе». Так вот, по словам Хикматуллы, после всех расходов – на еду и шмотки, а также после отправки части денег родителям в Андижан, у него чистыми остается в кармане не менее 400 долларов, которые он успешно откладывает.

На родину повар ездит не чаще раза в год. Причем, по его рассказу, цена нарушения миграционного законодательства – штраф в 100 долларов, которые он всякий раз благополучно отстегивает на пограничном контроле. Пожив на родине с месяц, Хикматулла без каких-либо проблем возвращается в Одессу – среди тамошних пограничников, по его словам, есть «свои люди».

Спрашиваю его, и как долго еще он намерен жить таким образом? Отвечает, что планирует в конце нынешнего лета вернуться на родину, чтобы поступить в Ташкенте в медицинскую академию: с детства мечтает о профессии врача–хирурга.

- Что я здесь, кто – всего лишь повар? Да, эту профессию я освоил в совершенстве, но это совсем не то, чего я хотел бы достичь в жизни, - говорит Хикматулла. – Здесь хорошо, но я люблю Узбекистан, и хотел бы, выучившись на доктора, жить и лечить людей в себя дома…

P.S. Мало кто из одесситов знает, что самая известная одесская песня про «шаланды, полные кефали», и Костю-моряка написана в Ташкенте (собственно, и в Узбекистане это тоже мало кто знает). И узнав от меня об этом историческом факте, многие одесситы тут же заинтересованно спрашивают: «Ой, а у нас ведь на Дерибасовской, кажется, есть узбекское кафе? Как вы посоветуете, стоит нам туда заглянуть?..»

Сид Янышев

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА