23 Май 2017

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Слово и дело Ислама Каримова - президента и претендента

«Я один из тех, кто подвергается критике за долгое пребывание на посту. Меня критикуют, а я не останавливаюсь. Меня критикуют, а я хочу продолжать работать. Что в этом плохого?..»

Ислам Каримов. 16.05.2014. Выступление на открытии конференции «Историческое наследие ученых и мыслителей средневекового Востока».

29 марта 2015 года в Узбекистане состоятся уже четвертые «альтернативные» президентские выборы, в которых Ислам Абдуганиевич Каримов, не устающий трудиться наперекор болезням и возрасту, вновь, с присущей ему скромностью, согласился принять участие. (Кроме того, один раз он избирался Верховным Советом Узбекской ССР безальтернативно, и еще дважды Каримов продлевал свои полномочия посредством другого хитрого инструмента «управляемой демократии» - всенародного референдума.)

В любой цивилизованной стране выборы – лучший повод для подробного анализа реальных дел политика, а уж подробности биографии 77-летнего президента, уже двадцать шесть лет бессменно возглавляющего республику, должны и будут рассмотрены самым тщательнейшим образом. И это не блажь, не праздное любопытство, а одно из главнейших условий функционирования по-настоящему демократического общества, о котором так много и увлеченно говорил Ислам Каримов с самого первого дня пребывания в главном кабинете страны.

Итак, какой же путь прошли общество и политическая система Узбекистана с 1989 года по сегодняшний день, и каковы основные причины для критики первого лица? Что заявляет с самых высоких трибун президент, и что думают об истинном положении дел в республике простые граждане 30-миллионного государства? Поговорим только об основных проблемах общественных институтов нынешнего Узбекистана. По пунктам.

Махалля и профсоюз

«…дальнейшее совершенствование института махалли и деятельности органов самоуправления граждан, расширение их прав и полномочий, повышение роли и значения в решении задач по экономическому и социальному развитию на местах, улучшению социальной поддержки и помощи молодым и нуждающимся семьям…»

Постановление президента Республики Узбекистан «О Государственной программе «Год благополучия и процветания». 14.02.2013


Слов по поводу «совершенствования» системы самоуправления сказано за годы властвования Каримова немало. Но с каждым годом положение дел в махалле (традиционный узбекский жилой квартал - ред.) расходится с написанным и сказанным все больше и больше. Достаточно вспомнить 1999-й год, когда был реформирован этот традиционный общинный институт и на его базе были созданы отряды «Стражей махалли», количество которых, по оценкам экспертов, составляло до 7000 единиц. И уже тогда махаллинские комитеты и их главы стали «глазами и ушами» властных структур.

Сегодня назвать махаллинские комитеты выразителями и защитниками интересов населения перед государственными структурами может только человек, плохо знакомый с реальным положением дел. Фактическая работа махалли в республике свелась к передаче «сверху вниз» указаний органов государственной власти, контролю за их исполнением, надзору за гражданами и бизнесом.

Председатель махаллинского комитета может быть «избран» на должность только в том случае, если на это будет согласие хокима (главы) района, а никак не волеизъявлением жителей махалли. Хоким же примет решение, основываясь исключительно на пожеланиях, подкрепленных характеристиками на того или иного претендента от «соответствующих органов». Да и аксакал (старейшина), бывший на протяжении многовековой истории основным действующим лицом махалли, сегодня по большей части занимается исполнением указаний властей, а не сбором пожеланий граждан и защитой населения перед госорганами.

Профсоюзы - еще один важный институт гражданского общества, о значении которых президент высказывался неоднократно. Например, так: «Уверен, что стабильные и действенные отношения между государством, работодателями и профессиональными союзами страны и впредь будут развиваться на принципах социального партнерства». Фактически же деятельность профсоюзов в Узбекистане носит характер, еще более далекий от широко провозглашаемых обязанностей по защите прав и интересов трудовых коллективов, чем повседневная деятельность махаллинских комитетов по «улучшению социальной поддержки» населения.

Главная задача сегодняшних профсоюзов - мобилизовать сотрудников на проведение субботников, обеспечение плана по сдаче макулатуры, металлолома. Вот чему отдают все свои силы профессиональные союзы работников предприятий. Можно предположить, что профсоюзы, как в советское время, хотя бы распределяют билеты в театры, абонементы в бассейны для детей сотрудников предприятий и путевки в санатории. Но вот что сказала «Фергане» председатель профсоюза одного из ташкентских НИИ: «Количество бесплатных путевок таково, что работник может получить такую путевку от профкома раз в сто лет».

ННО и политические партии

«…негосударственные некоммерческие организации, призванные осуществлять социальную и правовую защиту, правовое просвещение широких слоев населения, вести культурно-просветительскую работу, способствовать демократизации общественных отношений».

Пособие по регистрации и деятельности ННО Центра изучения правовых проблем Национальной Ассоциации негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана


В той же методичке сразу после приведенной цитаты следует фраза, что роль ННО (негосударственных некоммерческих организаций) в становлении правового государства «невозможно переоценить», однако… широкая общественность ничего не знает ни о каких ННО, а самим «нношникам» давно уже нет дела до того, как живут простые граждане. Их главная задача – любым способом «протиснуться» в весьма узкий круг тех общественных организаций, кто близок к власти и регулярно получает гранты от фонда поддержки при парламенте страны, и на выделенные из государственного бюджета средства всячески прославляет «грандиозные» успехи бессменного руководителя Республики. При этом, конечно, не забывая выплачивать самим себе солидные гонорары.

Негосударственные некоммерческие организации в Узбекистане, несмотря на то, что их число измеряется несколькими тысячами, вовсе не являются силой, способной влиять на происходящие в государстве процессы или хотя бы быть связующим звеном между обществом и государством. Действующие ННО либо представляют собой структуры, финансируемые из государственного бюджета и околобюджетных организаций, и, соответственно, выполняющие государственный заказ, либо являются фактически «мертвыми душами», то есть наличествуют лишь в отчетности, а в реальности ничего не делают. Ни о какой «защите прав и законных интересов физических и юридических лиц, других демократических ценностей, достижении социальных, культурных и образовательных целей, удовлетворении духовных и иных нематериальных потребностей, осуществлении благотворительной деятельности и иных общественно полезных целей» речи и быть не может. Зато Сеть полнится разоблачениями руководителей ННО, и иногда в этих рассказах отчетливо проглядывает хитрый прищур бессмертного Ходжи Насреддина.

Особое место в политической жизни любого демократического государства играют партии. Но только не в Узбекистане. Говорить об оппозиции, несмотря на условное разделение на «левых» и «правых» и робкие разговоры о наличии парламентской оппозиции, соперничестве народно-демократической и либерально демократической партий, - даже не смешно. Ни одна из этих «партий» не является самостоятельным игроком, а их «лидеры» словно метеориты – появляются перед взорами широкой общественности только на короткий миг предвыборной «гонки», чтобы пропеть осанну действующему главе республики, а затем исчезнуть в небытие. В политике такие деятели именуются «спойлерами». Соответствует этому определению и деятельность так называемых партий, априори не могущая никак влиять на жизнь большинства населения.

Незадолго до последних парламентских выборов, в декабре 2014 года, одно из ташкентских веб-СМИ провело любопытный опрос посетителей своего ресурса. Более половины опрошенных заявили о том, что не пойдут на выборы, а желающих прийти к избирательным урнам оказалось всего 40 процентов. При этом подавляющее большинство из них утверждали, что не знают ни одного из кандидатов, не видели программы политических партий и не представляют, за кого же отдавать свои голоса. Но по завершении выборов, ЦИК Узбекистана, ничтоже сумняшеся, объявил, что явка составила 89(!) процентов. И как тут не вспомнить одного известного товарища, который говаривал: «Неважно, кто и как голосует, важно, кто и как считает голоса…»

ИКТ

«…расширение перечня и улучшение качества интерактивных государственных услуг, предоставляемых государственными органами субъектам предпринимательства и населению, обеспечение широкого доступа к соответствующим информационным ресурсам, в том числе в сельской местности».

Постановление Президента Республики Узбекистан. 21.03.2012.

Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) - одна из наиболее бурно развивавшихся, в недавнем прошлом, областей профессиональной деятельности в Узбекистане. Так было. Но вдруг в 2014-м году был опубликован ежегодный общемировой рейтинг развития ИКТ и скорости доступа к интернету, где Узбекистан занял последнее место среди стран бывшего СССР. Президент Каримов продолжает без устали практически в каждом своем выступлении говорить об ускоренном развитии ИКТ, а международные рейтинги говорят о процессах стагнации этой сферы.

Да, до недавнего времени в стране активно внедрялось цифровое телевидение, проводились недели информационно-коммуникационных технологий Узбекистана и чемпионаты страны по кибер-играм и кибер-технологиям и т.д. Развитие ИКТ-сферы способствовало формированию новых профессий в сфере программного обеспечения и информационной безопасности. Почему же в последние несколько лет наметилась тенденция замедления роста, особенно в сфере качества мобильной связи и распространения интернета в республике? И почему, в отличие от других стран СНГ, тарифы на пользование услугами сотовых сетей и мобильного интернета вновь начали расти?

Ларчик, как принято говорить, открывается просто. Дело в том, что руководители государственных структур с некоторых пор стали опасаться широкого вовлечения молодежи страны в социальные сети, все более активного обсуждения социально-экономических проблем на интернет площадках, свободного выражения через Сеть недовольства процессами, происходящими в стране. И вот, как и в прочих странах, «не страдающих» наличием демократических свобод, решение было найдено предельно простое - запреты, ограничения, блокировки. Но никакой другой факт не скажет больше об уровне профпригодности чиновников официальных структур Узбекистана, чем тот, что им невдомек простая истина - явное замедление развития мобильных и интернет-технологий тормозит развитие экономики в целом, резко ограничивает деловую активность. То есть президент дает обещания, что Узбекистан будет развиваться как демократическое государство, где будет создаваться от года к году привлекательный инвест- и бизнес-климат, а все 26-летние усилия Ислама Абдуганиевича, надо полагать, элементарно саботируются недальновидными и малообразованными чиновниками из его окружения.

Феодализм

«Благоустроенность страны непосредственно связана с развитием фермерского движения, предпринимательства и частного бизнеса. В Узбекистане немало фермеров, предпринимателей, способных обеспечить будущее страны, стать опорой народа».

Ислам Каримов. Июнь 2009 года. Наманганская область, встреча с фермерами.


С полным правом можно утверждать, что советские времена определял совершенно иной вектор развития общества, чем нынешние. Тогда, в поисках лучшей доли, гораздо более качественного среднего и высшего образования и современных бытовых условий, сельские жители стремились перебраться в города. Кроме того, городские жители были гораздо меньше загружены обязательными весенними и осенними сельхозработами, в отличие от жителей кишлаков и областных населенных пунктов, которые были привязаны к полям в ущерб образованию и профессиональному росту в иных областях деятельности.

С обретением независимости эти процессы продолжились с новой силой, поскольку были сняты многие советские ограничения на миграцию сельского населения, а города в массовом порядке покидали и продолжают покидать высококлассные специалисты. Однако сегодня приходится констатировать, что в стране наблюдается замедление процессов урбанизации и повышения удельного веса жителей села. Связано это с тем, что в городах Узбекистана не появилось новых страт в высокотехнологичных сферах (за исключением узкой прослойки ИКТ-специалистов, в основном, в столице). А населившие города жители глубинки – и это возврат в еще досоветское прошлое – сформировали целые слои мелких и средних предпринимателей, торговцев, посредников и т.д., не создающих новых рабочих мест и не производящих современных технологий.

Важная причина тому - возрождающиеся и принимающие все более негативные формы советские традиции обязательного привлечения к сельскохозяйственным работам большого количества горожан, а начиная с 2011 года - и жителей столицы. Однако в отличие от советского времени, жители городов - а это, в основном, работники бюджетной сферы: врачи, учителя, сотрудники академии наук, банков - вынуждены не только «помогать республике в выполнении плана по сбору хлопка», но и обеспечивать себя как питанием, так и транспортом. То же касается и многих частных предприятий. Вполне естественно, что в противовес жесткой официальной системе принуждения сформировалась теневая система откупа: граждане, не желающие участвовать в сборе урожая, выплачивают определенную сумму для найма вместо себя рабочих и отправки их на хлопковые поля. Таким образом, «замирающая» профессиональная, педагогическая, научно-исследовательская жизнь на время посевных и уборочных работ приводит к обычной цепной реакции: падение образовательного ценза - понижение качества педагогических кадров – снижение профессионального уровня выпускников вузов – общественные и экономические проблемы.

В сельской местности, несмотря на заявленный процесс формирования фермерского класса собственников, фактически продолжается работа по принципу колхозов и совхозов. При этом явно прослеживается тенденция возврата к феодальным порядкам - с ежегодным закреплением за фермерскими хозяйствами жестких государственных планов по сдаче зерна и хлопка по убыточным для фермеров закупочным ценам, что практически ликвидирует заинтересованность фермеров в результатах их собственного труда.

Фермеры, которые в теории должны были стать одним из ведущих слоев общества, сегодня нередко бросают свои поля и либо уходят в сферу мелкого предпринимательства, либо пополняют армию трудовых мигрантов в России. Известны и трагические случаи самоубийств фермеров, не сумевших выполнить кабальные государственные планы по сдаче зерна и хлопка.

Национализм

«Мирная и спокойная жизнь, абсолютно равноправная деятельность представителей разных национальностей в нашей дорогой и священной стране, глубокое осознание понятия «единая Родина» служат гарантом независимости и развития Узбекистана».

Ислам Каримов. Август 2013 года. Выступление на торжествах, посвященных 22-летию государственной независимости.


На деле, главной проблемой идеологического развития Узбекистана «эпохи Каримова» является абсолютно не работающая на практике, в особенности на официальном уровне, идеология национальной независимости (ИНН) и межнационального равенства. Фактическая неэффективность ИНН обуславливается заложенным противоречием между официально заявленными задачами развития общества на принципах мультиэтничности, межнациональной гармонии и осуществляемой на практике политики моноэтноса. Руководство Узбекистана в реальности не предпринимало никаких попыток интегрировать другие нации, создать единый узбекистанский народ, а настойчиво делало и делает все для вытеснения из страны этнических меньшинств.

Совсем немного поговорив на самой заре независимости об открытии повсеместных курсов узбекского языка для русскоговорящих жителей страны, первые лица республики очень быстро об этом забыли. И не просто так, на то была и есть веская причина. Власть поняла, что русскоязычное население зачастую имеет более хорошие знания и намного лучше умеет отстаивать свои права, а вооружившись к тому же знанием узбекского языка, представители национальных меньшинств вполне обоснованно могли бы претендовать на ключевые посты в республике. И теперь из раза в раз, когда такой человек желает подняться на руководящий пост, ему, выражая «искреннее» сожаление, говорят о необходимости свободного владения узбекским языком. В тех же случаях, когда этот аргумент не работает, легко находится другая причина для отказа, чаще всего - более «достойный» кандидат.

Еще более радикальный вариант был выбран для таджикского меньшинства (которое по реальным подсчетам составляет не менее 10-12 процентов населения). Носителей таджикской идентичности просто обязывают массово записываться в паспорте узбеками, иначе удар по карьере и клеймо представителя «пятой колонны». В итоге сегодня в стране несколько миллионов человек, считающих себя таджиками и говорящих дома исключительно на таджикском языке, де-юре относятся к представителям титульной нации.

Руководство Узбекистана, возглавляемое бессменным «первым президентом», в своей национальной политике совершает воистину историческую ошибку. Земли современного Узбекистана (да и всей Центральной Азии) успешно развивались лишь на основе тесного диалога культур и цивилизаций. Это понимал Амир Тимур, когда проводил политику взаимной интеграции тюркских, персидских, арабских, европейских этносов, населявших подвластные ему территории, их знаний и достижений, это глубоко осознавали и джадиды, выдвигая идеи не только светского развития, предполагавшего необходимость владения тюркским, персидским, английским и русским языками, но и политического плюрализма.

Но откуда это знать нынешним руководителям республики! Их задача не изучать «Даниш-намэ», у них иное предназначение – всячески славословить «гениального руководителя великой страны», на деле все больше и больше погружая этот благословенный край с великой историей в трясину безграмотности, бесправия и отсталости.

И вот уже 26 лет их «караван» уверенно ведет к намеченной цели Ислам Каримов, трудясь, «не покладая рук». Судя по всему, президент намерен вести Узбекистан этим же путем и в ближайшие пять лет. Погруженный без остатка в мысли о будущем процветании страны, Гарант прав и свобод вряд ли выкроит немного времени, дабы объективно оценить сделанное за прошедшие два с половиной десятилетия, осознать эту бескрайнюю пропасть между «посаженными деревьями идей» и вырастающими на них «горькими плодами реальности».

Международное информационное агентство «Фергана»



РЕКЛАМА