12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Шарофиддин Гадоев: «Россия будет вынуждена изменить свою политику в Таджикистане»

Преемником лидера таджикской оппозиционной «Группы 24» Умарали Кувватова, застреленного киллером в Стамбуле 5 марта, стал его бывший партнер по бизнесу и двоюродный брат Шарофиддин Гадоев. В эксклюзивном интервью «Фергане» он заявил о намерении провести митинг протеста в Душанбе и создать широкую оппозиционную коалицию на основе общего антикризисного экономического плана.

Шарофиддин Гадоев родился 19 мая 1985 года. Выпускник юридического факультета Национального университета Таджикистана. С 2003 по 2012 года занимался бизнесом. На родине Гадоев обвиняется по нескольким уголовным статьям. Против него выдвинуты обвинения в контрабанде и подделке документов. С 2013 года он объявлен в международный розыск. Гадоев также был компаньоном Умарали Кувватова и приходится ему двоюродным братом. (Источник - Азия-Плюс)

* * *

- Шарофиддин, что намерено делать движение «Группа 24» после гибели Умарали Кувватова? Какие задачи вы считаете приоритетными для себя сегодня?

- Наша главная цель была и остается неизменной - освобождение таджикского народа от режима Эмомали Рахмона и построение в Таджикистане цивилизованного демократического государства, без насаждения какой-либо политической или религиозной насильственной, тоталитарной идеологии.

Мы считаем, что решить задачу освобождения таджикского народа можно только революционным путем. Итоги парламентских выборов 1 марта и репрессивная политика официального Душанбе в отношении оппозиции показывают, что Рахмон и его окружение боятся революции, и что эта революция неизбежна.

- На пути к любой революции есть много остановок, промежуточных целей…

- Мы будем добиваться международного признания нашей организации, расширять контакты и связи с международным сообществом. С учетом ошибок, которые были ранее совершены, мы планируем организовать митинг в Душанбе. «Группа 24» будет продолжать развивать идеи Умарали Кувватова, и планируемый нами митинг - часть этого курса.

- «Группа 24» объявлена в Таджикистане экстремистской организацией. Вряд ли вам разрешат провести митинг в Душанбе. Сколько человек вы рассчитываете на него собрать?

- После убийства Умарали Кувватова государство Рахмона само является террористическим и экстремистским в глазах всего мира. Что касается митинга в Душанбе, то мы рассчитываем собрать на него до десяти тысяч человек. Мы не собираемся анонсировать дату митинга, озвучивать конкретные планы по его организации. Должен сработать фактор внезапности, чтобы митинг оказался успешным и не был сорван властями. Мы приложим все усилия, чтобы сохранить в тайне работу по подготовке к митингу. Но сама акция непременно состоится.

- Вы сказали о необходимости учета ошибок, допущенных в прошлом. Какие именно ошибки вы собираетесь устранить?

- Основная ошибка в том, что были упущены многие технические и правовые аспекты, которые можно было использовать в оппозиционной борьбе. В частности, не использовались возможности, которые есть у оппозиции при грамотном прочтении некоторых действующих в Таджикистане законов. Будем это исправлять.

- Готова ли «Группа 24» к политическому союзу с системными оппозиционными партиями – Партией исламского возрождения (ПИВТ) и Социал-демократической партией (СДПТ)? Возможно ли образование в Таджикистане большой оппозиционной коалиции?

- Мы готовы к сотрудничеству со всеми политическими партиями и движениями, которые разделяют нашу стратегическую цель - создание цивилизованного демократического государства в Таджикистане. Появление большой оппозиционной коалиции в нашей республике возможно. Причем, основой такой коалиции, на мой взгляд, должен стать консенсус оппозиционных сил относительно антикризисной стратегии в социально-экономической сфере.

В условиях многолетнего системного социально-экономического кризиса экономическая модель Таджикистана подвергается очень серьезному испытанию. Эта модель основана на денежных поступлениях от таджикских трудовых мигрантов и их несправедливом распределении душанбинской бюрократией. Сам режим Рахмона не имеет эффективной и перспективной экономической стратегии, он лишь занимается присвоением финансовых ресурсов, создаваемых трудом наших мигрантов в России, а также вывозом этих ресурсов за границу.

У ПИВТ и СДПТ есть свои социально-экономические проекты по восстановлению экономики республики. Цели и стратегии в этих проектах совпадают в целом с подходами «Группы 24». Поэтому мы готовы не только поддерживать социально-экономические программы ПИВТ и СДПТ, но и предлагаем совместно разработать и предложить таджикскому обществу национальный антикризисный план по спасению и модернизации экономки Таджикистана.

- То есть, вы предлагаете объединение оппозиционных сил не на идеологической или политической основе, а на общей экономической платформе?

- Именно так. Антикризисный национальный план, разработанный всеми конструктивными политическими силами и одобренный общественным мнением, крайне нужен Таджикистану. Необходимо обеспечить экономическую безопасность нашей республики. Устойчивое объединение оппозиционных сил, на мой взгляд, возможно сегодня именно на основе единства подходов к решению национальных экономических задач, задач антикризисной социально-экономической политики. И одна из наших ближайших целей – создание большой коалиции оппозиционных сил на основе национального антикризисного плана.

Необходимость в разработке антикризисного плана связана также с неблагоприятными экономическими тенденциями в России, которые напрямую влияют и на Таджикистан. Снижение товарооборота между нашими странами, снижение денежных поступлений от таджикских трудовых мигрантов из РФ, неизбежно приведут к снижению уровня жизни в Таджикистане, к сокращению доходов населения республики, а в перспективе - к параличу экономической и социальной сферы нашей страны.

Андрей Серенко
- Какого курса «Группа 24» будет придерживаться в отношении России?

- Это зависит от того, какого курса Москва будет придерживаться в отношении таджикской оппозиции. Пока Россия поддерживает одну семью, один правящий клан в Таджикистане, но не поддерживает таджикский народ.

Сегодня Россия находится в непростом положении, как экономическом, так и геополитическом. На наш взгляд, она будет вынуждена изменить свою политику в отношении Таджикистана. Иначе, если Москва продолжит поддерживать режим Рахмона, неизбежное народное восстание в республике может привести к власти в Душанбе на самом деле экстремистские группы. А это, в свою очередь, приведет к утрате Россией влияния сначала в Таджикистане, а затем и во всей Центральной Азии.

Начавшееся снижение уровня благосостояния граждан Таджикистана ведет к ухудшению политической ситуации в республике, что также угрожает российским позициям в Душанбе. Сокращение денежных поступлений от трудовых мигрантов, ужесточение миграционного законодательства и практики в РФ - все это влияет на систему образования, медицину, социальные настроения в самом Таджикистане. Это создает благоприятную среду для распространения массовых антироссийских настроений, ухудшает отношение таджикского народа к Москве. Очевидно, что такие процессы не способствуют усилению российского влияния в Таджикистане.

Интервью взял Андрей Серенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА