14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Умар Фарук и киргизское «дело правозащитников»: главное - изъять документы и депортировать

Задержание в Оше (Кыргызстан) американского независимого журналиста Умара Фарука (Umar Farooq), подозреваемого в связях с лидерами экстремистской организации «Хизбут-Тахрир» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», «Партия исламского возрождения» - ред.), и обыск в офисе ошского филиала правозащитной организации «Бир дуйно Кыргызстан» вызвали бурное обсуждение в стране.

Правозащитники расценивают действия Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) как давление на сотрудников организации, а спецслужбы утверждают, что их действия направлены на защиту национальных интересов.

Напомним, 25 марта, во время проверки документов сотрудниками УВД города Ош был задержан американский журналист-фрилансер Умар Фарук. Уже 28 марта Ошский городской суд вынес решение о депортации журналиста, сотрудничающего с такими серьезными изданиями, как Los Angeles Times и The Wall Street Journal, и сегодня тот вылетел из Бишкека домой, в США, проведя все три дня в местном отделении ГНКБ в Оше, два из которых силовики содержали журналиста, страдающего синдромом ДЦП, в СИЗО. В официальном пресс-релизе ГКНБ, распространенном 30 марта, Умар Фарук объявлен подозреваемым в связях с экстремистской организацией «Хизбут-Тахрир», о чем свидетельствовали якобы найденные при нем документы, в числе которых были копии следственных документов по уголовным делам, возбужденным в отношении руководителей и членов запрещенной в республике организации. Именно эти «доказательства» послужили причиной возбуждения в отношении американского журналиста уголовного дела сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса: ст. 28 («Покушение на преступление»), ст.297 («Публичный призыв к насильственному изменению конституционного строя») и ст. 299-2 ч.1 («Приобретение, хранение, перевозка и пересылка экстремистских материалов с целью распространения либо их изготовление и распространение, а также умышленное использование символики или атрибутики экстремистских организаций»).

Суд

В постановлении суда, полученном «Ферганой», есть явные противоречия. К примеру, в одном из абзацев говорится: «…в ходе следствия, из собранных материалов следует, что гражданин США Умар Фарук, не имея аккредитации и соответствующей визы, занимался на территории Ошской области конфиденциальной деятельностью по сбору информации об экстремистской, межнациональной, межрелигиозной и приграничной ситуациях в Кыргызской Республике. В действиях гражданина Умара Фарука усматриваются признаки противоправного деяния…». Однако в следующем же абзаце мы читаем, что «…для уголовного преследования не имеется достаточных данных». (здесь и далее стилистика официальных документов сохранена – ред.)

Постановление Ошского городского суда по делу Умара Фарука. Кликните для увеличения (открывается в отдельном окне):


Более того, суд категорически опровергает наличие в действиях американского журналиста признаков действий, предусмотренных вышеизложенными статьями УК КР, вменяемыми Умару Фаруку сотрудниками ГКНБ. Вот этот пассаж: «Так, из материалов дела следует, что деятельность Умара Фарука осуществлялась конфиденциально и он преследовал цель сбора информации на вышеуказанные темы, для последующей передачи в издательский дом IRIN News. Каким образом в дальнейшем должна была быть использована данная информация, материалами дела не установлено. То есть, в его действиях отсутствуют признаки публичного совершения действий, направленных на производство призывов к насильственному изменению Конституционного строя Кыргызской Республики, являющиеся обязательным признаком объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 297 УК Кыргызской Республики. <…> собранными материалами не уставлено, что Умар Фарук занимался сбором сведений, составляющих государственную тайну…»

Этой частью постановления суда противоречия между утверждениями и выводами не ограничиваются. Вот очередное утверждение: «В ходе следствия было установлено, что ст.297 УК Кыргызской Республики предусматривает наказание за видеоролики, суть которых противоречит Конституционному строю Кыргызской Республики и ее нормативно-правовым актам. На видеороликах имеются религиозные выступления имамов Рафика Камалова, Рашода Камалова, Абдували, которые призывают к «джихаду» и межрелигиозной розни, т.е. экстремистские. Согласно действующему законодательству Кыргызской Республики, организация признается экстремистской, если она признана таковой только судом Кыргызской Республики».

Какое же наказание следует применить к «распространителю» экстремистских компакт-дисков «с видеозаписями выступлений азиатских лиц с оружием на религиозную тему и отрывками боевых действий», которые были изъяты, по сведениям ГКНБ, при обыске личных вещей, проведенном у Умара Фарука? Для начала прочитаем и удивимся выводу, который делает суд, основываясь на данных проведенной «теологической экспертизы» и собственному же утверждению об «экстремистском» характере записей на компакт-дисках: «В указанных видеозаписях отсутствуют сведения и пропаганда конкретной экстремистской организации, деятельность которой запрещена на территории Кыргызской Республики судебным решением. Данное обстоятельство также исключает возможность уголовного преследования Умара Фарука».

И вот какие выводы делает суд, основываясь не только на данных экспертизы и не только на мнении адвоката Мухайё Абдурауповой, утверждавшей, что Умар Фарук не нарушал законодательство Кыргызской Республики, но и на полной поддержке прокурора: «В этой связи, действия иностранного гражданина Умара Фарука квалифицированы как административное правонарушение, а именно нарушение иностранным гражданином порядка пребывания на территории Кыргызской Республики, что составляют признаки административного правонарушения, предусмотренный статьей 390 КоАО (Кодекса об административной ответственности – ред.) и Закона Кыргызской Республики «О внешней миграции».

Сам же обвиняемый, выступая на судебных слушаниях, «не признал составленный протокол об административном правонарушении, пояснил суду, что въехал на территорию Кыргызской Республики 1 марта 2015 марта как журналист, не проходил аккредитацию, т.к. не знал об этом, приехал в город Ош, чтобы взять интервью у разных людей, хотел написать статьи в газеты и журналы, с которыми сотрудничает, ничего противозаконного не делал. Изъятые у него диски ему не принадлежат, их, скорее всего, подсунули в его сумку сотрудники милиции, просит оставить его в Кыргызстане, т.к. его работа не завершена, у него имеются вещи, которые находятся в городе Бишкек, которые он должен забрать, для этого ему недостаточно 24 часов, у него не имеется средств для покупки билета в США, он хотел бы выехать в Пакистан».

И вот, наконец, постановление суда:

«- Признать Умара Фарука виновным в совершении административного проступка, предусмотренного статьей 390 части 2 Кодекса Кыргызской Республики об административной ответственности.

- Выдворить Умара Фарука из пределов Кыргызской Республики.

- Исполнение настоящего постановления произвести путем официальной передачи сотрудникам Посольства США в Кыргызской Республике, для его дальнейшего выдворения.

- Постановление может быть обжаловано в Ошский областной суд в течение 10 дней».

Сам же Умар Фарук в интервью «Фергане» сказал, что не намерен обжаловать решение суда и действия силовиков, и надеется, что ему удастся в ближайшее же время вернуться в Кыргызстан, чтобы закончить начатую работу по сбору материалов для своей статьи о ситуации в республике.

О чем собирался писать Умар Фарук

Американский журналист-фрилансер Умар Фарук специализируется на Южной и Центральной Азии, потому и неудивительно, что он приехал в начале марта сначала в Бишкек, а затем, 12 марта, - в Ош. Его целью было не только написание статьи о межэтнических столкновениях в Оше и Джалал-Абаде в 2010 году. Умар Фарук живо интересовался людьми, уезжавшими воевать в Сирию, где, как известно, сегодня полыхает пламя войны.

Работа журналиста – это непрерывный сбор информации, главным источником которой являются беседы, интервью с разными людьми. Журналист не может ограничиваться собственным представлением о проблеме, его работа – собирать различные мнения и выносить их на суд читателей. В рамках этой работы 24 марта, за день до планируемого отъезда в Бишкек, Умар Фарук отправился в Кара-Суу, чтобы опросить предпринимателей на местном рынке, услышать их оценку экономических изменений, которые произошли, в том числе, и после закрытия границы, ведь жители соседних районов Узбекистана всегда были основными покупателями товара Карасуйского рынка.


Пограничный пункт в Кара-Суу закрыт. Официального движения товаров между Узбекистаном и Кыргызстаном нет. Зато контрабанды полно.

Уже во время той поездки журналист, передвигавшийся по Кара-Суу на костылях, почувствовал явный интерес к своей работе со стороны спецслужб республики, и вечером, по возвращении из Кара-Суу в Ош, сообщил об этом своим местным коллегам. На следующий день, 25 марта, Фарук готовился вернуться в Бишкек рейсом в 11:55, но был задержан сотрудниками 10-го Главного управления Министерства внутренних дел по Ошской области, а затем передан сотрудникам местного отделения ГКНБ.

В ходе следственных мероприятий у Умара Фарука и были обнаружены те самые копии документов уголовного дела. Журналист объяснил, что получил их у гражданина Кыргызстана Валерьяна Вахитова, являющегося юристом правозащитной организации «Бир дуйно Кыргызстан» в Оше. Визитная карточка Хусанбая Салиева, менеджера Центра правозащитной организации «Бир дуйно Кыргызстан», закрепила подозрения силовиков о «противоправной» деятельности журналиста. Незамедлительно последовали обыски в офисе и в домах у сотрудников организации, что и вызвало бурный общественный резонанс в республике.

Правозащитники

Сотрудники Госкомитета национальной безопасности Кыргызстана по Ошской области и города Ош появились 27 марта, в 16:20 по местному времени, одновременно и в ошском отделении правозащитного движения «Бир Дуйно-Кыргызстан», и в домах адвокатов Хусанбая Салиева и Валерьяна Вахитова.


Ошский офис «Бир Дуйно-Кыргызстан» после обыска

Из официального заявления «Бир Дуйно-Кыргызстан» известно, что во время обыска в офисе находились четыре сотрудника организации. Никого больше – ни партнеров и независимых адвокатов, ни представителя омбудсмена по Ошской области, ни правозащитников - в помещение офиса не пускали. Не сразу удалось попасть на место оперативных действий и прибывшей по просьбе правозащитников депутату парламента Айнуре Алтыбаевой.

Из офиса «Бир Дуйно-Кыргызстан» были изъяты компьютеры, флэш-карты с рабочей информацией по материалам многих уголовных дел, которые вели адвокаты организации: в отношении правозащитника Азимжана Аскарова, имама мечети города Кара-Суу Рашода Камалова, активиста запрещенной религиозной партии «Хизбут-Тахрир» Дилержона Джумабаева, избитого работниками ГКНБ, а также предпринимателей Байбабаевых, у которых работники ГКНБ вымогали 20 тысяч долларов США...

«Изъятие материалов уголовных дел подзащитных является грубейшим нарушением законодательства КР об адвокатской деятельности, - говорится в сообщении организации. - Законом установлено, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством Кыргызской Республики, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещается. Истребование, изъятие, осмотр, проверка, копирование документов, сбор и использование информации, связанной с юридической помощью по конкретному уголовному делу, допускаются лишь в случае привлечения адвоката в качестве обвиняемого. <…> Сотрудники ГКНБ также нарушили требование закона о том, что любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, являются адвокатской тайной».

Правозащитное движение «Бир Дуйно-Кыргызстан» расценило действия ГКНБ как прямое давление и воспрепятствование законной деятельности сотрудников организации. Незамедлительно, от имени Общественного объединения адвокатов «ПрофЮр», была подана жалоба в Генеральную прокуратуру республики и прокуратуру Ошской области на противоправные действия силовиков. Как говорится в документе, санкцию на проведение обыска вынес Ошский городской суд, ссылаясь на уголовное дело, возбужденное в отношении гражданина США, журналиста Умара Фарука, задержанного в Оше накануне. Однако, как утверждают возмущенные произволом властей юристы, согласно закону республики «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», изъятие информации, связанной с оказанием помощи по конкретному уголовному делу допускается только в случае привлечения адвоката в качестве обвиняемого, а это обстоятельство в данный момент отсутствует.

В срочном порядке вечером 27 марта, в то самое время, когда проводилось обыски, ГКНБ Кыргызстана распространил официальное заявление, где Комитет объяснял свои действия задержанием американского журналиста Умара Фарука. Именно в этом заявлении и было сказано следующее: «В ходе досмотра при нем были обнаружены копии следственных документов уголовных дел, возбужденных в отношении недавно задержанного лидера РЭО «Хизбут-Тахрир» и отдельных членов террористических группировок, а также DVD-диски с видеоматериалами религиозно-экстремистского и террористического характера, с призывами к «джихаду» и межрелигиозной розни. Было установлено, что данное лицо занималось сбором информации о религиозной ситуации на территории Ошской области без соответствующей аккредитации. По данному факту, на основании итогов теологической экспертизы, следственным органом ГКНБ по г.Ош и Ошской области было возбуждено уголовное дело по ст. 28-ст. 297 (покушение на публичный призыв к насильственному изменению конституционного строя) и ст. 299-2 ч.1 (возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды с применением насилия) УК КР». Но суд, как мы уже знаем, не увидел признаков преступлений, предусмотренных этими статьями, и «всего лишь» выдворил Умара Фарука из страны.

Но в официальном заявлении ГКНБ есть и часть, касающаяся правозащитников, с довольно странной формулировкой о «религиозном содержании» материалов, изъятых при обысках. Вот эта часть заявления: «В целях объективного и всестороннего расследования уголовного дела 27 марта в Ошском городском суде была получена санкция на проведение следственных мероприятий по месту жительства и работы Вахитова В.А. и Салиева Х.К. В результате были обнаружены и изъяты DVD-диски, флешки, листовки и брошюры религиозного содержания».

Общественность республики не на шутку возмущена действиями ГКНБ, на счету которых уже не первый случай подобных актов «борьбы с инакомыслием».

Аналогичные задержания «иностранцев»

2014 год. 13 марта 2014 года эксперт по разоружению «Датской церковной помощи» Фредерик Фауст был задержан в зале ожидания аэропорта города Ош, перед вылетом в Бишкек.

Так же, как и в случае с Умаром Фаруком, сотрудники спецслужб подозревали Фауста в подстрекательстве населения к межэтнической розни и распространении недостоверной информации.

Ровно как и американский журналист, датский эксперт проводил встречи с людьми, в том числе и с местными журналистами, один из которых в тот же день был вызван на допрос в Ошское управление Госкомитета нацбезопасности, сразу после встречи с Фаустом.

Следователь показал журналисту документ - заявление, в котором говорилось, что эксперт «Датской церковной помощи» встречался с активистом узбекской общины и пообещал ему, что международные организации будут защищать интересы узбекского населения в Кыргызстане, однако журналисту о таких фактах известно не было. Сотрудники ГКНБ заявили, что разговаривать с местным населением и проводить опросы «незаконно», если иностранец находится в Кыргызстане по туристической визе.

Конор Прасад
Фауста все-таки отпустили. Поздно ночью, после шести часов допроса в ГКНБ. И выписали штраф на 2000 сомов. Причину всех своих действий в ГКНБ объяснили на следующий день – некий ошский житель попросил принять меры в отношении иностранца, деятельность которого «вызывала озабоченность местных жителей по вопросам межнационального согласия». Однако официальная причина наложения штрафа в официальном заявлении ГКНБ звучала «несколько» иначе: «Фауст проводил исследование социальных проблем местного населения без наличия соответствующих разрешительных документов на ведение трудовой деятельности на территории Кыргызстана».

2012 год. 22 ноября 2012 года оперативники провели задержание аналитика Международной кризисной группы Конора Прасада, гражданина Ирландии, за беседы с этническими узбеками в Оше.

Причина все та же - спецслужбы обвинили Прасада в «разжигании межэтнической розни» и сборе информации о возможных фактах ущемления прав узбекского населения со стороны милиции и этнических киргизов.

«Указанная деятельность сопровождалась агитацией граждан узбекской национальности на проявление активной гражданской позиции», — было сказано в пресс-релизе Госкомитета нацбезопасности.

У Прасада были изъяты электронные носители и документы, которые, по мнению ГКНБ, содержали сведения, «провоцирующие людей на массовые беспорядки на почве межнациональных отношений, а также представляющие угрозу целостности и стабильности в республике».

Сама Международная кризисная группа начала судебные тяжбы со спецслужбами, отрицая все обвинения. И… ГКНБ отказался от возбуждения уголовного дела.

Кыргызстан сворачивает с демократического пути развития

Нурбек Токтакунов
Сотрудники Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) раз за разом утверждают, что каждое их действие служит «интересам стабильности в республике», в то время как эксперты видят в них давление на правозащитников и активистов.

«Я расцениваю эти обыски как нарастание реакционных процессов. Сначала наезды на неправительственные организации - закон «Об иностранных агентах» полным ходом готовят к принятию. Теперь заметна тенденция к ограничению адвокатской деятельности. Начинаются процессы, когда адвокатов «ставят» на место», - считает бишкекский юрист Нурбек Токтакунов.

Ему вторит и его ошский коллега. «Наши правоохранительные органы все время хотят заполучить какие-то конфиденциальные документы. Они пытаются завладеть ими через активистов, журналистов или оппозиционеров путем запугивания. Происходят задержания, причиной которых служат ссылки на якобы нарушение каких-то законов, изъятие информации, которую простые люди доверяют нам. У граждан пропало доверие к правоохранительным органам, и силовики сами создали такие условия», - говорит ошский правозащитник, пожелавший остаться анонимным.

Подготовил Сергей Мец

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА