23 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Кыргызстан-2015: Печальный юбилей двух революций

В нынешнем году Кыргызстан отмечает сразу два юбилея - десятилетие мартовской «революции» 2005 года, и пять лет – апрельской, 2010-го. На протяжении двух «пятилеток» общество оценивает последствия тех событий, и сегодня в очередной раз задается вопросами - к чему привели перевороты, стало ли гражданам жить лучше и ради чего были принесены жертвы? Однозначных ответов нет, и только представители каждой новой власти заученно твердят все эти годы, что «страна должна помнить те события и извлекать уроки». Но словами все и ограничивается - проблем в стране меньше явно не стало.

В преддверии юбилеев «Фергана» решила подвести собственные итоги двух киргизских революций.

Историческая справка

С разницей в пять лет в Кыргызстане произошли два переворота, каждый из которых закончился сменой президента.

Итогом событий 24 марта 2005 года стало бегство из страны тогдашнего президента Аскара Акаева и всей его семьи. Опустевшее кресло главы государства занял Курманбек Бакиев и начал «наводить порядок» - были закрыты почти все оппозиционные СМИ, наложен запрет на проведение митингов, а весь бизнес подчинен одному человеку, младшему сыну президента Максиму Бакиеву. Но власти этим не ограничились - повысили тарифы на коммунальные услуги, чем переполнили чашу терпения граждан. Видно, забыли те самые «уроки», которые им следовало бы извлечь из опыта событий пятилетней давности.

7 апреля 2010 года произошла новая смена власти. В отличие от марта 2005 года, тот апрельский день выдался кровавым – во время беспорядков было убито восемьдесят шесть человек. Президент Бакиев, как и его предшественник, со всей семьей бежал из страны. К власти пришли оппозиционеры.

Аскар Акаев
Аскар Акаев в должности президента Киргизии
Сейчас оба этих переворота называют революциями. Первую «Мартовской», вторую – «Народной апрельской». Но вот что примечательно – в народе эти дни называют «Днем мародера». Да и как можно назвать «народными» революции, в ходе которых этот самый «народ» в качестве «платы» за помощь в устранении президентов оба раза получал сутки на полное разграбление столицы. Безусловно, люди были недовольны политикой обоих лидеров, но бытует устойчивое мнение, что без вмешательства других стран дело не обошлось. Считается, что мартовскую революцию «помогли» организовать США, которым стал неугоден Акаев и его семья, а апрельскую – Россия, которой надо было приструнить Бакиева, его братьев и сына.

Власть придерживается иного мнения, считая обе революции народными восстаниями и поворотными в новейшей истории страны. Подобная оценка вполне объяснима, ведь результатом последней революции стал приход тогдашней оппозиции к ключевым постам в республике. И масштабное празднование сразу двух юбилеев, для подготовки к которому была создана даже специальная комиссия, выделены немалые деньги, и проведение научно-практической конференции по случаю десятилетия мартовской революции - лишние доказательства оправданности позиции нынешней киргизской власти.

На упомянутой конференции было зачитано обращение президента Алмазбека Атамбаева, посвященное не только революции 2005 года, о которой было сказано, что «в мире она получила название «тюльпановой», а в Кыргызстане о ней вспоминают больше как об «украденной» революции, ведь ее достижения украл президент Бакиев», но и о событиях апреля 2010 года.

Вот краткая выдержка из обращения президента: «Революция 24 марта 2005 года была спровоцирована безнравственной политикой правителя, который за пятнадцать лет не только допустил разрушение экономики и обнищание народа, но и фактически поощрял разграбление национальных богатств страны, в особенности членами своей семьи… Весь Кыргызстан поднялся против семейно-кланового режима. Это было поистине всенародное движение, которое охватило практически всю страну и закономерно завершилось революционной сменой власти.

7 апреля 2010 года - это день, с которого начинается возрождение Кыргызстана. В стране стали возможными свободные демократические выборы. Началась беспрецедентная борьба с коррупцией. Принимаются меры по обеспечению энергетической, транспортной, продовольственной независимости, проводится военная реформа. Государство стало поворачиваться лицом к решению проблем простых людей…».

И, наконец, прозвучали знакомые всем слова: «…Однако и власть, и общество обязаны извлечь уроки из опыта народных революций в марте 2005 года и в апреле 2010 года. Власть может быть эффективной только опираясь на простых граждан страны. Сила власти - в доверии людей. А простые граждане должны более ответственно относиться к выборам депутатов и президента страны».

Что ж, давайте и мы вспомним уроки и поговорим о реформах.

Уроки

После бегства Бакиева страну возглавило Временное правительство из числа бывших оппозиционеров, пребывавших в эйфории от столь неожиданного успеха. И тут же последовал главный урок - не придав значения многочисленным предупреждениям о надвигающейся беде, новая власть допустила кровавые межэтнические столкновения на юге страны уже в июне 2010 года. Только по официальным данным жертвами конфликта стали более 400 человек, множество жилых домов и иных зданий в южных городах Ош и Джалал-Абад были сожжено и разграблено.

Столкновения и погромы на юге страны
Столкновения и погромы на юге страны - одно из прямых следствий второй революции
Как показали последовавшие события, урок не был выучен. Вместо попыток примирить два народа, власти принялись проводить политику еще большего разобщения, «штампуя» пожизненные приговоры в отношении представителей узбекского населения страны, наиболее пострадавшего в тех событиях. «Пожизненное» получил, в том числе, журналист и правозащитник, этнический узбек Азимжан Аскаров.

Политика поражения в правах национального меньшинства продолжилась, и итогом «решительных» действий новой власти стала отмена Общереспубликанского тестирования для поступления в ВУЗы с преподаванием на узбекском языке и практически полное исчезновение в стране узбекоязычных СМИ. На той же «волне» санкций почти на год была заблокирована «Фергана» для читателей республики, «провинившаяся» лишь тем, что во время июньских событий 2010 года предоставляла альтернативную информацию, с узбекской стороны.

Президентство Атамбаева запомнится еще одним исторически значимым «уроком». На сей раз сама власть преподала его - и тем, кому стоит серьезно задуматься о беспрекословном следовании присяге, и тем, кто в будущем захочет поделить «добычу» с новыми победителями.

Перед судом предстали виновники и участники апрельских событий 2010 года, в ходе которых погибли восемьдесят шесть человек. Правда, на скамье подсудимых не было виновников - Курманбека Бакиева, его семьи, премьер-министра и других высших чиновников прежнего правительства, а только сотрудники спецподразделений «Альфа» и «Арстан», в чьи непосредственные обязанности входила защита Белого дома. Несмотря на безусловно доказанный стороной защиты факт, что военные не применяли оружие против митингующих, суд назначил шестилетний cрок одному из командиров подразделений спецназа.

«Справедливостью» вполне могли бы назвать решения власти митинговавшие, на счету которых убийство двух курсантов Академии МВД, попытка вооруженного захвата «Белого дома», в том числе и с применением военной техники, и целые сутки грабежа и мародерства в столице. Погибшим в тех событиях были присвоены звания «Героев апрельской революции», их родственники жалованы квартирами и единовременными пособиями в 1 миллион сомов, а принятый в 2012 году Закон «О социальной защите членов семей погибших и пострадавших лиц в результате событий, произошедших в апреле-июне 2010 года», обязывает государство оказывать им всемерную поддержку. И это далеко не все почести, оказанные новой властью тем, кто помогал им придти к руководству страной.

В преддверии очередной годовщины революции «апрелевцы» вновь обратились к премьер-министру, уже выделившему им материальную помощь в честь пятилетия событий 7 апреля, посетовали на социальные проблемы семей погибших и пострадавших, а следом «скромно» попросили дополнительных привилегий - лекарственного обеспечения, повышения ежемесячных пособий для пострадавших, увеличения квот на обучение в высших учебных заведениях для членов семей, а также санаторно-курортного лечения.

Реформы

Реформы в стране действительно начали проводить. Одна из них вполне удалась - официально страну сделали парламентской республикой. Правда, киргизский парламент сегодня отличают непрерывные склоки и нелепые инициативы, что не могло не сказаться отрицательно на международном имидже страны, итак достаточно пострадавшем от событий последнего десятилетия.

Алмазбек Атамбаев
Алмазбек Атамбаев
Итоги печальны. Мало того, что дважды провалены туристические сезоны, но и большинство инвесторов вычеркнули из списка своих экономических интересов страну, где бизнес может быть уничтожен за сутки или просто захвачен митинговым населением, как это было, например, с некоторыми киргизскими месторождениями. Президент Атамбаев признал это еще на итоговой пресс-конференции 2012 года: «Пока граждане Кыргызстана не поймут, что экономика зависит от инвестиций, ничего не изменится. Может, власти плохо объясняют. Несмотря на то, что законы для инвесторов идеальны, никто к нам не идет. Открыто говорят: «Вкладывать деньги в Кыргызстан себе дороже, завтра ваши же кыргызбаи захватят, отберут или сожгут предприятие».

Не стало легче и во внутриэкономическом плане. После обвала рубля в ноябре 2014 года из России начали возвращаться мигранты, вот только рабочих мест для них на родине нет. Средняя заработная плата выросла за год всего на 2,1%, пенсия - на 3,65%, инфляция составила 10,5%, а доллар США вырос на 19,57%. Кроме того, очередной раз были повышены тарифы на электроэнергию и тепло. Как тут не вспомнить, что именно подобные действия стали одной из причин смены власти в 2005 году. А на фоне заклинаний о «беспрецедентной борьбе с коррупцией», которая выродилась исключительно в вынесение приговоров представителям оппозиции, картина и вовсе вырисовывается мрачная.

Да и во всем остальном нынешней власти хвастаться особо нечем - не удалась судебная реформа, проваливается военная. Не улучшилась ситуация и с правами человека, вернее, она ухудшается с каждым годом. Несмотря на то, что Кыргызстан продолжает отчитываться во всех комитетах ООН и обещает исполнять все рекомендации этой организации, доклад Human Rights Watch за 2014 год свидетельствует об обратном: в стране до сих пор несовершенное судопроизводство, законодательно закреплено уголовное наказание за клевету, имеют место нападки на правозащитников, о чем ярко свидетельствует факт внесения в парламент Кыргызстана Закона «Об иностранных агентах», происходит притеснение сексуальных меньшинств и ряд других нарушений.

Ситуацию со свободой слова в стране четко характеризует отношение власти к СМИ. Внешне кажется, что последние стали больше критиковать власть, оппозиционные издания не облагают многомиллионными штрафами, как это было при Бакиеве. Но это только внешне. Дело в том, что все те издания, которые считаются оппозиционными, принадлежат отдельным политикам и, соответственно, направленность публикаций зависит от того, находится владелец в опале у власти или нет. Единственный плюс, который по-настоящему оценили журналисты республики, заключается в том, что в преддверии ежегодных пресс-конференций Алмазбека Атамбаева теперь не требуется согласовывать вопросы с пресс-службой президента, как это было при Бакиеве.

Но в последнее время над СМИ нависла гораздо более серьезная проблема - на них ополчился Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ), который в журналистах видит главную угрозу безопасности страны. Вот лишь недавние факты. В августе 2014 года ошское управление ГКНБ КР подало в городской суд иск к журналисту «Ферганы» Шохруху Саипову - статья нашего внештатного корреспондента, по мнению ведомства, дискредитирует честь, достоинство и деловую репутацию киргизской спецслужбы. К счастью, конфликт был мирно улажен в результате переговоров.

В марте 2015 года спецслужбы задержали независимого американского журналиста, Умара Фарука по подозрению в связях с лидерами экстремистской организации «Хизбут-Тахрир» и депортировали из страны. А заодно провели обыск в офисе ошского филиала «Бир дуйно Кыргызстан» и в домах двух адвокатов этой известной правозащитной организации. Позже, на пресс-конференции, посвященной инциденту с американским журналистом, глава «Бир дуйно Кыргызстан» Толекан Исмаилова выразила сожаление, что «даже после двух революций остается печальным факт, что институт ГКНБ как был, так и остается закрытым органом и продолжает давление на невиновных людей».

Кардинальное изменение претерпело после двух переворотов сознание киргизского народа, который теперь пребывает в полной уверенности, что нет другого способа решить любую проблему, кроме как выйти на митинг. И пугает власть очередной, третьей, революцией - мол, что будет не так, мы и вас снесем. Звучит это и в чиновничьих кругах, и в выступлениях оппозиционеров. На упомянутой выше научно-практической конференции эту тему поднял глава академии наук республики Абдыганы Эркебаев, призвавший власти наладить диалог с оппозицией, чтобы не допустить третьей революции: «Больше нельзя создавать условий для третьей революции. Властям надо решать имеющиеся проблемы путем переговоров, уметь налаживать диалог с оппозицией, чтобы больше никогда не проливалась кровь».

Мнение правозащитника

Динара Ошурахунова
Динара Ошурахунова
С вопросом о том, какие параллели можно провести между двумя революциями и какой был в них смысл, «Фергана» обратилась к известной правозащитнице, директору «Коалиции за демократию и гражданское общество» Динаре Ошурахуновой. Отметим, что она была в ряду именно тех правозащитников, кто в первые годы после революции помогал новым властям восстанавливать страну и начинать реформы.

«Искать смысл в революциях очень сложно и делать это должны историки. Пока никакого качественного анализа о важности и необходимости революций я не видела, лишь краткую хронологию. Причины обеих революций понятны - в обоих случаях это был произвол властей, рост коррупции, в силу чего госорганы перестали выполнять свои функции, хорошо обслуживать граждан, а начали нарушать закон и обогащаться. А также фальсифицировали выборы и нарушали права людей, которые перестали находить справедливость в ставших коррумпированными судах. В стране возник дисбаланс, когда власть сосредоточилась в одних руках и стала служить не народу, а одной семье. Это было и в 2005 году, и в 2010-м. И сейчас, через десять и через пять лет, естественно, мы начинаем вспоминать о причинах тех событий, когда все мы хотели изменения жизни и торжества правосудия, чтобы власти перестали нарушать права и стали прислушиваться к чаяниям граждан.

Однако в 2005 году мы увидели, что власть отвернулась от своих граждан, начала использовать правоохранительные и судебные органы для давления на оппозицию и гражданское общество, на всех, кто так или иначе критиковал семью.

В отличие от 2005 года, 7 апреля 2010 года смена президента произошла с жертвами, а сразу за сменой власти произошел этнический конфликт, когда нас провоцировали на войну между двумя братскими народами. Но мы смогли устоять и даже провели конституционную реформу и выборы, став единственной в Центральной Азии страной с парламентской формой правления. Все это было сделано для того, чтобы власть не сосредотачивалась в руках одного человека и это было существенное достижение.

Тогда все ожидали, что после получения таких полномочий парламент покажет пример качественного управления страной, а в реальности мы видим, что депутаты так и не смогли избавиться от внутренних, межличностных дрязг. За пять лет работы парламента так и не было принято каких-либо исторических решений. Вместо этого за $1 доллар был продан «Кыргызгаз», скопом приняты законы по вступлению в Таможенный союз. С другой стороны, возможно, пяти лет все-таки мало для установления качественной парламентской системы и нам надо подождать еще.

Мы проводили анализ работы парламента и выяснили, что было принято огромное количество новых законов и еще больше внесено поправок в старые, но лучше не стало. Тем не менее, парламент отработал положенный ему срок без роспуска и это уже достижение. Раньше чуть ли не каждый год парламент распускали, а сейчас хоть какая-то стабильность. Теперь нам надо думать над тем, как сделать так, чтобы новый парламент (выборы назначены на осень 2015 года - ред.) имел более профессиональный состав и работал не на количество, а на качество законов.

Однако есть одно «но». Во времена и Акаева, и Бакиева политики имели привычку менять законодательство перед выборами. То же самое происходит и сейчас. Предложения повысить избирательный порог, сделать высоким денежный залог, чтобы молодежь не могла попасть в парламент напоминают решения прошлых властей (предложение повысить избирательный порог для партий с 7% до 9% вносил лидер «Ар-Намыс» Феликс Кулов. Что касается избирательного залога, то его предлагали повысить с полумиллиона до пяти миллионов сомов - ред.). А самое неприятное в том, что эти искусственные барьеры предлагают те, кто пару лет назад такие методы критиковал. Почему эти люди в оппозиции вели себя по-другому и чем они отличаются от власти? Во имя чего гибли люди 7 апреля - чтобы опять мы повторяли ошибки прежней власти?!

Коррупция побеждает революцию. Вроде борьба с коррупцией есть, но она стала такой избирательной, что сказалась на доверии граждан к властям. В народе даже шутят «что коррупция борется с коррупцией», потому что теперь она многопартийная. Все ожидали судебной реформы, что отбор судей даст положительные показатели, и люди в судах смогут надеяться на справедливые решения, но и этого чуда не произошло. И опять виновата коррупция.

Теперь о силовых структурах, которые в свое время арестовывали оппозицию и устроили расправу над Геннадием Павлюком. Казалось бы, та оппозиция должна была первой заявить о реформах прокуратуры и правоохранительной системы, однако она этого не стала делать. Ситуация не изменилась, и уже при новой власти ГКНБ утраивает расправы над журналистами и проводит обыски у правозащитников, а МВД задерживает неугодных митингующих.

Наряду с этим не может не настораживать активизация молодежных групп, которые хотят создавать военизированные движения. Или, например, возникновение «Кырк чоро» (последнее время в кыргызских СМИ начали появляться сообщения о некой общественной организации под названием «Кырк чоро». Это группа мужчин от 25 до 40 лет, которые проводят рейды в увеселительных заведениях столицы, принадлежащих иностранцам, и вылавливают тех, у кого просрочены документы, а заодно и местных девушек, которые «обслуживают» приезжих - ред.). Получается, что госорганы и правоохранители не удовлетворяют население своей работой и не могут обеспечить его безопасность, если граждане сами пытаются восстановить справедливость! Нехорошая тенденция.

Мы против революций. Однако нам надо менять сознание населения и поднимать качество образования. Вкладывать в наших детей знания, чтобы пусть хотя бы через пять лет получить профессиональные кадры. Ведь сейчас много непрофессионалов, в том числе и на госслужбе, что сказывается на качестве предоставляемых услуг.

И в заключение я хочу отметить одну деталь. До 2014 года у гражданского общества был хороший диалог с властями. А потом произошел какой-то перелом и нас вдруг начали рассматривать как иностранных агентов, между нами и обществом снова возникла стена. Мне сложно говорить о позитивных моментах, когда мы вместе спасали страну после апрельских и июньских событий, помогали временному правительству, проводили первые парламентские выборы, все вместе работали в 2011, 2012, 2013 годах, критиковали, однако воспринимали друг друга как партнеров, но вдруг что-то произошло, и в 2014 году в СМИ снова началась истерия, что НПО – это грантоеды, а меня и моих коллег начали очернять. Это было неприятно и непонятно. Что случилось? Почему так резко? Тоже самое мы проходили при Акаеве и Бакиеве. Мы разговариваем, проводим совместную работу, а потом что-то происходит и нас выставляют врагами. Вот это не может не настораживать».

Как долго еще власть намерена «извлекать уроки» из событий 2005 и 2010 годов, не создавая при этом условий для третьей революции – неизвестно. Одно можно констатировать, что ни первый, ни второй киргизские перевороты к каким-то глобальным позитивным изменениям в Кыргызстане не привели.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»

 


 

РЕКЛАМА