16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Турция выбирает особый путь «внутренней безопасности»

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал 3 апреля законопроект о внутренней безопасности, серьезно расширяющий полномочия полиции. Тем читателям, кто следил за событиями вокруг «продавливания» президентом законопроекта, могло показаться, что обсуждение было бурным: кулачные бои в парламенте, теледебаты с участием оппозиционных партий, выступавших единогласно против, пятитысячный митинг адвокатов в Анкаре, жесткие критические публикации большинства ведущих журналистов страны и даже глобальная акция протеста, запущенная Freedom House и Human Rights Watch, - сопровождали процесс обсуждения и принятия нового законопроекта.

Но еще 20 февраля Эрдоган, выступая в провинции Элязыг, безапелляционно заявил: «Они (оппозиция в парламенте – ред.) пытаются блокировать законопроект. Не делайте этого. Так или иначе, но законопроект пройдет!»

И он прошел. Иначе и быть не могло – правящая «Партия справедливости и развития», лидером которой Эрдоган и является, имеет подавляющее большинство в парламенте страны, 330 из 550 мест. Законопроект из шестидесяти девяти статей подписан президентом и вступил в силу, что, по мнению большинства экспертов, как турецких, так и международных, резко меняет вектор развития страны – от светского, цивилизованного к традиционной восточной диктатуре. И эти опасения небезосновательны.

Вот только некоторые новшества. Еще до 3 апреля полиция Турции могла задержать гражданина, подозреваемого в каких-либо противоправных действиях, на 24 часа. Теперь – на 48. Прежде на это требовалось решение суда. Теперь достаточно «благословения» полицейского начальника. В совокупности с остальными, эта статья нового законопроекта, вызывавшая наиболее ожесточенные споры в турецком обществе, дает полиции практически неограниченные полномочия. Прослушка телефонов без санкции суда, досмотр граждан «до полного раздевания» и их автомобилей без судебного решения, передача части прокурорских полномочий администрациям, в том числе и губернаторам, назначаемым, кстати, правительством – это, можно сказать, самые «мягкие» статьи нового закона. Дальше все гораздо серьезнее.

Отныне участие в массовых акциях вполне может быть приравнено к самоубийству. Судите сами – полицейский может выстрелить, только заподозрив, что у вас в руках некий предмет, представляющий угрозу. Боевым, на поражение. И его действия будут квалифицированы как оправданные, даже если у вас в руках был не «коктейль Молотова» или оружие, а всего-навсего обыкновенная рогатка или фейерверк. Да даже зажженная свеча. Ни в коем случае нельзя закрывать лицо шарфом – срок до трех лет. Плакаты или униформа запрещенных партий – тоже до трех лет. И так далее, вплоть до внезапных, обоснованных лишь «подозрениями» сотрудника полиции, визитов домой или на рабочее место для проведения обыска. Разумеется, без санкции на то суда…

Еще несколько дней назад, хоть и мелкими шагами и с одними из худших показателей в цивилизованном мире, но уверенно и целенаправленно Турция двигалась к полноценному демократическому обществу. Пусть даже и на фоне недавних блокировок сетевых ресурсов Facebook, Twitter и YouTube и страниц сайтов более чем полутора сотен турецких газет. Теперь же вполне обоснованно можно утверждать, что правительство во главе с президентом выбрали так близкий властям не только многих центральноазиатских стран бывшего Союза, но и иных деспотических режимов в мире, «особый» путь – подавления инакомыслия и создания полицейского государства.

Почему это произошло, какие страхи или иные соображения подвигли Эрдогана на такое решению и чем это может закончиться для турецкого общества? За разъяснениями «Фергана» обратилась к известному специалисту, кандидату исторических наук, доценту кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока ИСАА МГУ Павлу Шлыкову.

«Безусловно, события на Таксиме в 2013 году, турецко-курдский конфликт 2014-го и недавние события с убийством прокурора Кираза добавили «страхов» президенту, но я бы говорил больше об исторической памяти – событиях 60-70-х годов XX века, когда Турция стояла на грани гражданской войны, а пришедшая к власти группа офицеров во главе с генералом Эвреном вынужденно провела массированные репрессии по всему политическому спектру – от коммунистов до радикальных правых и националистов. Эрдоган, по моему мнению, хорошо выучил этот урок истории и боится именно подобного развития событий. И прекрасно воспользовался сегодняшним состоянием турецкого общества, половина которого никак не определится с политическим выбором и при этом чрезвычайно разобщена.

Интересно и другое. Не секрет, что Эрдоган крайне болезненно относится к критике и многократно подавал судебные иски к разным изданиям, правда, как правило, затем отзывал их. «Продавить» же законопроект о внутренней безопасности Эрдогану не помешало даже то обстоятельство, что в руках его оппонентов сосредоточено мощное оружие – практически всеми крупнейшими СМИ страны владеют лидеры оппозиции.

К чему приведет принятие законопроекта, дающего неограниченные полномочия полиции, ответить несложно. Безусловно, Турция удаляется от модели цивилизованного государства. И это вряд ли даст теперь стране надежду стать частью общеевропейского «дома», на что еще не так давно было настроено турецкое общество», - отметил Павел Шлыков.

Сергей Мец

Международное информационное агентство «Фергана»




Новости партнеров