22 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Южный Казахстан становится моноязычным?

15.04.2015 16:02 msk, Алексей Гончаров

Казахстан Разное Общество

Статья 7 Конституции Республики Казахстан гласит: «1. В Республике Казахстан государственным является казахский язык. 2. В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык. 3. Государство заботится о создании условий для изучения и развития языков народа Казахстана».

Можно привести еще ряд статей основного закона страны, которые однозначно и недвусмысленно запрещают всякую дискриминацию по языковому принципу и закрепляют за гражданами право на свободный выбор языка общения, обучения, воспитания.

Президент страны Нурсултан Назарбаев неоднократно публично высказывался о необходимости для граждан страны трехъязычия, где к казахскому и русскому языкам добавляется знание английского.

С точки зрения юридической и официальной «все хорошо, прекрасная маркиза», но…

При советской власти

Прежде чем поговорить о сегодняшней ситуации, вспомним недавнее прошлое. Я не берусь говорить за весь огромный и многообразный Казахстан. Будучи уроженцем и жителем самой многонаселенной в республике Южно-Казахстанской области, а точнее, ее административного центра - третьего по величине города страны Шымкента, - я попытаюсь описать и проанализировать только то, чему был и являюсь свидетелем.

Мой аттестат о среднем образовании, выданный в 1979 году, заполнен на двух языках, сначала на казахском, потом на русском. В бытность студентом Кемеровского университета я удивлял сибиряков советским паспортом, так же заполненным на двух языках, и их одноязычные паспорта были даже потоньше моего.

На двух языках печатались и все решения органов местной власти. В силу объективных причин русский, конечно, на практике превалировал. Но внешние формальности соблюдались строго.

При этом казахскому языку в русских школах практически не учили, а уроки проводились для галочки, как, впрочем, и уроки английского. А вот русскому в казахских школах учили по-настоящему. Поэтому найти в Чимкенте русского, знающего казахский язык, а в самом глухом ауле – казаха, совершенно не знавшего русского языка, было непросто.

Где сегодня выучить казахский?

В областном департаменте образования сообщить, какой процент учащихся в русских школах способен говорить на казахском языке, мне не смогли, но заверили, что такие дети есть. Но как отец школьника, который убеждает своего сына, что казахский язык для него - главный предмет, не могу не удивляться тому, что основной формой домашнего задания, вплоть до восьмого класса, являлось просто «выучить стихотворение». А вот перевести это стихотворение, понять, о чем оно, - не задавали.

В свое время сын ходил в казахскую группу детского сада и бойко болтал на государственном языке. Только через год нас мягко попросили его оттуда забрать и перевести в русскую группу: воспитателю не доплачивают за работу с ребенком, не являющимся по рождению носителем казахского языка, так что тут и обижаться не на что…

Несколько лет назад у жены на работе стали преподавать государственный язык – раз в неделю, по средам. Через два занятия она гордо сообщила, что заместитель по-казахски будет «комекши», а когда я заметил, что комекши – это помощник, твердо меня заверила, что их преподаватель лучше знает…

Кстати, занятия у них - а это медицинское учреждение - шли по учебнику, который стоил 2500 тенге. На тот момент это была приличная сумма, но я купил. И это было единственное пособие на курсах, поскольку никакая медсестра из своей скудной зарплаты таких денег на книгу не выделила. Впрочем, через пару месяцев курсы закрылись.

Однако в нынешнем году казахский язык им снова начали преподавать без отрыва от работы, и качество преподавания стало несколько выше.

На весь Шымкент есть один бесплатный центр по изучению государственного языка. Может он удовлетворить потребности всех желающих? Вопрос, конечно, риторический.

Процент русскоязычного населения, знающего казахский язык, растет, но очень медленно. И происходит это, в основном, не благодаря мерам, принимаемым государством. Мои сын на бытовом уровне заговорил по-казахски, но это заслуга не школы, а пацанов во дворе.

К сожалению, ситуация с преподаванием казахского языка в русских школах Шымкента за годы независимости ненамного улучшилась. И никаких критериев, кроме конечного знания его выпускниками, здесь быть не может.

Это признали даже в областном славянском этнокультурном центре. В интервью одному из местных телеканалов его руководитель Юрий Кирюхин согласился с журналисткой, что незнание учениками русских школ государственного языка - большая проблема. И предположил, что в этом виноваты несовершенные методики обучения.

А между тем на развитие государственного языка в республике выделяются огромные бюджетные средства. В новостях едва ли не ежемесячно сообщают о появлении новых «чудодейственных» методик обучения. Только до школ они, похоже, не доходят.

Учите сами

Ревнители скорейшего перевода страны на всеобщую казахоязычность любят ссылаться на Прибалтику. Вот там, мол, молодцы, даже гражданство без знания языка не дают.

Известный этнолог Игорь Савин изучал опыт обучения в Латвии латышскому языку.

- Во-первых, там далеко не так жестко, как рисуют иные СМИ. Во-вторых, обучение языку строго добровольно. И реально знания латышского языка требуют только от тех, кто связан с государственной службой или бюджетной сферой. И самое главное - обучение организовано для всех совершенно бесплатно по месту работы и в рабочее время. В каждом квартале городов были открыты бесплатные, работающие по 12 часов в сутки кабинеты обучения латышскому, куда граждане могут приходить в любое удобное для них время.

Ничего подобного для обучения шымкентцев, не знающих казахского языка, конечно, нет. Хотя разного рода платных курсов, где можно изучать как казахский, так и русский, в городе предостаточно. Но южане, как правило, небогаты. И взрослый человек, устающий на работе и думающий лишь о создании достойных условий для семьи, вряд ли пойдет вечером за свои деньги еще и языку обучаться.

Зато все чаще можно встретить в государственных русскоязычных СМИ выражения типа: «Знать государственный язык - долг каждого» (ни в одном законодательном акте действующем в стране это не закреплено), «уважение к языку - уважение к народу» или совсем недавнее - «человек, живущий в стране и не знающий ее языка, - либо оккупант, либо гость» (сокращенная и искаженная цитата Маркса).

У автора - коренного казахстанца, увы, владеющего казахским языком лишь на уровне «торгового общения», - подобные слоганы вызывают резонный вопрос: неужели ценность человека для страны определяется не его гражданской позицией, честностью, трудовым вкладом, а лишь знанием государственного языка?

В тех же государственных русскоязычных СМИ регулярно печатаются материалы об этнических славянах, знающих казахский язык. Герои публикаций неизменно заявляют, что язык они выучили сами, поскольку очень хотели. Мол, кто хочет - выучит, а кто не хочет - найдет отговорку.

Безнаказанные нарушения

В стране есть силы, желающие отмены седьмой статьи Конституции. По этому поводу даже подавался запрос в Конституционный совет. Как, мол, ее понимать? Ответ был прост: понимать надо, прямо как написано. Но это не мешает ее игнорированию.

Несколько лет назад при заполнении таможенной декларации в аэропорту Алма-Аты я обнаружил лишь два вида бланков: на казахском и английском языках. Ни одной надписи на русском языке до сих пор не было на главпочтамте Шымкента. Как правило, нет надписей на русском языке на дверях кабинетов в общественных организациях.

Специалисты из Департамента по развитию языков, отвечающие за соблюдение баланса в языковой политике, этого словно не замечают.

Появилось еще одно веяние - чиновники, по закону обязанные знать два языка, принципиально отказываются давать журналистам интервью на русском. И на все отсылки к закону отвечают: у нас свои законы. Таких, к счастью, пока немного, но тенденция тревожная. Особенно любопытен в этом отношении шымкентский гидрометеоцентр, синоптики которого за целый год не дали телекомпании, в которой я работаю, ни одного интервью на русском языке.

Примеры такого рода можно множить долго.

Пресс-службы разного рода акиматов (администраций) в последние годы разрослись. Там, где раньше работали два-три человека, которые аккуратно готовили для журналистов пресс-релизы на двух языках, теперь работает с десяток, а то и больше. При этом получить пресс-релиз на русском языке часто становится проблемой. Почему? Оказывается, писать их просто некому.

- Извините, у нас нет человека, кто бы грамотно по-русски писал, - объяснил эту ситуацию один из клерков.

Людей, не знающих государственный язык, на госслужбе в Южно-Казахстанской области нет. И это совершенно правильно. Люди, не знающие русский язык, постепенно появляются, что с конституционными требованиями об «официальном употреблении» русского никак не вяжется.

Статистика

Языковой доктриной, провозглашенной президентом Казахстана, является трехъязычие, которое должно сделать нацию реально конкурентоспособной в глобальном мире. В отчетном докладе акима (главы) области перед населением, опубликованном в газете «Южный Казахстан» в конце прошлого года, говорилось, что казахским языком в области владеют 89,5% населения области, русским - 61,3%, английским - 7%.

По данным, приведенным в «Программе развития города Шымкента на 2011-2015 годы», в Шымкенте проживают представители более 15-ти национальностей, из них 65% - казахи, 14,1% - русские, 13,7% - узбеки. Со ссылкой на Департамент статистики утверждается, что «по сравнению с 2011 годом наблюдается устойчивый рост освоения языков». Граждане (зрелого возраста), освоившие государственный язык, составляют 75,1%, граждане, освоившие казахский, русский, английские языки - 11,5%, количество жителей не казахской национальности, освоивших государственный язык, составляет 51%.


Таблица о знании языков жителями Шымкента. Данные из «Программы развития Шымкента на 2011-2015 годы»

В городе работает 20 этнокультурных центров и филиалов, при областном акимате действует Ассамблея секретариата, тесно работающая с этнокультурными центрами. В Шымкенте действует государственное учреждение «Дом дружбы народов».

30 общеобразовательных школ города проводят обучение на казахском языке, 50 школ - на казахском, русском и узбекском языках, на русском языке – одна школа.

В 2013 году количество обучающихся государственному языку на государственных и частных курсах составило 1.173 человека, из них курсы казахского языка прошел 871 человек, английского – 4.867 человек. В итоге по сравнению с 2012 годом, количество владеющих казахским языком увеличились на 0,5%, а русским и английским языками - на 0,9%.

Однако человеку, который живет в Шымкенте и постоянно сталкивается с необходимостью общаться с самыми разными людьми, очевидно, что общество постепенно становится моноязычным. Казахоязычное большинство и русскоязычное меньшинство перестают понимать друг друга, а это тревожная тенденция.

Языковый вопрос крайне сложный и щепетильный, об этом не раз говорил президент, так не пора ли браться за дело реально? Учить детей государственному языку в русских школах, дать реальную возможность взрослым изучать его, прекратив демагогию по этому поводу. И сбалансировано подходить к тем же вывескам, которые почему-то попадают в поле зрения контролирующих органов только в том случае, если на них нет надписи на государственном языке.

Есть масса методик, апробированных в других странах, одна из которых - билингвальное обучение. С помощью ОБСЕ его внедрили в некоторых узбекских школах Сайрамского района области: ученики узбекских школ, кроме первоклассников, начали проходить некоторые предметы на казахском и русском языках. Суть методики в том, что изучается именно предмет - язык же в этом случае усваивается автоматически. Причина внедрения такого метода была в том, что ученики могли сдавать ЕНТ (единый текст) только на казахском или русском (по выбору), и в результате в вузы поступали единицы. После внедрения билингвального обучения количество поступивших выпускников узбекских школ резко увеличилось.

Областной департамент образования тогда поспешил отчитаться об успехах. Чиновники обещали подумать о распространении такого опыта и на шымкентские школы. Прошло несколько лет - до сих пор думают.

Алексей Гончаров

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА