27 Апрель 2017

 

Новости Центральной Азии

К 70-летию Победы: Политрук из Города цветущего миндаля

Через несколько дней мы все будем праздновать 70-ю годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне. По традиции каждый год мы представляем нашим читателям цикл материалов, рассказывающих о ветеранах и участниках войны — как о выдающихся героях, так и о рядовых солдатах. Сегодня о своем отце-фронтовике вспоминает историк, член экспертного совета «Ферганы.Ру», Камолудин Абдуллаев.

* * *

Мой отец Наджмиддин Пашаевич Абдуллаев родился в Городе цветущего миндаля - утопающем в зелени абрикосовых садов древнем Канибадаме (Таджикистан). В 1936 году поступил в Таджикский государственный учительский институт имени Горького в Ташкенте, откуда его вскоре перевели на химфак Сталинабадского педагогического института (ныне Таджикский государственный педагогический университет имени Садриддина Айни), который он окончил накануне войны, в 1941 году. Об этом периоде жизни отца мне напомнил однажды удивительный случай, произошедший со мной в 2000-м году.

На одном из приемов в Йельском Университете (США), где я тогда проходил стажировку, ко мне с бокалом вина подошел пожилой профессор с молодой женой под руку - русский, который, как выяснилось, окончил филфак Сталинабадского пединститута, причем в том же году, что и мой отец! К сожалению, я не запомнил имени этого человека. После войны он уехал в Америку и долгие годы преподавал русский язык в Йеле. В числе его учеников были видные политики, даже один будущий президент США. Меня тогда поразило, что профессор, будучи, наверняка, «антисоветчиком», очень тепло отзывался о своей альма-матер и Таджикистане. К тому времени моего отца не было в живых уже семнадцать лет. Во время беседы с профессором у меня потеплело на сердце от мысли, что этот элегантный господин не раз пересекался с моим отцом в коридорах института, а может, даже общался с ним накоротке. Институт ведь был совсем небольшим - одно здание.


Студенты Таджикского учительского института в Ташкенте. На фото справа Ходи Кенжаев - будущий Герой Советского Союза. В середине - Наджмиддин Абдуллаев. Ноябрь 1936 года.

Когда началась война, отец пошел в военкомат, не дожидаясь повестки. Его, как дипломированного кадра, сразу послали на курсы политруков (политических руководителей) в Ташкент, а оттуда – прямиком на фронт. Воевал в качестве политрука, командира взвода, заместителя командира роты. Участвовал в Сталинградской битве.

Как-то довелось мне беседовать с ветераном войны, назовем его Д., который рассказал мне, что он учился на офицерских курсах в Ташкенте вместе с моим отцом. Отправляясь на фронт, Д. скрыл, что у него есть звание, так как был напуган рассказами о том, что немцы беспощадны к политрукам. Воевал красноармеец Д. от начала до конца войны рядовым, был награжден орденом Красной Звезды и медалями, жил в почете и уважении до глубокой старости в окружении детей и внуков.

На самом деле рядовым на той войне порой приходилось не легче, чем офицерам. Кроме того, надо учитывать, что в первые месяцы войны на фронте и в тылу людей нередко охватывали растерянность и паника, вызванные большими территориальными и человеческими потерями, понесенными советской стороной из-за ошибок политического руководства страны. Среди четырех миллионов советских военнопленных, попавших в плен в те месяцы, были комиссары-политруки, которых фашисты обычно расстреливали на месте. Наверняка слухи об этом ходили и среди призывников.

Последняя фронтовая должность моего отца - командир пулеметной роты 9-го гвардейского стрелкового полка 3-й гвардейской стрелковой дивизии Четвертого Украинского фронта. В 1943 году гвардии старший лейтенант Наджмиддин Абдуллаев получил второе тяжелое ранение, после излечения был демобилизован - в марте 1944 года. Награжден Орденом Отечественной войны 2-й степени и медалями. Сразу после войны он получил Орден Ленина и Орден «Знак Почета» за восстановление народного хозяйства.


Н.Абдуллаев и его однополчанин Гогошидзе. Фронтовое фото, вероятно, 1943

Из рассказов отца о войне помню воспоминания о его верном ординарце-русском, однополчанине-грузине Гогошидзе, командирах. Особенно глубоко в мое мальчишеское сердце запал рассказ о коне по кличке Орлик.

В одном из боев немецкий снайпер, целясь в моего отца, попал в Орлика. Во время рассказа в моем сознании сразу возникла картина средневекового боя: верный конь гибнет, спасая наездника - отважного воина. Вид умирающего Орлика привел отца в ярость, и он открыл ответную стрельбу, дав своей роте приказ стрелять по точке, откуда велся огонь. Стрелял до тех пор, пока не убедился, что друг отомщен.

Еще отец рассказывал о лирических и даже романтических встречах, которые случались с ним на войне. Меня поразило, что и Д., и отец, говоря о войне, больше всего вспоминали о дружбе, привязанности, любви и верности - о глубоких человеческих чувствах, которые они, юноши 24-27 лет, испытывали тогда. Всю жизнь отец из всех людей, окружавших его, старался выбирать для общения и совместной деятельности своих земляков-односельчан и фронтовиков, военных. Среди них могу назвать легендарного Ходи Исабаевича Кенджаева - Героя Советского Союза, с которым отец учился до войны в учительском институте, а также обладавшего гигантским ростом начальника оперативной группы Среднеазиатского Пограничного округа генерала-майора Владимира Христофоровича Лапина. Вместе с Лапиным отец отвечал за охрану границы с Афганистаном - во время работы в Хороге в должности первого секретаря комитета партии Горно-Бадахшанского автономного округа (ГБАО) в 1956-1961 годах.


Руководство Горно-Бадахшанской автономной области, 1960 г. Сидит третий слева - Абдуллаев


Н.Абдуллаев и В. Х. Лапин. Сессия Верховного Совета СССР, 1960 г., Москва.

Привязанность к военной службе и верность идее защиты родины привели к тому, что оба сына Наджмиддина Абдуллаева отслужили в армии. Хотя я, честно, этого совсем не хотел, но не мог ослушаться отца и два года служил офицером Советской Армии. Однако старший брат унаследовал «офицерскую кость»: начав с Суворовского училища, он ушел на пенсию генерал-майором.

Приближается очередной юбилей Победы. Наверное, я должен вспомнить что-то героическое. Увы! Никаких рассказов отца о том, на каких фронтах он воевал, о боях, геройстве, о ненависти к фашистам, гневе и мщении (кроме как за коня) я не помню. Ничего такого, что могло говорить о личных заслугах, отец, да и другие фронтовики, которых я знаю, не стремились донести до следующих поколений. Во всяком случае, они не говорили об этом, пока их об этом не просили. Для нас, сегодняшних, они, конечно, герои, но сами они таковыми себя не ощущали, и никогда не считали, что они - какие-то особенные, и что общество обязано им чем-то. Фронтовики - люди скромные и глубоко порядочные, понимали друг друга с полуслова, доверяли друг другу полностью. Ими был накоплен, что называется, бесценный человеческий капитал, который жив, пока они живут среди нас. Пока есть мы, кто это понимает и кто связан с ними кровными и духовными узами. И наконец, пока мы можем говорить об этом вслух.

В День Победы, как всегда, я не стану смотреть шумный военный парад, а отнесу неспешно цветы на могилу отца-фронтовика.


Отец в последние годы жизни (приблизительно 1980 г.)

Абдуллаев Камолудин - историк, член экспертного совета ИА «Фергана.Ру», Душанбе, Таджикистан.

Международное информационное агентство «Фергана»



Новости от партнеров «Ферганы»

«Фергана» рекомендует