12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Ликбез для прокуроров и пропагандистов от Толекан Исмаиловой

Известная правозащитница, руководитель организации «Бир Дуйно-Кыргызстан» Толекан Исмаилова решила в форме открытого письма ответить на выпады со стороны бишкекской газеты «Дело №», разместившей 9 апреля 2015 года публикацию «Опять скандал! В эпицентре которого правозащитники». Ответ Исмаиловой примечателен и как частный случай, сам по себе, и как существенное обобщение, поскольку представляет собой почти исчерпывающее описание взаимоотношений активистов и власти. Главное в этих взаимоотношениях - давление, оказываемое на гражданское общество, незаконное вмешательство спецслужб в деятельность юристов и адвокатов при значительной поддержке со стороны пропагандистских СМИ. Ответ Толекан Исмаиловой шире, чем просто переписка с газетой, в нем дается опровержение многим ложным стереотипам, формируемым в отношении правозащитников структурами правительства и провластными средствами массовой информации.

Открытое письмо в газету «Дело №»

«Прочитав в газете «Дело №» статью Артура Исаева под броским названием «Опять скандал! В эпицентре которого правозащитники», после некоторых раздумий я решила поделиться мнением, поскольку, как гласит девиз этого издания, «солнце светит всем одинаково».

Вначале о «скандале».


Прочитать статью в газете «Дело №» можно, кликнув на картинке

Думаю, не надо путать слово «скандал» с закрепленным статьей 31 Конституции Кыргызской Республики правом человека на свободу мысли и мнения, на свободу их выражения и свободу слова. Скандал действительно произошел, потому что в нарушение статей 26 и 29 Конституции сразу после окончания обыска вечером 27 марта пресс-служба Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана (ГКНБ) объявила, что в домах адвокатов и офисе правозащитного движения «Бир Дуйно-Кыргызстан» найдены «экстремистские материалы». Потом, правда, спохватились и ближе к полуночи заменили это определение термином «религиозные материалы», однако старая формулировка так и осталась на некоторых сайтах.

Грубое нарушение законности при изъятии адвокатских дел у адвокатов – это скандал.

Но сначала напомним о гражданине США журналисте Умаре Фаруке. Корреспондент «Дела №» Артур Исаев, красочно описав его задержание и выдворение, умолчал о правовых аспектах (что характерно для газеты, работающей под указанным выше броским девизом).

В своем интервью по этому делу прокурор Ошской области Айбек Турганбаев отметил: «У нас ведь правовое государство» (как говорится, вашими бы устами да мёд пить).

Корреспондент пишет, что, по официальному заявлению ГКНБ, в сумке Умара Фарука нашли компакт-диски с видеоматериалами «религиозно-экстремистского характера с призывами к джихаду и межнациональной розни».

Из материалов дела следует, что Фарук был доставлен в Управление ГКНБ по Ошу и Ошской области работниками 10-го отдела милиции по заявлению двух граждан, которые написали, что Умар занесен в «черный список» Российской Федерации.

На допросе Умар Фарук заявил, что у него никаких компакт-дисков не было и, возможно, они были подложены ему работниками милиции. То есть, исходя из норм Уголовно-процессуального кодекса, Фарук сообщил о совершенном преступлении. Мимоходом отметим, что никакой проверки по его сообщению следователь УГКНБ не провел, хотя был обязан. Исходя из требований норм закона, формально это - укрывательство преступления, то есть, уголовно-наказуемое деяние.

В отношении Фарука 26 марта возбуждается уголовное дело по ряду тяжких статей Уголовного кодекса: покушение на публичный призыв к насильственному захвату власти, насильственное изменение конституционного строя с использованием СМИ, приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, умышленное использование символики или атрибутики экстремистских организаций. Журналиста закрывают в СИЗО УГКНБ. А 27 марта в домах адвокатов и ошском офисе правозащитного движения «Бир Дуйно-Кыргызстан» проходят обыски, в ходе которых было изъято более сотни адвокатских материалов.

Уже на следующий день, 28 марта, следователь УГКНБ приводит Умара Фарука в Ошский городской суд, где объявляет, что состава преступления в действиях американца нет, он не виновен и подлежит депортации, как правильно указано в газете, за «нарушение порядка пребывания на территории Кыргызской Республики». Суд в присутствии прокурора соглашается с мнением следователя.

В постановлении суда от 28 марта, которым Умар Фарук депортирован за пределы Кыргызстана, не разберется даже самый искушённый в юриспруденции ученый. Суд все сделал для того, чтобы угодить ГКНБ. Корреспондент информагентства «Фергана.Ру» Сергей Мец в опубликованной 30 марта 2015 года статье «Умар Фарук и киргизское «дело правозащитников»: главное - изъять документы и депортировать» попытался разобраться в юридических хитросплетениях этого постановления, но не смог логически довести свой разбор до конца, отметив, что одни выводы суда явно противоречат другим.

Более того, статьей 390 ч.2 Кодекса об административной ответственности, на которую ссылается суд, выдворяя Умара Фарука, установлено, что иностранный гражданин может быть депортирован, если он повторно в течение года после применения к нему мер административного взыскания нарушит правила пребывания в Кыргызской Республике. По-видимому, Умар Фарук знал об этом и просил оставить его в Кыргызстане, но его депортировали.

Права и свободы человека (независимо от гражданства, расы, национальности, цвета кожи и так далее) являются высшей ценностью, устанавливает статья 16 Конституции Кыргызской Республики. Статья 24 гласит, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

У нас не полицейское государство. Незаконное двухсуточное содержание в подвале ГКНБ инвалида, страдающего ДЦП, - Умара Фарука, - это уголовно наказуемое деяние. В итоге Фарук познал все прелести правового, как считает прокурор области, государства Кыргызстан. «Солнце светит не всем одинаково».

Теперь о флеш-картах, DVD-дисках, брошюрах религиозного содержания, которые, как указано в газете, были изъяты у адвокатов 28 марта 2015 года и о которых они не распространяются. И правильно. Есть понятие адвокатской тайны, которая грубо нарушена проведенным изъятием и осмотром адвокатских материалов, – пишу в качестве «ликбеза» для прокурора области Айбека Турганбаева, который по поводу изъятия документов у адвокатов заявил: «Изъяли то, что посчитали нужным изучить».

Напомню часть 5 статьи 29 Закона «Об адвокатуре Кыргызской Республики и адвокатской деятельности»: «Истребование, изъятие, осмотр, проверка, копирование документов, сбор и использование информации, связанные с юридической помощью по конкретному уголовному делу, допускаются лишь в случае привлечения адвоката в качестве обвиняемого». И при обыске (это записано в протоколе) адвокаты заявляли следователю, что эти материалы уголовных дел изъятию не подлежат. Отмечу: в отношении адвокатов никакого уголовного дела возбуждено не было, обвинение им не предъявлялось.

Теперь о материалах, изъятых у журналиста Умара Фарука и представленных адвокатами. Как отмечено в газете, это копии постановления о привлечении к уголовной ответственности в качестве обвиняемых А.Юсупова и И.Салибаева, экспертизы материалов с проповедями Рашода Камалова, их визитные карточки.

В данном случае адвокатами не нарушена ни одна норма закона. Процесс по делу А.Юсупова и И.Салибаева проходил в открытом режиме в Ошском городском суде. Экспертиза по материалам, изъятым у имама Рашода Камалова (в нарушение презумпции невиновности), была озвучена МВД в средствах массовой информации.

Артур Исаев делает странный вывод: правозащитники надеялись, что Умар Фарук своими публикациями поможет защитить имама Камалова и, как он написал, «сирийцев». Откуда такая фантазия? Но даже если так, спрашивается, для чего же существуют адвокаты? Закон «Об адвокатуре Кыргызской Республики и адвокатской деятельности» в ч.1 п.4 статьи 26 обязывает, подчеркиваю - обязывает адвоката «использовать все предусмотренные законом средства и способы для защиты прав, свобод и законных интересов доверителей, обеспечения подзащитным доступа к правосудию».

Другое дело (как радостно сообщил Исаев), что публикация до вынесения судебного приговора в газете про этих, как он называет, «сирийцев» статьи «Заблудшие воины» и фотографий грубейшим образом нарушила их права, закрепленные в статье 26 Конституции Кыргызской Республики, и презумпцию невиновности. Это недопустимо. В практике судопроизводства демократических государств есть прецеденты, когда суды признавали это грубейшим нарушением прав человека.

Кстати, надо отметить, что все «сирийцы» на суде заявили: многие полученные от них признательные показания не соответствуют действительности, поскольку были даны под пытками, но они боялись в этом признаться, пока находились в подвале ГКНБ.

Один из них написал письменное заявление, о чем адвокаты сообщили на суде. Но потом, как он признался, сокамерники заявили ему, что это пустая трата времени, все равно никакого толку не будет. Действительно, это так, если сам прокурор области, как видно из его интервью, не намерен этим заниматься.

Ничего не могу сказать о денежных средствах, указанных в комментарии прокурора области, поскольку ничего о них не знаю, так же как не знаю, откуда у него такие цифры и информация. Если прокурор усмотрел какие-либо нарушения законности, он обязан устранить их посредством актов прокурорского реагирования.

Считаю, это не уровень мышления прокурора, тем более - прокурора области. Я не думаю, что он относится к той категории общества, которая судачит, подсчитывая деньги в чужих карманах. Основная задача прокурора, как определено в статье 104 Конституции, - надзор за точным и единообразным исполнением законов. Авторитет прокуратуры во всех слоях общества зависит от того, как она будет следовать этому конституционному принципу. Надзорные функции прокуратуры закреплены во многих постсоветских странах. Еще в постулате одного из классиков марксизма-ленинизма заложено, что не может быть законности казанской и рязанской.

При разработке Конституции Кыргызстана, особенно первой, было много споров о целесообразности слияния органов прокуратуры с Министерством юстиции, как в некоторых зарубежных странах. Победила точка зрения, что необходим орган, осуществляющий надзор за исполнением законов. Считаю это правильным.

А быть «борцом» с экстремизмом и терроризмом, каковым выставлен прокурор области в статье «Дела №», - это не основное дело прокуратуры. Для этого есть соответствующие органы и спецслужбы, которые имеют или должны иметь в своей системе оперативные службы, криминалистическую технику и криминалистов, специфические лаборатории, экспертов, специалистов и так далее. Прокурор же должен надзирать за их деятельностью, особенно в области соблюдения прав человека, давать правовую оценку нарушениям законности, а не бороться с кем-то или с чем-то.

Поскольку адвокатская тайна уже нарушена, по согласованию с доверителями информирую читателей. Часть изъятых DVD-дисков – это, в основном, диски с проповедями Рашода Камалова, изъятые ранее в ходе обыска у Дилёржана Джумабаева (его защищают адвокаты, о нем уже написал ряд интернет-изданий) и возвращенные его родственникам после экспертизы Госкомиссии по делам религий потому, что в них не выявлено ничего противозаконного. Они были у адвокатов среди копий материалов уголовного дела. После обыска в доме Рашода Камалова эти же, в основном, диски с его проповедями Госкомиссия по делам религий признала «не соответствующими Конституции Кыргызской Республики и нормативно-правовым актам».

Адвокаты планировали в ходе судебного процесса по делу Рашода Камалова выяснить у эксперта Госкомиссии по делам религий, почему по одним и тем же дискам даются противоречащие друг другу заключения. Тем более что заключения давал один и тот же человек. DVD-диски с проповедями Рашода Камалова находились в свободной продаже, как минимум, на рынках Ошской области.

Согласно статье 13 Закона «О противодействии экстремистской деятельности», «информационные материалы признаются экстремистскими судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора, заявившего требования о признании материалов экстремистскими. Копия вступившего в законную силу судебного решения о признании информационных материалов экстремистскими направляется в орган исполнительной власти в сфере юстиции. Список экстремистских материалов подлежит периодическому опубликованию в средствах массовой информации, а также на официальных интернет-сайтах, уполномоченных государственных органов в сфере юстиции, осуществляющих противодействие экстремистской деятельности».

По официальной информации Министерства юстиции Кыргызской Республики, копии вступивших в законную силу судебных решений о признании упомянутых выше информационных материалов экстремистскими к ним не поступали.

Качество, законность и объективность специалистов Госкомиссии по делам религий, их квалификационный уровень вызывают много сомнений. Это тема отдельного разговора, и мы направили свои предложения в соответствующие государственные органы.

В настоящее время правительство принимает значительные меры, чтобы поднять уровень адвокатской деятельности. Принят новый закон, избран Совет адвокатов Адвокатуры, который, кстати, первым осудил незаконные действия ГКНБ.

Поддержать адвокатов - это долг общественности и, в первую очередь, прокуратуры. Адвокаты подали жалобы в суды на незаконные действия следователя УГКНБ. Адвокатская тайна, адвокатская неприкосновенность гарантированы не только национальным законодательством, но и международными пактами и конвенциями в области прав человека, в частности, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Международным пактом о гражданских и политических правах и так далее. В судебной практике Комитета ООН, Европейского суда по правам человека есть прецеденты рассмотрения таких дел. В них четко сформулированы критерии понятия адвокатской тайны и гарантии адвокатской независимости.

Все это я привожу потому, что в Конституции Кыргызской Республики закреплено положение о том, что международные договоры по правам человека имеют прямое действие.

Посмотрим на решения наших судов по жалобам адвокатов. Случай с Умаром Фаруком и адвокатами доказывает, что нужен гражданский контроль над деятельностью спецслужб. Мы свидетели того, что даже в самых демократических государствах они могут нарушать права человека. Общественности, гражданскому сектору необходимо продумать этот вопрос.

Теперь несколько комментариев к моей деятельности, красочно описанной корреспондентом «Дела №» Артуром Исаевым. У нас пока не правовое государство, каковым пытается представить Кыргызстан прокурор области, но мы взяли курс на его построение. Это хорошо, что в обществе есть различные мнения. Даже если их не слышать, то хотя бы надо слушать. Диалог должен проходить цивилизованно, не стоит брызгать слюной и размахивать кулаками, тем более - пускать их в ход. Привить эту культуру обществу - одна из задач журналистов.

Мы уже проходили, когда под лозунгом «Одобрям-с!» единодушно поддерживали внутреннюю и внешнюю политику «нашей родной коммунистической партии». Исаев хочет повторения этого?

Неужели мы до сих пор не поняли, что две прошедшие революции - это следствие беспросветной коррумпированности и обнищания населения, а не происки правозащитников или каких-то третьих сил? Это следствие того, что чиновники, правоохранительные органы, суды (часть из них продолжает работать, поменяв портрет президента над своими креслами) обслуживали кланы, поделившие власть. Мы критиковали и критикуем власть за то, что она не обеспечивает основное право человека - на достойную жизнь.

В заключение – несколько слов о правозащитнике Азимжане Аскарове, поскольку Исаев прошелся и по нему. Мы пытались обратить внимание власти на грубейшие нарушения норм Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, международных договоров и обязательств Кыргызской Республики в области прав человека при расследовании уголовного дела и судебных разбирательств в отношении Аскарова. К сожалению, нам это не удалось. В настоящее время Комитет ООН по правам человека принял к производству его дело. Дождемся решения и посмотрим, насколько мы были правы.

Что касается сумм, которые мы получаем от международных доноров, их поступление и расходы публикуются на нашем сайте, ежегодно проводятся независимые аудиты. Мы производим все отчисления в бюджет и иные платежи, предусмотренные законодательством. Бухгалтерский учет ведется по международным стандартам. Мы работаем открыто.

С уважением, Толекан Исмаилова, руководитель правозащитной организации «Бир дуйно-Кыргызстан»

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА