27 Апрель 2017

 

Новости Центральной Азии

Спасибо деду: Войну выиграли люди, а не символы

22 апреля стартовала традиционная российская акция «Георгиевская ленточка»: оранжево-черную ленту будут раздавать в 85 регионах России и в российских консульствах и посольствах в более чем 70 странах. Некоторое время назад в интернете появилось сообщение, что в Казахстане во время празднования Дня победы не будут использоваться георгиевские ленты, а российскому посольству рекомендовано воздержаться от их раздачи. «Во время парада в Астане будет использоваться традиционный цвет Победы – красный и национальный – бирюзовый», - говорилось в сообщении, которое было широко растиражировано в социальных сетях. В Казахстане началось бурное обсуждение: одни утверждали, что отказ от ленты – это предательство Победы 1945 года, другие – что лента стала символом сепаратистского движения на Юго-Востоке Украины, и смешивать две войны не следует.

Российское посольство в Казахстане было вынуждено отреагировать на шум в соцсетях и официально заявить, что никто им не запрещал раздавать георгиевские ленты и что акция будет проводиться с 24 апреля совместно с российским центром культуры. В Астане 8 и 9 мая раздадут пять тысяч георгиевских лент.

Независимый журналист Сергей Дуванов написал для «Ферганы» колонку о победе и ее цене – и о том, что сегодняшнее бурление вокруг георгиевской ленты не имеет никакого отношения к тому горю и отчаянию, которое накрыло фронтовиков и их современников семьдесят лет назад.

* * *

Читая полемику между сторонниками и противниками георгиевских ленточек, я, откровенно говоря, плевался. Эта дискуссия была мне противна. На мой взгляд, она оскорбительна для тех, кто воевал на этой войне, кто погиб на ней, кто вернулся с нее, но не дожил до 70-летия Дня победы, и для тех немногих ветеранов, кто еще живет сейчас.

О чем, собственно, спор? О ленте, которая не являлась символом победы для воевавших на этой войне. Георгиевскую ленточку сделали фетишем уже в наше время политики, решившие использовать эту победу в качестве инструмента продвижения своих политических претензий. На самом деле, георгиевская лента - это продукт современной масс-культуры, используемый для формирования реваншистских настроений у населения России.

Для меня главным авторитетом в вопросах этой войны остается мой дед, прошедший ее от первого до последнего дня и встретивший победу в Праге. И несмотря на то, что я много что знал об этой войне из различных книг, все же более честной и верной информации, чем от деда, я не получал ни от кого. Почему я в этом уверен? Потому что ни один военный эксперт, ни один участник войны, ни даже сам Жуков не могут дать той правды, какую могли рассказать два фронтовика, вспоминая каждый свою войну… после нескольких стаканов самогона, закусывая бабкиными солеными огурцами и капустой. А я, лежа за занавеской на огромной, в пол-избы печи, слушал и впитывал эти разговоры, которые во многом не соответствовали школьным представлениям о войне.

Советская открытка ко Дню победы.

Изображение георгиевской ленты использовалось в советское время как символ праздника победы 9 Мая. На георгиевской ленте крепились ордена Славы, учрежденные в 1943 году, и медаль «За победу над Германией» 1945 года с профилем Сталина. Последнее время георгиевская лента в России стала объединяющим символом сторонников политики РФ в Крыму и на Юго-Востоке Украины и «анти-болотного» движения, выступающего против оппозиции.
Матеря последними словами советскую власть, Сталина и его долбаную коммунистическую партию, деды говорили о совершенно другой войне, про которую я никогда не читал в книгах и которую не видел в кино.

Это была совершенно другая война. Где было мало героев, но много трусов и предателей. Где, оказывается, немцы умели хорошо воевать, а наши научились только к концу 1943-го. Война, где наших солдат гибло в несколько раз больше, чем немцев, потому что не умели воевать, потому что командиры не ценили жизнь простого солдата, потому что руководство страны больше думало не о жизнях солдат, а о политической целесообразности. Очень много было конкретных историй с именами и подробностями. О друзьях, которые вытаскивали с поля боя, о фляжке спирта, которая не дала замерзнуть в снегу, о бездарности командиров, когда из-за одного самодура гибли сотни, а то и тысячи солдат.

Помню, как деды рассказывали о первых своих убитых немцах. Делились ощущениями, как оно – убить в первый раз человека. Запомнилось, как дед рассказывал о жестокостях наших солдат в Германии. Как они «баловались» с немками, которые безропотно исполняли желания солдат. Как в одном из немецких городков, куда вошла их рота ночью, из подвала одного дома раздался детский плач и женский голос, и его друг Петро молча бросил гранату. И в ответ на возмущение моего деда, мол, что же ты, сукин сын, делаешь, украинец зло огрызнулся: молчи, твои дети и жинка живые и здоровые в твоей Сибири тебя ждут, а мои в украинской земле лежат. Дескать, это им за смерть его детей. А сам шел и плакал, навзрыд.

Таких историй, а некоторые пришлось услышать несколько раз, было огромное количество. В итоге я вынес главное: самое гадкое и отвратительное, что есть на белом свете, – это война. Все самое подлое, низкое и грязное, что есть на земле, – совершается именно во время войны. Похоже, дед за это и ненавидел войну. Трезвым он не любил о ней говорить и тем более что-то рассказывать. Не любил он смотреть и фильмы о войне. А если мне и удавалось уговорить его посмотреть какой-нибудь советский фильм о войне, то после просмотра, выйдя из деревенского клуба, дед плевался и матерился. «Разве это война?» - возмущался он.

Он никогда не приходил в школу, куда его иногда приглашали на 9 мая, чтобы рассказать школьникам о войне, о победе. Придумывал различные отговорки. Он никогда не надевал свои ордена и медали, а было их у него больше половины коробки из-под фотоаппарата «ФЭД». Точно помню, что был там и орден Красной звезды. Это я потом понял, что мой дед был героем, и если бы заставить его нацепить на пиджак все, что было в коробке, то груди, может, и не хватило бы. Тогда он для меня был просто дедом, который иногда по пьянке рассказывал необычные истории о войне. Но эти рассказы не прошли даром.

Только сейчас я начинаю понимать своего деда. Да, он честно воевал на этой войне, но никогда этим публично не козырял. Потому что в его понимании убивать и быть убитым даже на справедливой войне - все рано плохо. Думаю, что война для него была безусловным злом, и гордиться участием в ней он не мог. Здесь я согласен с ним - нельзя гордиться тем, что презираешь.

Но победу над врагом он признавал, так и говорил мне: «И все же мы победили!» И всякий раз непременно добавлял, что победили не благодаря, а вопреки. И не дай бог мне знать цену этой победы!

И праздник Победы он тоже отмечал, но по-своему – приглашал такого же деда, бывшего фронтовика, и они хорошо выпивали. И вот тогда можно было услышать настоящую, а не лощено-патриотичную правду.

Корчуганов Василий Кирьянович (1908-1968), дед Сергея Дуванова
Знаю точно, что оживи он сейчас, он бы не понял моих объяснений о георгиевской ленте и о тех страстях, которые вокруг нее кипят сегодня. Думаю, для него было бы дико, что какие-то люди с пеной у рта берутся спорить о святынях войны, к которой они не имеют никакого отношения, которую не видели в глаза и которой они, по большому счету, по-настоящему и не знают. Да мне и стыдно было бы ему сказать, что в наше время политики изощренно эксплуатируют придуманный и распиаренный символ в своих политических интересах. Все же хорошо, что он всего этого позора не видит.

Неужели сложно понять, что это не наша война, а тех, кто на ней воевал, а потому мы не вправе навязывать ей свои символы, будь то георгиевская ленточка или ее замена, какую предлагают наши национал-патриоты. Не имеем мы морального права интерпретировать историю и раскрашивать ее в те цвета, которые нас устраивают сегодня. Это нечестно и даже подленько.

Это их война, и она должна дожить свой век с теми символами, какие были тогда. Это знамена той войны, их ордена, медали и, конечно, их память. Все! Эта война принадлежит тем немногим ветеранам и их современникам, которые остались среди нас. Не нужно придумывать, не было у них георгиевской ленточки как символа победы! Не надо лезть в наше прошлое и тащить оттуда в настоящее то, чего не было. Не нужно память о великой победе превращать в пропагандистскую кампанию в пользу той или иной политической доктрины. Это общая победа, ее нельзя зачеркнуть или принизить, как нельзя и превращать в фетиш, используемый для зомбирования на противостояние со всем миром.

Сергей Дуванов, специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»



Новости от партнеров «Ферганы»

«Фергана» рекомендует