24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

К 70-летию Победы: Мама сотен тысяч

Сколько детей может быть у одной матери? Кто-то скажет – пятнадцать, кто-то назовет другое количество. А вот Нина Хачатуровна Петрушкова-Аванесьянц считала, что у неё их – более пятисот тысяч. В ее жизни было все – героизм, романтическая любовь, семейное счастье, утраты и много-много безустанного, самоотверженного труда. В годы Великой Отечественной войны молодая врач-хирург подарила второе рождение тысячам солдат. А уже в послевоенное время через ее опытные и умелые руки появились на свет огромное количество детишек в Таджикистане и Узбекистане. О легендарной Нине Хачатуровне вспоминает ее внук, член Всемирного координационного совета российских соотечественников Михаил Петрушков.

* * *

Свою родословную Нина Хачатуровна Петрушкова-Аванесьянц вела из Нагорного Карабаха. В том трагическом 1915 году её матери и остаткам семьи удалось спастись, и они нашли укрытие в Средней Азии, в Ташкенте, который называли «хлебным городом». Там и познакомилась она с моим прадедом, семья которого несколькими десятилетиями ранее была вынуждена покинуть Армению после разгрома восстания армян против османского ига.

В этом «хлебном городе» в 1919 году и родилась бабушка Нина. С детства она мечтала стать врачом. Как все девочки, играла с куклами в доктора, лечила их. А когда окончила среднюю школу, вопрос «кем стать?» уже был решён. Нина Аванесьянц поступила в Ташкентский медицинский институт. По завершении учёбы она была направлена в Москву для прохождения ординатуры по специальности врача-хирурга под руководством известного профессора Вишневского.

Великая Отечественная война внесла свои коррективы в судьбу молодого врача. Весь выпуск студентов изъявил желание отправиться на фронт добровольцами. В ту пору понятия гражданского долга и Родины понимались в их исконном смысле и были неразрывно связаны с ещё одним понятием – патриотизмом. Бабушке Нине «повезло»: она была направлена для прохождения службы в Резерв Верховного Главнокомандования – современный аналог спецназа. Его военнослужащих направляли на самые сложные участки фронта – туда, где велись непрерывные бои, где нужно было идти на прорыв, где царил сущий ад: битва за Москву и оборона Ленинграда, Сталинградская битва и Курская дуга, формирование Днепра, Одер, Прага и Сандомирский плацдарм – список знаменитых и малоизвестных (но от этого не менее ожесточенных) битв можно продолжать и продолжать.


На фронте. В короткие часы отдыха


На фронте. С боевыми подругами

Сама бабушка Нина вспоминала то время так: «Дни и ночи сливались для нас воедино. Раненые солдаты поступали потоком, и мы боролись за каждую жизнь, как за свою собственную. Подчас увечья были просто ужасными, но мы не имели права опускать руки. Счёт операциям шёл на тысячи. Отдыхать приходилось по три-четыре часа в сутки, а то и меньше. Только приляжешь – санитары будят: поступила очередная партия раненых. Нередко случались обмороки от переутомления. Сколько сделала операций? Считать было некогда. Их были тысячи – это точно. Случалось, бомбы и артиллерийские снаряды разрывались возле медсанбата, строения сотрясались, вылетали стёкла, с потолка сыпалась штукатурка. Переждёшь и продолжаешь операцию. Зато сколько радости было, когда тяжелораненые солдаты выздоравливали! Они были дороги мне, как родные братья или дети». Вот так Нина Хачатуровна начала отсчёт своих детей, хотя была молодой и ещё незамужней девушкой.


Фронтовой врач

Война откатывалась на Запад. Летом 1944 года Нину Аванесьянц направили в военный госпиталь во Львове. В него поступали раненые бойцы, участвовавшие в операции под названием «Сандомирский плацдарм». Количество раненых шло на тысячи, оперировали сутками напролет. После одного из боёв в госпиталь привезли разведчика Виктора Петрушкова – моего деда. Тяжело контуженый, он находился без сознания, и счёт его жизни шёл на часы. Нина Хачатуровна буквально вытащила молодого бойца с того света. Пришёл день, когда Петрушков открыл глаза. Он увидел склонившуюся над ним молодую женщину в белом халате и улыбнулся ей. «Спасибо, доктор, - прошептал он. – Вырвали вы меня из лап смерти. Так ей и надо». Нину Хачатуровну поразили его синие, как майское небо, глаза и то, что он не жаловался на боль и страдания, а пытался шутить.

Сержант выздоравливал. Нина Хачатуровна по-прежнему проводила возле него редкие свободные часы. При виде неё Виктор Степанович светлел лицом. Впоследствии он говорил, что она казалась ему ангелом-хранителем. Взаимная симпатия перерастала в большое чувство. Поженились Нина Аванесьянц и Виктор Петрушков во Львове в конце 1944 года. Для деда война к тому времени уже закончилась – он был демобилизован по состоянию здоровья. А у бабушки впереди были еще Прага и Берлин. За боевые заслуги она была награждена многими орденами и медалями, в том числе тремя орденами Красной Звезды, двумя – Отечественной войны и двумя – Боевого Красного Знамени.

После окончания войны бабушка с дедом приехали в Ташкент. Самым волнительным моментом для молодоженов было знакомство Петрушкова с родственниками Нины Хачатуровны. Ведь она была из традиционной армянской семьи с жесткой иерархией, где строго соблюдались морально-нравственные принципы, права и обязанности каждого из домочадцев. Но переживания были напрасны – обаятельного и добродушного Виктора Степановича приняли, как родного.


Нина Аванесьянц и Виктор Петрушков

В 1946 году родилась моя мама – Виктория Викторовна. А бабушке было поручено поднимать хирургическую и гинекологическую службу в Сурхандарьинской и Кашкадарьинской областях Узбекистана. В 1952 году она была направлена в столицу Таджикистана, где стала главврачом душанбинского роддома №1. Затем много лет она заведовала акушерско-гинекологическим отделением столичной Республиканской клинической больницы им. Дьякова.


С врачами Душанбинского роддома

Не одно поколение акушеров-гинекологов в Таджикистане считает ее своим преподавателем и наставником. А когда Нину Хачатуровну спрашивали, скольких детишек она приняла, бабушка говорила, что у неё их – более пятисот тысяч. Своими детьми она считала не только тех новорожденных малышей, которым помогла появиться на свет, но и солдат, которым в годы Великой Отечественной дала вторую жизнь.

Дедушка же возглавил кафедру русской филологии историко-филологического факультета Таджикского госуниверситета, на которой проработал до конца своих дней. К сожалению, умер он рано – в 1969 году, – и мне его увидеть не пришлось. А бабушка пережила деда на 39 лет. Она ушла от нас в 2008 году, не дожив нескольких месяцев до своего 90-летия.


С коллегой


Бабушка Нина, мама Вика и я

(В материале использованы воспоминания писателя Леонида Чигрина)

Михаил Петрушков


Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА