23 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Умида Ниязова: «О трагедии Андижана надо помнить - до лучших времен, когда можно будет говорить без страха»

Фото © Иола Монахова. Другие фото Андижана-2005 — в Галерее.Ферганы.Ру

В дни десятой годовщины трагедии в Андижане приходится констатировать, что независимого расследования событий мая 2005 года так и не проведено, виновные в расстреле мирных граждан не наказаны. Правительство Узбекистана старается, чтобы события в Андижане поскорее были всеми забыты, но многие журналисты, правозащитники, политики и общественные деятели убеждены, что забывать об этом нельзя ни в коем случае – чтобы трагедия не повторилась.

Звонок из Узбекистана

Несколько дней назад в прямой эфир на радио «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода) позвонил человек, который назвался Жахонгиром Парпиевым, сыном Кабула Парпиева, который, по версии узбекских властей, «фактически возглавлял религиозно-экстремистское течение «Акрамийлар» и являлся главным организатором «подрывной деятельности этой террористической группировки» (из официального доклада «О показаниях К.Парпиева в отношении организации и проведения терактов в Андижане 12-13 мая 2005 года»). В ноябре 2005 года Кабул Парпиев был арестован на территории Кыргызстана, в июле 2006-го на закрытом судебном заседании осужден на двадцать лет лишения свободы.

«Жахонгир» позвонил, чтобы сказать, что только «акрамисты» виновны в трагических событиях в Андижане. Он призвал правозащитников и журналистов не поднимать вопросы о случившемся в те дни, поскольку, по словам «Жахонгира», такого рода обсуждения мешают им, андижанцам, вернуться к спокойной жизни.

Хотелось бы возразить, что трагедия Андижана не является личным делом андижанцев или «акрамистов». Это не разборки «акрамистов» с властями. Кровавое подавление андижанского восстания привело к массовым убийствам, виновные в этом представители власти не были наказаны, а значит - нужно помнить о трагедии и требовать законного и справедливого расследования.

«Акрамисты», которые атаковали государственные объекты, освободили 527 заключенных тюрьмы, в том числе - опасных преступников, безусловно, виновны. Они отбывают наказание за свои преступления. Однако те, кто отдавал приказы стрелять по безоружным, по убегающим людям, также должны быть названы и преданы публичному суду.

Сегодня андижанские беженцы, проживающие в западных странах, молчат, а их родственники в Узбекистане остаются в заложниках у узбекских властей. Я надеюсь, что за покорное молчание беженцев их близкие будут освобождены и вернутся в свои семьи.

По прошествии десяти лет со дня трагических андижанских событий так и не удалось провести независимое расследование. Нет исчерпывающей информации о том, каким образом произошло нападение на воинскую часть и тюрьму, почему решили стрелять по толпе без разбору и на поражение, а не использовали резиновые пули, почему стреляли вслед убегающим безоружным людям, почему не открыли коридор для вывода из собравшейся на площади толпы женщин, детей, раненых, действительно ли «акрамисты» хотели прийти к власти... Вопросов много, ответов нет.

Остается без ответа и вопрос, что делал и какие именно приказы отдавал президент Ислам Каримов 13 мая 2005 года, когда он прилетел в Андижан.

Из доклада Генеральной прокуратуры Узбекистана от 2 октября 2006 года, переданного в международные организации: «Переломным моментом стал приезд в Андижан главы государства, предпринятые им действия по наведению порядка. Именно это позволило, в конечном итоге, минимизировать количество жертв среди мирного населения и спасти больше жизней заложников, находившихся в руках террористов, а также локализовать масштабы хаоса и беспорядков. Пребывание руководителя страны в центре событий фактически предрешило исход и провал замыслов внешних сил подорвать ситуацию в Андижане, перекинуть нестабильность на сопредельные территории».

Означает ли это, что президент Каримов отдал приказ стрелять без разбора? Знал ли он о том, что подавляющее большинство людей, пришедших 13 мая на площадь, не участвовали в вооруженных атаках? Что многие из них с надеждой и радостью ждали своего президента, чтобы рассказать ему о своих горестях?

Важно отметить, что Андижанские события стали поворотным моментом в новейшей истории Узбекистана. В 2002-2003 годах было ощущение, что режим немного смягчается, в стране работали международные организации и офисы независимых СМИ. Тогда узбекские журналисты еще не скрывались под псевдонимами. Эта, возможно, мнимая оттепель закончилась после Андижана. Начались аресты, из страны изгонялись международные организации, большинство журналистов эмигрировало, что привело к изоляции Узбекистана от внешнего мира.

Процесс в Верховном суде Узбекистана

В сентябре-октябре 2005 года мне довелось наблюдать за единственным открытым судебным процессом, проходившем в Верховном суде Узбекистана. Пятнадцать подсудимых, которые, по мнению следствия, были «особо активными участниками преступлений», в своих выступлениях на суде полностью подтверждали официальную версию событий.

Мое главное впечатление: в дни заседаний суда час за часом подсудимые в клетке сидели, низко опустив головы. Невозможно было уловить их эмоции. Даже когда Махбуба Закирова, единственная свидетельница, которая стала говорить то, что совершенно не было запланировано, подсудимые не шевельнулись: не сделали ни одного жеста, не бросили удивленного взгляда. Они продолжали сидеть, низко опустив головы. Для меня это «безразличие» стало свидетельством полного отчаяния и смирения с судьбой. Подсудимые, как и, наверняка, все присутствовавшие в этом зале, понимали, что происходящее не имеет никакого отношения к правосудию.

«Я буду говорить правду во имя парня, который погиб, защищая моего сына», - так сказала мать четверых детей Махбуба Закирова, приехавшая 13 мая 2005 года в город Андижан погулять в честь своего дня рождения. То, что она рассказала, разительно отличалось от свидетельств нескольких сотен человек, вызванных на суд. Расшифровку свидетельских показаний Махбубы Закировой в Верховном суде можно прочитать здесь.

Другой свидетель - парень не старше 25 лет, - запомнился тем, что его буквально трясло от страха. В тот трагический майский день на импровизированном митинге на площади этот парень, как и многие другие, что-то говорил в микрофон о своих бытовых проблемах. Очевидно, его нашли по видеосъемкам. Когда судья спросил его, о чем же он говорил в микрофон, парень с мольбой в глазах посмотрел на него и пробормотал что-то не очень внятное, сводившееся к тому, что в тот момент с ним произошло необъяснимое, и он говорил не то, что думает на самом деле, а то, что пришло в голову под влиянием критического запала толпы.

Все остальные судебные процессы над более чем 100 арестованными проходили в закрытом режиме. По официальной версии, - из-за соображений безопасности. Очевидно, после незапланированного выступления Махбубы Закировой власти посчитали, что подготовить театральные судебные процессы над всеми подсудимыми будет сложно.

К слову, на всем протяжении заседания у назначенных адвокатов не появилось ни одного путного вопроса ни к подсудимым, ни к свидетелям.

Официальная версия события

Официальная версия «подготовки проведения терактов в Андижане» просто невероятна: «Осуществленные в Андижане теракты были детально спланированы и организованы зарубежными деструктивными силами и направлены против национальных интересов Узбекистана и независимой политики республики, преследуя конечной целью изменение конституционного строя и создание исламского государства» (из официального доклада «О показаниях К.Парпиева в отношении организации и проведения терактов в Андижане 12-13 мая 2005 года»).

Из текста доклада следует, что «зарубежные деструктивные силы» - это, в первую очередь, Исламское движение Туркестана (ИДТ), якобы передавшее через своего представителя в Кыргызстане 200 тысяч долларов на организацию терактов в Андижане.

В документе говорится, что Кабул Парпиев встретился в Оше с представителем ИДТ по имени Ходжи, который проинформировал его о «контактах спецслужб США с исламистской оппозицией, в частности - с главарем ИДТ Тохиром Юлдашевым, а также о наличии негласной обоюдной договоренности относительно того, что коалиционные силы в Афганистане воздержатся от масштабных операций против боевиков ИДТ с целью сохранения его боевого потенциала».

Кроме того, по официальной версии узбекских властей, не обошлось без участия вездесущих американцев. Они, якобы, планировали «сценарий осуществления цветной революции» и «сделали ставку на акрамистов, обещая им высокие должности в новом правительстве и рассчитывая использовать их определенные позиции внутри республики в своих интересах»; «иностранцы систематически рекомендовали использовать данный повод [судебный процесс над 23 бизнесменами] для инспирирования народных волнений и нагнетания информационного давления на узбекские власти».

По официальной версии, не обошлось и без помощи международных организаций и иностранных журналистов. Якобы сотрудник американского посольства Майкл Голдман обещал акрамистам наладить контакты с правозащитными организациями, «позиции которых могли быть использованы в интересах исламистской оппозиции»: «Американцы заверили главарей акрамистов, в том, что в западных масс-медиа будет развернута соответствующая информационная компания по дискредитации властей Узбекистана в глазах мировой общественности».

Это еще не все причастные к организации андижанских событий: по мнению узбекского руководства, Управление Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев (УВКБ ООН) также было вовлечено если не в организацию «цветной революции» в Узбекистане, но точно в оказание информационной поддержки акрамистам: «Имеются свидетельские показания о том, что сотрудники УВКБ ООН заранее были проинструктированы на предмет отсеивания лиц, подлежащих перемещению и последующей легализации в западных странах, из числа тех, кого можно будет использовать в информационной войне против Узбекистана», говорится в вышеупомянутом докладе.

Получается, что Исламское Движение Туркестана взяло на себя финансирование андижанских терактов, а американцы, западные журналисты и международные организации должны были предоставить акрамистам информационную поддержку.

Умида Ниязова
Означает ли это, что американцы так же, как ИДТ, хотели построения исламского государства в Узбекистане? Или хитрые американцы намеревались перехитрить акрамистов и их руками привести к власти... не знаю кого.

Как бы то ни было, очевидно, что при нынешней власти события тех дней не будут расследованы должным образом, а причастные к совершению массового убийства не будут наказаны. Нам остается только хранить документы, касающиеся Андижанской трагедии, а очевидцам событий - хранить в памяти пережитые ими моменты тех страшных майских дней. Хранить до лучших времен, когда можно будет говорить без страха.

Полный текст показаний свидетеля Андижанской трагедии Махбубы Закировой доступен по этой ссылке.

Умида Ниязова, руководитель Узбекско-германского форума по правам человека

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА