14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Рынок халала в Кыргызстане: Запретить нельзя разрешить

В последнее время в Кыргызстане все больше продукции выпускается под маркой «халал». Причем, если вначале это относилось только к мясным изделиям, то позже темой халала занялись маркетологи, и теперь в стране продают яйца-халал, фунчозу-халал. Даже услуги стали халалными: появились такси-халал и халалный пансионат. Теперь же регуляцией вопросов, касающихся халала, решило заняться министерство экономики Кыргызстана, которое разработало Концепцию развития халал-индустрии. Насколько оправдано такое широкое использование понятия «халал»? Или оно попросту эксплуатируется бизнесом для привлечения внимания покупателей и повышения спроса на продукцию? Тем более что сертификат «халал» выдает единственное в стране частное предприятие. «Фергана» попыталась разобраться в этой непростой теме простого халала.

* * *

Казалось бы, что может быть неясного в понятии «халал»? Для мусульман «халал» означает продукты, разрешенные к употреблению в пищу. То, что не халал, или, иначе говоря, «харам» (запрещенное) – это свинина, мясо осла, а также других животных, которые имеют клыки и когти. Кроме того, халалом не является мясо разрешенных животных, забитых неправильным с мусульманской точки зрения способом. Согласно нормам ислама, животное должно быть убито путем перерезывания основной артерии, и из него естественным способом должна быть удалена вся кровь.

В последние годы в Кыргызстане произошёл настоящий «халалный» бум: появилось такси-халал, правда, спустя какое-то время, оно исчезло. А в мае проанонсировали открытие первого центра отдыха халал на Иссык-Куле. По словам его владельца, в каждой его комнате будет лежать Коран, коврик для молитвы. В центре будет только халалная еда и никакого алкоголя, а пляжи будут раздельными для мужчин и женщин.

«Халалный» бум урегулирует государство

В соседнем Казахстане уже несколько лет выпускается вода халал, суть производства которой заключается в том, что жидкость очищается и разливается в бутыли под чтение Корана в записи. Эта идея пришла в голову предпринимателю Ердосу Нуанову после просмотра документального фильма «Великая тайна воды». Сам он молекулярную экспертизу своей воды не проводил, но уверен, что воздействие молитвы изменяет ее структуру.
Теперь регулированием халала решило заняться министерство экономики, которое подготовило Концепцию развития халал-индустрии в Кыргызской Республике. Согласно этому документу, 80 процентов населения Кыргызстана составляют мусульмане, и спрос на халал-продукцию на продовольственном рынке ежегодно растет. При этом производители халал-продукции в настоящее время сталкиваются с проблемой отсутствия единого механизма оценки и сертификации, определяющих эту продукцию как «халал». Поэтому наличие маркировки «халал» в настоящее время не является гарантией соответствия как общегигиеническим нормам и правилам, так и правилам, предъявляемым требованиями стандартов на халал-продукцию.

Цель Концепции – определение основных направлений развития халал-индустрии, в том числе отечественного бренда «халал», для продвижения такой продукции как внутреннем, так и на внешнем рынке. Отмечается, что до сих пор у потребителей и производителей халал-продукции не сформированы общие представления о требованиях стандартов и отсутствует система сертификации продуктов халал.

Разумеется, в Концепции уделено внимание и основному продукту, к которому в исламе предъявляются самые жесткие требования в плане соответствия халалу, – мясу. В ней сказано, что сейчас в Кыргызстане функционируют 570 предприятий по переработке мяса, 90 процентов которых являются предприятиями малой мощности. Также работают многочисленные стихийные мини-цеха, созданные без учета санитарных норм и современных технологических процессов. Мясо и мясные продукты обрабатываются, хранятся, перевозятся и продаются стихийно, что небезопасно для здоровья населения.

В разработанной Минэкономики Концепции предлагается даже продукцию пчеловодства выпускать под маркой «халал»: «…идеальные климатические условия страны позволяют получать высококлассный, экологически чистый горный мед, который можно отнести к халал-продукции». Однако в Коране говорится, что мед сам по себе является халалным продуктом (16, 69): «И внушил Господь пчеле: «Воздвигай жилища в горах, на деревьях и в строениях. А потом питайся всевозможными плодами и следуй по путям твоего Господа, которые доступны тебе». Из брюшков пчел исходит питье разных цветов, которое приносит людям исцеление. Воистину, в этом – знамение для людей размышляющих».
Создатели данного документа уверены, что Кыргызстан обладает потенциалом для развития в Центральной Азии органического производства, в том числе халал-продуктов класса «премиум». По их убеждению, в стране существуют возможности для создания и развития халал-индустрии по следующим направлениям: пищевая и легкая промышленность, банковская сфера, образование, парфюмерия и косметика, фармакология.

Жесткие требования в поддержку отечественного производителя

Концепция уже одобрена кабинетом министров и в ближайшее время будет подписана премьер-министром. А уже осенью начнется проверка продуктов, производственных цехов и заведений общепита на соответствие стандартам халала. Разобраться в основных идеях Концепции «Фергане» помог заведующий сектором халал-индустрии Управления технического регулирования и метрологии Минэкономики Кыргызстана Алмаз Кайырбеков:

- Халал – это то, что дозволено Всевышним. Создавая Концепцию, мы исходили из того, что само общество требует контроля за халалом со стороны государства. Однако здесь важно, чтобы не было противоречия светскости нашей страны. В этом вопросе должен использоваться научный подход, поэтому в рабочую группу по созданию Концепции, кроме Минздрава, Санэпидемнадзора, ветеринарии, госконтроля и других служб, также вошли представители Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК), которые следили за тем, чтобы документ не противоречил нормам ислама. Концепция нужна для того, что донести всем, что такое халал, и как можно использовать эту продукцию. Так как государством эта сфера не регулируется, потребитель иногда вводится в заблуждение, поэтому мы хотим стать посредником и контролировать халал. Тем более что сейчас мы входим в ЕАЭС, где требования к продукции еще более жесткие не только по халалу, но и в целом по санитарии.

После подписания документа снова будет создана рабочая группа с участием международных экспертов, и уполномоченный орган будет следить не только за использованием слова «халал», но и за производством самой продукции, начиная с ее выращивания. Было много вопросов, как можно называть ту или иную продукцию халал без соответствующей лабораторной экспертизы, поэтому при поддержке доноров в стране будут созданы такие современные лаборатории. Именно они позволят проверять качество нашей продукции.

- Не думаете ли Вы, что Ваша концепция разобьется о коррупционную систему?

- Именно этот стандарт и поможет победить коррупцию. Да, в этом вопрос присутствует и коррупционная составляющая – когда на чувствах верующих зарабатывают деньги. Но этим делом должны заниматься не те, кто хочет сразу обогатиться, а богобоязненные люди.

- Почему сейчас в стране наблюдается такая эксплуатация понятия «халал»?

- Потому что никто не контролирует эту сферу. По этой же причине и создан наш отдел. Есть масса примеров, когда на убойном цехе написано «халал», а внутри там нет ни воды, ни канализации. Мы также будем предлагать регулирование использования слова «халал». Вспомните: в Бишкеке однажды дошло до того, что появилось даже такси-халал. Мы начали бить тревогу, обращаться в ДУМК, и только потом оно прекратило свою работу.


Яйца-халал.

- Понятие «халал» может относиться только к еде или к любой сфере?

- Халал означает разрешенное и дозволенное. Решать, в какой сфере будет использоваться это слово, будет рабочая группа, которая также предложит единую маркировку и эмблему халал.

- Почему вы решили использовать именно так называемый «малазийский» стандарт халал?

- Потому что это богатая страна, которую не задел кризис. Малазийский стандарт принимают не только исламские страны, но и государства Европы и Латинской Америки. Когда мы будем использовать малазийский стандарт, нам будут доверять больше.

- Но зачем проверять на соответствие халалу мед, который в исламе является безусловно дозволенным продуктом?

- Население нашей страны на 80% состоит из мусульман. Люди будут знать, что халал – это наш продукт, и будут его покупать. Я не побоюсь сказать, но теперь продукция халал станет новой экономической моделью, по которой должны работать все, кто считает себя мусульманином и хочет получать чистую прибыль. Здесь не должно быть халтуры. И если кто-то хочет заниматься халалом, он должен пройти все этапы проверки и доказать, что его продукт – это истинный халал. Да, это очень сложно, но если мы хотим доказать миру, что у нас действительно самая экологически чистая продукция, которой раньше мы снабжали весь Союз, нам надо работать.

В борьбе за чистоту продуктов

В настоящее время в Кыргызстане нет официального органа, регулирующего использование маркировки «халал». Дело в том, что подтверждение соответствия халал-продукции не входит в сферу законодательного регулирования, поэтому аккредитация органов по подтверждению соответствия халал-продукции является добровольной.
Раньше при ДУМК существовало управление халал, в котором работал Мыктыбек Арстанбек. Уйдя из ДУМК, он создал свою организацию, которая сейчас занимается сертификацией продукции халал в частном порядке. Мы встретились с Мыктыбеком Арстанбеком – главой Центра развития халал-индустрии, выдающего сертификаты на продукты халал:

- В министерстве экономики нам сказали, что ваш Центр – единственный орган сертификации халал. На каком основании ваша организация выдает такие сертификаты?

- Официально мы – не единственный орган, в реестре Минюста числятся еще пять-шесть организаций по сертификации соответствия нормам халал, но мы пока единственные действующие. Наш Центр был создан летом 2012 года на базе Евразийского Союза сертификации и стандартизации халал, который был учрежден в том же году Россией, Беларусью и Казахстаном. Я прошел обучение и был назначен представителем в Кыргызстане и параллельно куратором по Таджикистану, Узбекистану и Туркменистану, однако пока работаю только в нашей стране. В 2012 году к нам поступило предложение об открытии отделения халал в Духовном управлении мусульман Кыргызстана, и я стал его возглавлять. Однако спустя год работы команда ДУМК поменялась, да и мы как бизнес-структура, которая получает прибыль и платит налоги, отделились от них и в январе 2013 года начали функционировать как самостоятельная организация. Мы работаем на основе Закона «О техническом регламенте» по Малазийским, Турецким, Евразийским и другим международным стандартам халал, которые затрагивают различные сферы, начиная от туризма и заканчивая такси.

- Сколько сертификатов вы уже выдали?

- Около ста по всей стране.

- Зачем эксплуатировать слово «халал»?

- В словесном выражении, конечно, это неправильно. Например, мы не должны говорить халал-пансионат. Правильнее сказать, что данный пансионат обслуживает клиентов на основе требований шариата. Халал-пансионат – это больше народное выражение, которое, наверное, легче произносить, вот люди и выбирают, что легче. Мы появились потому, что возникла необходимость нашего бизнес-присутствия в связи с бурным распространением ислама, когда мусульмане начали искать дозволенную пищу. Естественно, всегда найдется какой-то «ушлый» бизнесмен, который подсовывает покупателю не халал. Обманутый может и освобождается от ответственности, но, к сожалению, от этого пища не становится халалной. А это влияет на принятие Аллахом молитв и поклонений.


Фунчоза (рисовая вермишель) тоже бывает «халалной»?..

- Почему Вы начали подозревать производителей в том, что вам подсовывают не халал?

- Я начал углубленно изучать технологию изготовления продуктов, и у меня волосы встали дыбом. Дело в том, что сейчас пищевая индустрия дошла до того, что даже стали появляться искусственные яйца, для изготовления которых используется свиной желатин. Кстати, сейчас свинина применяется везде, и халал – это заострение нашего внимания на том, чтобы продукт не содержал харам (запрещенного).

- Однако работа Вашего Центра – это Ваш бизнес, ведь сертификацию Вы проводите не бесплатно?

- Да, это такой же бизнес, как и работа учителей, которые, обучая детей, получают зарплату, президента, который управляет страной, журналиста, который пишет статьи и получает гонорары.

- Но халал – это же священное понятие…

- Нет, это вполне прикладное понятие, техническое выражение шариата. Духовенство выдает догму, например, что свинина – это харам. И мы ищем, где она присутствует. Этим не должно заниматься духовенство. Образованный молдо должен указать на харамность того или другого продукта. Наше дело – выявить ее присутствие и обеспечить отсутствие. Возьмём, к примеру, торты. Это же букет харама, где есть красители, желатин, алкоголь. И вот чтобы торт стал халалным, нам придется полгода работать в кондитерском цеху, заменять ингредиенты. При этом для клиента важно, чтобы вкусовые качества не пострадали. Это очень сложная работа. И только после этой кропотливой работы мы выдаем сертификат, который действует один год. В течение этого периода мы также периодически проводим проверки на предмет соблюдения цехом норм производства халал-продукции.

- Однако ведь есть продукты, которые априори халал, например вода?

- Сейчас и вода может быть «харамной». В некоторых странах, например, воду, которая прошла обратный осмос, считают запретной. После такой очистки она становится мертвой. Также она считается харамной, если при ее очистке использовались фильтры, для изготовления которых применяется материалы, сделанные из свинины или какого-то другого недозволенного продукта.

- Но ведь не во всех исламских странах продукты халал маркируют?

- Есть страны, где нет необходимости такого обозначения. Возьмем Малайзию – это религиозная страна, где целых четыре государственных института регулируют эту сферу, поэтому там нет необходимости выделять халал. А вот у нас много рисков. При СССР не было проблем – были сильные стандарты производства, ограниченное количество продуктов, и мы точно знали, что харам – это маргарин, так как там есть свиные жиры, и мясо, потому что животных убивали током. Но сегодня на прилавках – огромное множество различных продуктов, для удешевления которых применяется много харамного. Я практикую ислам больше 15 лет, и у меня было шоковое состояние, когда я узнавал, столько у нас харамного. Например, пряник. Халал это или харам? Все скажут – халал. Но при пристальном изучении муки, сахара и других составляющих обнаруживаются не совсем халалные ингредиенты. Одно время я даже хотел попросить брата, который живет в селе, высылать мне пшеницу, чтобы я мог сам делать муку и печь хлеб дома. Благо, потом я начал находить халалные продукты. В частности, вначале мы всякие напитки и даже конфеты для детей делали сами из баткенских абрикосов. Мы исходим из потребностей людей. Назреет необходимость халал-лекарств – начнем деятельность и в этом направлении.

- А какие харамные вещества могут содержаться в меде?

- Производство меда сегодня является очень прибыльным и, естественно, давно налажено производство искусственного меда, который выдается за натуральный. Для его изготовления применяется ряд запрещенных составляющих. Кстати, и чай тоже бывает харамным, если присутствуют красители, которых добывают из насекомых, а они в исламе запрещены.

- Есть ли в Вашем Центре специальная лаборатория, позволяющая выявлять запретные вещества в продуктах?

- У нас нет. Точнее, в ней нет острой необходимости, так как у нас в стране имеется много аккредитованных современных лабораторий, с которыми мы успешно сотрудничаем.


Мода или необходимость?

Итак, очевидно, что в Кыргызстане расширяется рынок халал-продукции и, как любой рынок, он требует своего регулирования. Не станут ли процедуры сертификации еще одной лавочкой, где торгуют разрешительными документами, - покажет время. Чтобы этого не произошло, таких независимых Центров, который возглавляет Арстанбек, должно быть несколько. И нужно ли проверять на предмет «хахалности» все подряд продукты – по этому поводу в обществе пока нет единого мнения. Прокомментировать возможность появления в Кыргызстане халалного меда, халал-лекарств и халал-образования мы попросили исламоведа Кадыра Маликова. По его словам, понятие халал главным образом относится к еде:

- Знак «халал» необходим только для мяса, потому что именно там возможны риски. Все остальные продукты в такой маркировке не нуждаются. Мед и вода – уже халал. Мед, кстати, и так покупают все мусульманские страны. А воду люди пьют веками, причем, прямо из рек и других источников. Это уже все придумывается ради бизнес-выгоды. Кстати, Арабские Эмираты покупают продукты со всего мира, и халал они требуют только в отношении мяса. У одного из самых больших экспортеров мяса – Бразилии – специально для этого работают забойные халал-цеха. Да возьмите любую мусульманскую страну – ни на какие продукты там не ставится маркировка халал, кроме мясных изделий, чтобы подтвердить, что там нет свинины. Что касается фармацевтических изделий, то там тоже не бывает халал или харам – просто нужно следить за тем, чтобы в лекарствах не было опасных для человека или противоречащих шариату элементов. Ну и какое может быть халал-образование? Или новый пансионат, о котором хозяин говорит, что он халал? Если там нет алкоголя, раздельные пляжи и еда без свинины, то это просто пансионат, работающий по исламским принципам. Я поддерживаю инициативу регулирования продуктов халал со стороны Минэкономики, но только с участием Муфтията. Последние должны задать стандарт халала, а Минэкономики следить за его соблюдением и проверкой на предмет обмана. Я думаю, что этот ажиотаж долго не продлится, и наши люди, в конце концов, начнут смотреть на качество продукта, какие бы метки он не имел. Да, сейчас халал стал неким брендом, но я уверен, что это временное явление, - заключил Кадыр Маликов.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА