11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Четыре месяца до парламентских выборов. Бурление началось

4 октября 2015 года в Кыргызстане планируется проведение парламентских выборов – вторых после перехода республики от президентской формы правления к парламентской. Предвыборная подготовка уже началась. Так, партии-ветераны делали все, чтобы в парламент опять не попала «политическая молодежь». В частности, лидер партии «Ар-Намыс» Феликс Кулов предлагал повысить избирательный порог с семи до десяти процентов. К счастью, поправки в закон не поддержали. Теперь Кулов инициировал увеличение порога до девяти процентов, сейчас это предложение обсуждается.

Тем не менее, некоторые законодательные изменения перед выборами были приняты. В частности, 23 апреля президент Алмазбек Атамбаев подписал изменения в Закон «О выборах Президента и депутатов Жогорку Кенеша», согласно которым, во-первых, в избирательные списки будут включены только те граждане, которые прошли биометрическую регистрацию. Во-вторых, избирательный залог политических партий, участвующих в выборах, увеличивается с 500 тысяч сомов до пяти миллионов сомов. А это означает, что новые силы, о приходе которых не устают повторять и сам президент, и депутаты, не смогут пройти в парламент нового созыва.

Компромат на Центризбирком

А потом начался слив компроматов. 13 мая член Центральной избирательной комиссии Ишенбай Кадырбеков рассказал о необоснованно высоких суммах, расходуемых на деятельность сотрудников ведомства, в том числе на его главу Туйгуналы Абдраимова. В частности, Кадырбеков рассказал о командировках главы ЦИК, не все из которых были служебными. В 2013 году на командировки ушла сумма в 1.289.468,19 сома. А в 2014 году глава ЦИК посетил Алматы, Астану, Корею, Латвию, Израиль, Беларусь, Узбекистан, Алтай, Индию. Бюджету эти поездки обошлись в 1.209.568,26 сома. Еще больше, а именно - более 8 миллионов 332 тысяч сомов бюджетных денег было потрачено на командировки остальных сотрудников ЦИК, в том числе некоего У.Анаркулова, не состоящего в штате аппарата ЦИК (только на его командировки ушло более чем 553 тысячи сомов). Как было заявлено, Кадырбеков уже направил свое письмо с приложенными документами президенту, спикеру ЖК и в Генеральную прокуратуру.

На его заявление отреагировали главы ОО «Коалиция за демократию и гражданское общество» и Ассоциация «Таза Шайлоо», которые 18 мая распространили обращение к спикеру и депутатам, где просили открыто рассмотреть данную информацию и дать ей объективную оценку, так как в преддверии парламентских выборов безупречная репутация ЦИК играет важную роль в вопросах доверия общественности к результатам предстоящей избирательной кампании. Как пояснила «Фергане» директор Коалиции Динара Ошурахунова, недавно они помогали Центризбиркому провести тренинги для работников ЦИК в регионах, чтобы они научились использовать новые технологии (считывающие урны). «И у ЦИК не оказалось денег, чтобы привезти своих работников из регионов. Мы и «Таза шайлоо» помогли им деньгами. Поэтому нас так возмутило, что у ЦИК нет денег на обучение своих сотрудников, а при этом вышло письмо об этих нецелевых расходах», - говорит Ошурахунова.

Возвращение Ташиева

Но и это еще не все. За несколько месяцев до начала предвыборной кампании, 30 апреля, Джалал-Абадский городской суд снял судимость с Камчибека Ташиева, который сам направил соответствующее ходатайство. Напомним, что 3 октября 2012 года Ташиев попытался захватить здание Белого дома (там находился парламент, президент и его администрация – ред.), за что потом предстал перед судом. 29 марта 2013 года суд признал Ташиева виновным по статье 295 («Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя») и приговорил к полутора годам заключения.

Что Ташиев решит участвовать на выборах, было ясно еще 20 октября 2014 года, когда объединились партии «Ата-Журт» и «Республика»

Выборы по биометрии противоречат Конституции?

Теперь о новшествах. Власти решили проводить выборы с применением современных технологий, для чего был принят Закон «О биометрической регистрации граждан». Списки населения, сдавшего биометрические данные, и работа считывающих информацию электронных урн была апробирована во время выборов в местные кенеши (советы) 17 мая. Все прошло не так гладко: сдавшие биометрию все равно не находили себя в списках избирателей, а урны не хотели принимать правильно заполненные бюллетени.

Отметим, что еще 28 августа 2014 года, когда этот закон был только принят, известный юрист Нурбек Токтакунов подал ходатайство в Конституционную палату Верховного суда о неконституционности обязательного характера сдачи биометрических данных.

В комментарии «Фергане» юрист рассказал, что биометрические данные относятся к сфере частной жизни человека и к конфиденциальной информации, так как они отражают индивидуальные физические особенности индивидуума, присущие только ему, и позволяют его идентифицировать. А закон предусматривает обязательный характер сдачи биометрических данных, что нарушает принцип добровольности при сдаче персональных данных и угрожает частной жизни граждан. Тем более, что существуют опасения, до сих пор не развеянные, что отпечатки пальцев и остальная персональная конфиденциальная информация будет надежно защищена государством.

Отвечая на вопрос, насколько законно с юридической точки зрения принимать закон о допуске к выборам только тех, кто сдал биометрию, Токтакунов ответил, что в отсутствии решения Конституционной палаты легитимность закона под вопросом. «Последний процесс по этому делу, он состоялся 27 мая, был очень интересным. Судьи были настроены вынести решение, и не в мою пользу, но тут был дан отвод судье Кларе Сооронкуловой, которая при подготовке к процессу говорила, что данный закон не соответствует Конституции. В итоге половина судей (четверо) Конституционной палаты высказалась за удовлетворение её отвода, половина против. Так как председатель Мукамбет Касымалиев был на стороне отвода, отвод удовлетворили. Чтобы новый судья мог подготовиться к процессу, суд отложили на три месяца».

Сама Клара Сооронкулова так прокомментировала свой отвод 27 мая: «В ходе подготовки данного дела к слушаниям со стороны председателя Конституционной палаты Верховного суда Мукамбета Касымалиева на меня не раз оказывалось давление. Он был заинтересован в том, чтобы закон был признан конституционным, и препятствовал тому, чтобы к делу был привлечен независимый эксперт. Несмотря на это, я пригласила эксперта из юридической компании Park Media Consulting из Москвы, который дал свое заключение о том, что закон о биометрических данных не соответствует Конституции КР. Я подготовила проект решения о неконституционности закона. Именно поэтому председатель решил от меня избавиться. Касымалиев говорил о том, что надо собрать все материалы так, чтобы закон был признан конституционным. Я не поддаюсь такому давлению», - заявила Клара Сооронкулова.

В свою очередь, директор правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова рассказала «Фергане», что ее организация также подала иск в Конституционную палату о неконституционности положения закона «О внесении изменений в избирательный кодекс».

«Нас не устраивает норма закона, что те люди, которые не сдали биометрические данные, не допускаются к выборам, это противоречит нескольким нормам Конституции. Дело в том, что право избирать может ограничиваться двумя пунктами: гражданством и совершеннолетием, то есть дееспособностью. Если гражданин Кыргызстана достиг 18 лет, то он автоматически получает право голосовать, которое должно быть обеспечено государством. А вместо этого государством вносится ограничение в виде необходимого условия – сдачи биометрических данных. Так как эта норма противоречит Конституции, мы подали иск в Конституционную палату Верховного суда. Иск был подан в начале мая, и нам до сих пор не ответили, принят ли он к рассмотрению. Судя по тому, как идет рассмотрение положения закона о биометрике в той же самой Конституционной палате, у меня возникают сомнения в том, что наш иск будет рассмотрен должным образом», - рассказала Джакупова.

«Когда принятие закона о биометрике только обсуждали, мы говорили, что у него могут быть последствия, что он не соответствует Конституции. То же самое мы говорили, когда обсуждались изменения в Избирательный кодекс, и предупреждали, что в случае их принятия мы будем подавать иски. Но нас никто не слушал, а теперь вот такие проблемы появляются», - отметила Чолпон Джакупова.

Новые технологии и отсутствие времени

О предстоящих выборах «Фергана» поговорила с директором «Коалиции за демократию и гражданское общество» Динарой Ошурахуновой. Именно ее НПО занимается мониторингом проведения всех выборов в стране.

- Что будет нового во время вторых для парламентской страны выборов в Жогорку Кенеш?

- Новое может заключаться в использовании новых технологий – это внедренная биометрика, по которой будет идентифицироваться избиратель, и автоматические считывающие урны, которые были апробированы на пилотных выборах 17 мая. Возможно, новым будет само поведение партий, потому что новая парламентская система, работа парламента и пяти фракций выявила проблемы, которые возникали как внутри самих партий, так и во время выборного процесса. Я думаю, что сейчас партии будут формировать списки по-другому, более внимательно относиться к тем, кого захотят видеть в парламенте. Наряду с этим изменится и поведение избирателей, которые поняли, что нельзя голосовать только за лидера партии, потому что он приведет еще 20 депутатов, которые порой устраивают сюрпризы.

- Может ли инициатива о повышении избирательного порога и уже принятая норма об увеличении избирательного залога привести к тому, что в новом созыве мы увидим все те же лица?

- Вполне возможно. Во время президентской формы правления президент и его администрация пытались регулировать, каким должен быть парламент, чтобы его контролировать. Сейчас, во время парламентской формы правления, мы видим, что уже лидеры фракций хотят иметь какие-то гарантии, чтобы попасть в парламент, и не дать сделать этого конкурентам. Вполне логично, что эти партии и их лидеры решили создать какие-то барьеры, например, в виде повышенного залога, который другим не по зубам. С другой стороны, такой высокий залог заставит задуматься другие партии, а стоит ли рисковать такой суммой денег, и также сократит количество желающих принять участие в выборах.

Партии с историей обосновывают это тем, что в стране и так много партий, некоторые участвуют в выборах ради забавы. Но все понимают, что выборы – это не забава. Наоборот, хорошо, когда много партий, тем более и избиратель не дурак и прекрасно понимает ситуацию. Другое дело, что снижается конкуренция, которая, наоборот, могла бы улучшить качество оппонирования. Сейчас конкуренции практически нет, а значит, и партии не могут самоочищаться.

В целом, все это уменьшит возможности для молодежи, которые не имеют ни административных, ни денежных ресурсов. В этой связи молодежные партии или будут вынуждены отказаться от желания идти в политику, или согласятся войти в уже существующие партии, чтобы потом попасть в парламент по квоте для молодежи.

- Как вы относитесь к спорному вопросу о биометрической регистрации избирателей?

- Нам говорили, что биометрия задумывалась как возможность создать точные списки избирателей. В этом случае обязательность сдачи биометрических данных вызывает споры. Конституционная палата медлит с решением, а пилотные выборы с использование биометрики показали, что стопроцентно чистых выборов она не гарантирует: избиратели не находили себя в списках, а урны не принимали бюллетени. Основной ресурс – время, и его не хватает, и я не знаю, сумеют ли избирательные комиссии подготовить новые технологии к работе.

Во время кампании по собору биометрических данных кыргызстанские СМИ сообщали, что биометрические данные из регионов в столицу перевозят на обычных флешках. Государственная регистрационная служба открыто признавала, что иногда недосчитывалась флешек с данными. Также в СМИ всплывали факты кражи ноутбуков с данными. Это означает, что у Госрегистра не было единого защищенного сервера, куда бы данные попадали сразу после сбора без возможности их кражи или потери. А доступ к технике имели обычные служащие и представители местных органов самоуправления. Все это подтверждало, что власти никак не обеспечивают сохранность собранных биометрических данных.
Сейчас в стране должна идти сильная информационная кампания, объясняющая гражданам, зачем надо сдавать биометрические данные. Также надо объяснять, что даже если ты сдал биометрию, это не гарантия того, что ты сможешь проголосовать, поэтому каждый избиратель должен за 45 дней до начала выборов проверить себя в списках по своему участку.

Когда мы указывали на то, что люди не находили себя в списках во время пилотных выборов, от нас отмахивались, мол, да что там один голос. Выборы - это решение избирателей, и каждый голос имеет огромное значение. Это преступно - так легко отмахиваться, что, мол, один избиратель биометрию не сдал и не смог проголосовать, и это ничего не значит. И если гражданина лишили возможности голосовать, то это проблема государства. Не избиратель для биометрии, а биометрия для избирателя.

В целом к сбору биометрических данных надо было подходить по-другому. Не принудительно, не кнутом и палкой, что если не сдадите, то и не проголосуете. Надо было объяснять, что если вы хотите честные выборы, то сдайте биометрические данные. И люди были бы «за». Но у нас еще проблема в том, что юристы озвучили правовую часть вопроса, в частности, вопрос безопасности данных. И вот тут стало непонятно, то ли власти не могут обеспечить эту безопасность, то ли не могут толком все объяснить. И пока стоят эти вопросы – есть недоверие населения.

- Технические проблемы, вопросы безопасности и нежелание некоторых граждан сдавать биометрию могут повлиять на исход выборов, возможно, даже на срыв?

- Не хочу делать прогнозы. Апробация была, мы так долго ее просили. Мы увидели риски. Но нас заверили в том, что корейская сторона, которая предоставила эти урны, перепрограммирует их, и они будут принимать все бюллетени. Однако я считаю, что мы не должны ждать, когда начнутся выборы, а провести еще одну апробацию.

А с людьми, которые не хотят сдавать биометрию, вопрос останется подвешенным. Ничего страшного, говорят политики, те, кто не сдал биометрию, и так голосовать не ходят. Но это нельзя рассматривать как причину для ограничения возможностей избирателей. Наоборот, государство должно сделать все, чтобы как можно большее количество граждан проголосовало.

Надо понять, что мы не против биометрии, но ее отсутствие не должно быть препятствием для избирателей. Просто сейчас надо убрать все проблемы, о которых говорится, провести независимый аудит по безопасности собранных биометрических данных. Доступным языком потом все объяснить избирателям, начать информационную кампанию. Если и в этом случае биометрия не сработает, надо рассматривать возможность проведения пилотных выборов с применением и биометрических данных, и традиционных списков. Слишком много людей еще не сдало биометрические данные, а ведь один голос может решить судьбу страны. А полностью на биометрию можно перейти уже во время президентских выборов в 2017 году.

- Где уже были апробированы выборы с применением биометрических данных?

- В Монголии, где власти смогли собрать биометрические данные в кратчайшие сроки. Но там людям за это платили, и поэтому все сдали. То есть государство потратилось на то, чтобы люди сдали свои данные. Может, мы поэтому и ухватились за эту идею, потому что в Монголии выборы показали шикарные результаты, оправдалось доверие избирателей и победившего кандидата-президента признали все соперники. Все было очень хорошо сделано. Хотелось бы, чтобы и у нас так было. А пока мы имеем сильное недоверие населения к этой кампании, и это мешает проведению выборов.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА