24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Конституцию пытаются поставить на «рельсы стабильности»

04.06.2015 17:58 msk, Екатерина Иващенко

Политика Кыргызстан Законы Интервью Общество

На фото – очередной президент Кыргызстана приносит клятву на очередной Конституции

В Кыргызстане выдвинута очередная инициатива по внесению изменений в Основной закон страны. Обещания политиков не трогать до 2020 года принятую всего лишь пять лет назад новую Конституцию страны оказались пустыми словами. Напомним, именно такие обещания давал и сам Алмазбек Атамбаев все первые годы своего президентства. Например, 27 сентября 2012 года во время интервью кыргызстанскому «5 каналу» президент Атамбаев заявил следующее: «Поверьте мне, если бы я хотел пойти путем Акаева, Бакиева, цепляться за власть - но мне этого не надо - тогда я бы тоже сказал: давайте менять Конституцию. Я же официально и в парламенте сказал: я за то, чтобы был стабильный Кыргызстан, стабильный флаг, стабильная Конституция, стабильный парламент. Главное в Кыргызстане - это стабильность. И президент вовремя уйдет, не переживайте, через пять лет. Мы должны привыкать подчиняться закону, но другое дело, что вот за эти пять оставшихся лет я должен сделать так, чтобы Кыргызстан уже шел по другим «рельсам», «по рельсам» стабильности, развития, по «рельсам» честности, справедливости…»

Политиков хватило ровно на четыре года, и уже в 2014-м году зазвучали призывы изменить Основной закон страны. Первым, кто высказался по этому поводу, стал лидер парламентской фракции партии «Ар-Намыс», бывший премьер-министр Кыргызстана Феликс Кулов. И уже 17 октября 2014 года, на заседании Совета по судебной реформе, сам президент страны заявил следующее: «Если для того, чтобы создать полноценную судебную власть, надо менять статьи Конституции, - необходимо на это пойти». На том же совещании ему вторил руководитель аппарата президента Данияр Нарынбаев, утверждая, что «Конституция - не прокрустово ложе, ее можно поменять».

И вот 22 мая 2015 года, после того, как депутаты одобрили идею, законопроект появился на сайте киргизского парламента. Там указано, что его инициировали депутаты Жогорку Кенеша (парламента) Республики Кыргызстан – уже упомянутый Феликс Кулов, а также Чыныбай Турсунбеков, депутат от партии СДПК, и лидер «Ата Мекен» Омурбек Текебаев.

Наша версия. Узкоколейка

Разберем по пунктам, что же нового предлагают парламентарии.

Во-первых, исключение депутата из парламента по решению соответствующей фракции.

«Проект предлагает исключение из парламентской фракции не оправдавшего доверие депутата, тем самым прекратив его депутатский статус. Это даст возможность партийным фракциям избавляться от «депутатов-трутней» и, тем самым, обеспечивать свою ответственность перед избирателями».

Что в переводе на общечеловеческий означает следующее: с принятием этой поправки в Конституцию Жогорку Кенеш «избавится» от свободы слова, а нардепы не смогут пойти против решения фракции или лидера. Так было до сих пор в нынешнем созыве парламента, чему свидетельством история трехлетней давности с депутатами Равшаном Жеенбековым и Омурбеком Абдрахмановым, которые выступили против решения лидера, но, тем не менее, свое членство во фракции сохранили.

В этой же части законопроекта новой Конституции народные избранники предлагают внести и весьма «полезную» для себя норму, согласно которой депутат, «ушедший на министерство», лишь временно прекращает полномочия в ЖК и может вновь занять парламентское кресло в случае, если не справится с обязанностями министра или премьер-министра.

«Апеллирование премьер-министра к фракциям, выдвинувшим (навязавшим) безответственных министров, не приносит успеха. В этих условиях институт отставки премьер-министра по собственному желанию совершенно теряет свое политическое значение для членов правительства. Возможность премьер-министра вернуть себе депутатский мандат, безусловно, повысит его независимость от выдвинувших его фракций во всех отношениях».

Надо полагать, что человек, проваливший работу на одном из важнейших постов государственной службы, в качестве наказания… получит в ведение другой, не менее важный участок для приложения «талантов».

Во-вторых, парламент может получить право избирать председателя и замов Верховного суда, кандидатуры которых представит президент.

«Наделить Жогорку Кенеш правом избирать председателя и заместителей председателя Верховного суда, кандидатуры которых будут представляться президентом из числа избранных судей Верховного суда. Это значительно укрепит судебную систему и позволит проводить стратегически выверенную долговременную политику реформирования системы».

Что в переводе означает – судейский корпус теряет самостоятельность и становится полностью подконтрольным главе государства и парламенту.

В-третьих, предлагается упразднить Конституционную палату (орган конституционного контроля Верховного суда).

«Проект предусматривает преобразование Конституционной палаты из судебного органа в более гибкий государственный орган, который бы наряду с прокуратурой осуществлял правовой надзор за соблюдением норм Конституции как в нормотворческой деятельности, так и в правоприменительной практике».

Более детального объяснения словосочетания «гибкий орган» в проекте закона не дано, но из текста поправки предельно ясно, что вместе с Верховным судом депутаты хотят упразднить под видом придания «гибкости» и оставшуюся от него Конституционную палату.

В-четвертых, законопроект предлагает отдать премьер-министру право назначать глав местных администраций.

«Руководство и основные должностные лица этой ветви власти, как на республиканском (министры и руководители административных ведомств), так и на местном уровне (главы местных государственных администраций – акимы) должны формироваться премьер-министром по принципу «единой команды». В случае необходимости замены должностного лица, не отвечающего этому принципу, такая замена должна быть произведена без особых потерь времени».

После слов «единая команда» сразу становится понятна основная идея, заложенная в этой норме, - укрепление вертикали власти.

Версия инициаторов. Стабильность

В интервью «Фергане» суть предлагаемых поправок в Конституцию разъяснил один из главных инициаторов законопроекта Феликс Кулов. По мнению депутата, менять Конституцию, несмотря на мораторий, необходимо по той причине, что общество развивается, и законы также должны поспевать за этим развитием.

Феликс Кулов
Феликс Кулов
- Зуд изменить Конституцию у многих сильный, но некоторые хотят внести совершенно радикальные изменения, например, вернуть президентскую форму правления. А мы взялись только за то, что необходимо изменить в интересах развития общества.

Теперь по пунктам, – продолжил Кулов. - Что касается депутатов, то субъект, который вносит кандидатуру депутата в список претендентов, - это именно съезд партии. Поэтому, если депутат ведет себя неправильно, то вполне логично, что вопрос об его исключении рассмотрит фракция, решение которой также должно быть поддержано съездом партии.

Но это еще не все причины. Сегодня в парламенте нет реальной оппозиции, потому что в свое время депутаты приняли закон о том, что в ЖК допускается создание группировок. Таким образом, первый удар правящая коалиция нанесла по нам, когда мы были в оппозиции, а они смогли уговорить десять человек из нашей фракции поддержать политику правящих. Хотя я всегда говорил своим однопартийцам: если правящая коалиция будет принимать правильные решения, мы их и так поддержим. Но мы так и не смогли получить большинства, потому что все депутаты хотели примазаться к коалиции ради выгод и в итоге фракции «Ата-Журт» и «Республики» в ЖК развалились на группировки. Именно поэтому положение об исключении депутата по решению фракции направлено на поддержку оппозиции: из правящей коалиции и так никто не убежит, а если эту поправку не примем, в парламенте и дальше не будет оппозиции.

Что касается сохранения мандата за депутатом, занявшим, а затем покинувшим пост министра, то это практика других стран, - утверждает Кулов. - Вспомните, когда Омурбек Бабанов стал премьером, а потом покинул этот пост, его фракция развалилась из-за отсутствия лидера. Второй посыл в том, что если премьер вышел из депутатов, то он чувствует себя неуверенно, потому что депутаты его критикуют. А так он не будет их бояться: вы хотите меня убрать, а я обратно приду и стану депутатом!

О выборе судей, - комментирует очередную поправку Кулов. - Сегодня членов Верховного суда отбирает Совет по отбору судей, который формируется из судей, членов фракций и т.д. То есть все эти люди с кем-то аффилированы. Затем список предлагаемых членов Верховного суда направляется на рассмотрение президенту, который вносит их кандидатуры в парламент, где их избирают тайным голосованием. Мы же предлагаем президенту выбирать председателя и замов из числа уже избранных парламентом судей, которые потом пройдут через голосование в ЖК по второму кругу. Таким образом, будет двойной отбор, да и судьи после одобрения парламентом будут чувствовать себя более уверенно.

Говоря о том, в какую структуру предлагается перепрофилировать Конституционную палату, Феликс Кулов ответил, что этот орган либо сохранит прежний статус, либо станет Конституционным советом с несколько изменившимися функциями.

- Сегодня Конституционная палата рассматривает принятие решений и законов постфактум. Ее сфера деятельности очень сужена, поскольку Палата может только фиксировать нарушения Конституции, но не предотвращать их. Например, вопрос биометрии. Если бы мы раньше обратились в Конституционную палату, до принятия закона, то такого не было бы. Сейчас мы находимся в подвешенном состоянии, население не знает, будет биометрия признана законной или нет, поскольку политическое будущее всей страны зависит только от девяти членов Конституционной палаты. Президент в затруднении, ведь НПО говорят ему, что закон будет нарушен. Как быть? Поэтому мы хотим, чтобы в этот орган можно было обращаться заранее, чтобы там принимали решения о соответствии Конституции того или иного проекта закона.

Прокомментировал Феликс Кулов и проект изменений в статье о назначении премьером глав местных администраций.

- Сейчас у президента нет вертикали власти, у парламента и правительства тоже. Но у кого-то же должна быть какая-то исполнительная власть. Сейчас премьер не может назначать или освобождать чиновника от должности. Ну и зачем нужен такой премьер, который не сможет наказать нерадивых руководителей на местах. Тем более, что сейчас акимов (глав местной администрации) избирают депутаты местных кенешей (советов), вот и получается землячество. Именно поэтому мы и хотим усилить власть премьера.

По словам Кулова, определенные разделы Конституции, в частности, те, что касаются прав человека, парламент не может менять даже после 2020 года.

- То есть ЖК при всем желании после 2020 года не имеет права касаться прав человека. Также мы вносим и еще одну поправку. В Конституции прописано, что ЖК имеет право изменять Конституцию, если эта инициатива будет одобрена двумя третями от общего количества депутатов. Мы же хотим внести норму, по которой Основной закон можно было бы изменить, только если за это проголосует три четверти от общего числа депутатов. Вопрос - мы хитро поступаем? Нет, здесь нет ничего такого, чтобы заподозрить нас в том, что мы хотим благими намерениями «вымостить дорогу в ад». Во всех этих изменениях нет ни одного момента, приводящего к узурпации власти или усилению президента и парламента.

Лидер «Ар-Намыс» сообщил также, что на будущей неделе законопроект конституционных изменений будет рассмотрен на заседании профильного комитета, а затем будет вынесен на пленарное заседание Жогорку Кенеша. В случае, если его поддержит две трети депутатов, законопроект новой Конституции будет вынесен на референдум, который состоится вместе с парламентскими выборами 1 ноября 2015 года.

Версия экспертов. Вертикаль

Совершенно иного мнения придерживается директор Общественного фонда «Правовая клиника «Адилет» Чолпон Джакупова. В интервью «Фергане» она отметила - власти инициируют поправки в Конституцию исключительно для того, чтобы получить абсолютные гарантии для себя.

Чолпон Джакупова
Чолпон Джакупова
- Разберем изменения по пунктам. Ликвидация Конституционной палаты выгодна, чтобы в будущем не поднимался вопрос легитимности декретов и действий Временного правительства. Что касается лишения мандата по решению фракции, то это делается для того, чтобы получить абсолютно послушный парламент. Дело в том, что парламент по времени работает дольше, чем президент, и его полномочия сейчас шире. Именно поэтому и ликвидируется императивный мандат, чтобы можно было убрать любого неудобного депутата. Выборы судей по представлению президента – это тоже шаг к созданию подконтрольной судебной власти. Уже и речи не идет о создании хотя бы формальной судебной власти. Мы вернулись к тому, от чего отошли.

Теперь о способе, которым власти хотят преодолевать этот абсолютный запрет на изменение Конституции, - продолжает Джакупова. - В Основном законе прописан только один способ преодоления, когда инициатива исходит от народа, вносится в парламент, который принимает закон о вынесении этого вопроса на референдум, потом принимается закон и проводится референдум. А у нас изменения инициировала группа депутатов, а не народ. Причем депутаты не могут быть субъектами законотворчества в случае внесения изменений в Конституцию. Только народ! Я не думаю, что власти забыли свои обещания, они беспредельничают только потому, что народ это позволяет.

Именно для смены Конституции, по мнению директора «Адилет», был принят Закон о «Биометрической регистрации населения».

- Согласно закону, референдум будет считаться состоявшимся, если «за» проголосует 50%+1 человек от всего населения. Это - главное отличие этой нормы от Закона о выборах, где неважно, сколько людей проголосует. А так как народ давно не верит в выборы, то голосовать идет по необходимости или по принуждению. Властям надо будет преодолеть эту цифру, поэтому они и заинтересованы в снижении количества лиц в списках избирателей. А из-за закона о биометрии в списки попадет намного меньше лиц, чем в стране реально проживает (подробнее - в материале «Ферганы» Четыре месяца до парламентских выборов. Бурление началось). Чтобы референдум признать состоятельным, надо будет собрать в разы меньше голосов, которые и соберут - из учителей, врачей и госслужащих. Так что вопрос о биометрии - это вопрос референдума.

Сейчас партия власти абсолютно самоуверенная, ведь у нее есть два основных ресурса – это апатия населения и симпатии россиян. Атамбаев решил, что для него главный ресурс - это любовь Владимира Путина и его симпатии, а не поддержка собственных граждан. И то, что он перестанет в определенный момент быть президентом, не означает, что он не всплывет в новом качестве, поэтому изменения Конституции - это вопрос сохранения не персоналий, а ресурсов, команды и собственной безопасности.

Бекбосун Борубашев
Бекбосун Борубашев
Юридические комментарии по новому законопроекту Конституции дал «Фергане» эксперт по конституционному праву, доктор юридических наук Бекбосун Борубашев.

- Менять Конституцию мы имеем право. Так, в декрете Временного правительства от 19 мая до 2010 года, в статье 4, говорится, что депутаты парламента не имеют права вводить изменения в Основной закон до 1 сентября 2020 года. Однако статья 114 п.1 Конституции гласит, что внесение изменений в Конституцию может быть принято через референдум.

Теперь по остальным пунктам. Лишение депутатского мандата фракцией приведет к тому, что власть перейдет к лидеру партии. Как так может быть, если депутат избирается народом, а его мандат отбирает фракция или лидер партии?! Это – прямой путь к узурпации власти.

Верховный суд, «благодаря» второму пункту, потеряет самостоятельность. Один предложит замов и главу, другие утвердят, и все они будут иметь влияние на этих судей. Суд станет зависимым. Такое у нас уже было, при Бакиеве.

Что касается упразднения Конституционной палаты, то как понимать фразу «более гибкий госорган»? По отношению к кому - парламенту или президенту? Это же двойное нарушение. У нас и так нет гаранта Конституции, это не прописано ни в одном положении. Потом у нас ликвидировали Конституционный суд, заменив его Конституционной палатой при Верховном суде. А теперь и ее хотят убрать, и в стране не будет судебного органа, который сможет защитить положения и принципы Основного закона. Это – прямое нарушение основ Конституции.

И о назначении премьером глав местных администраций. Статья 3 п.4 Конституции утверждает нормы разграничения функций и полномочий госорганов и органов местного самоуправления. Теперь же они хотят лишить последних самостоятельности. Более того, если акимов будет избирать премьер, то это означает уменьшение демократии в стране.

Подытожив, могу сказать, что все эти изменения направлены на то, чтобы укрепить позиции органов государственной власти и партийных лидеров.

От редакции

О несовершенстве Конституции 2010 года говорили неоднократно. Может, не надо было властям так торопиться с написанием Основного закона сразу после событий апреля и июня 2010 года и «реактивным» его принятием путем протаскивания через референдум, чтобы спустя пять лет нарушать свои же обещания и плевать на мораторий! Какой стабильности - о чем постоянно говорит президент - можно ждать, каждые пять лет, меняя Основной закон страны, который и гарантирует эту самую стабильность?

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА