15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Пятилетие кровавого июня. Зачем давали рекомендации?

После трагических событий, произошедших в июне 2010 года в Кыргызстане, властям республики приходилось неоднократно отчитываться перед международными организациями, в том числе различными комитетами ООН, сотрудники которых всегда были в курсе происходящего, постоянно поднимали вопрос о жертвах июньских событий и настаивали на справедливом судопроизводстве в отношении задержанных за участие в массовых беспорядках в июне 2010 года.

18 и 19 февраля 2013 года делегация из Кыргызстана принимала участие в работе 82-й сессии Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации в штаб-квартире Управления верховного комиссара ООН по правам человека в Женеве.

В докладе представителей Кыргызстана о событиях июня 2010 года признавалось - «лицам узбекской национальности был причинен больший ущерб». Но о том, что большинство уголовных дел и приговоров было вынесено также в отношении лиц узбекской национальности, не было сказано ни слова. В представленном там же Альтернативном докладе кыргызстанских НПО утверждалось, что судебные разбирательства дел, связанных с вооруженным конфликтом на юге страны, характеризуются несправедливостью приговоров и этнической предвзятостью, а пытки в отношении задержанных этнических узбеков не расследуются.

12 и 13 ноября 2013 года в рамках проведения 51-й сессии Комитета ООН против пыток Кыргызстан впервые за четырнадцать лет отчитался о выполнении Конвенции против пыток. На том же заседании докладчики, члены Комитета, продемонстрировали полное знание реальной обстановки в Кыргызстане, и попросили докладчиков из республики дать ответы на конкретные вопросы: о фактах применения пыток в отношении осужденных, в том числе и по делу Азимжана Аскарова, об избиениях адвокатов, - и еще раз напомнили о том, что в Киргизии сохраняются серьезные проблемы с применением статьи Уголовного кодекса о пытках. Киргизская делегация признавала сам факт применения пыток, но от конкретных ответов по различным делам уклонилась, заявив, что «идет проверка».

Во время обсуждения докладчик Комитета Георгий Тугуши затронул проблему этнической дискриминации, имея в виду дела осужденных по июньским событиям. Тугуши отметил отсутствие правовых гарантий на ранних этапах судебного рассмотрения, поверхностное и некачественное медицинское обследование задержанных на предмет применения пыток, несоблюдение права доступа задержанных к профессиональным и независимым адвокатам, рассказал о нападениях на адвокатов и их подзащитных непосредственно в залах суда.

Все пять лет, прошедших после трагических июньских событий 2010 года, «Фергана» пристально следила за происходящим в пострадавших районах, вела репортажи с места событий - о восстановлении Оша и Джалал-Абада. Отдельной темой для «Ферганы» стали суды по июньским событиям. Мы разбирались в сути приговоров осужденным за участие в массовых беспорядках, отслеживали судьбы представителей национальных меньшинств, в том числе Азимжана Аскарова, неправедно получивших длительные тюремные сроки, писали о нападениях на адвокатов и родственников обвиняемых, публиковали материалы о переселении узбекского населения и исчезновению в Кыргызстане узбекоязычных СМИ. Одним из итогов всей этой работы стала публикация материала, посвященная подробному анализу всех судебных дел, «слепленных», словно под копирку. Выяснилось, что правосудие в Кыргызстане зависит не от статей Уголовного кодекса, а от национальной принадлежности подсудимых.
Эксперты рекомендовали Кыргызстану в качестве немедленной меры ликвидировать практику применения пыток, провести тщательное расследование всех случаев жестокого обращения и гарантировать жертвам защиту от угроз и запугиваний.

10 и 11 марта 2014 года Кыргызстан отчитывался в Комитете ООН по правам человека о выполнении Международного пакта о гражданских и политических правах. Там вновь поднимался вопрос об июньских событиях 2010 года: почему так велик количественный дисбаланс между осужденными киргизами и узбеками, которых больше в разы; почему игнорируются выводы, сделанные Международной комиссией по расследованию причин межэтнического конфликта, а глава комиссии признан персоной нон грата в Кыргызстане; какие компенсации предоставляются пострадавшим и каков механизм предоставления этих компенсаций. В ответ на все эти вопросы заместитель генерального прокурора КР Лариса Усманова ответила лишь, что «дисбаланс в числе осужденных киргизской и узбекской национальности открыто обсуждается в стране, признается реальная проблема, однако, чтобы ее решить, необходимо провести реформирование судебных и правоохранительных органов».

19 января 2015 года делегация Кыргызстана отчиталась, уже во второй раз за пять лет, перед Управлением верховного комиссара по правам человека ООН в рамках Универсального периодического обзора в области прав человека, на котором докладчик от страны, вице-премьер Абдырахман Маматалиев, напомнил собравшимся о межэтническом конфликте, который произошел в июне 2010 года на юге Кыргызстана, и сообщил, что конфликт был погашен в течение нескольких дней, и Кыргызстан «беспрецедентно предоставил мандат на проведение международной экспертизы». По словам Маматалиева, сейчас в Кыргызстане ведется «политика гармонизации» межэтнических отношений, для чего специально была разработана Концепция укрепления единства народа и межэтнических отношений.

В свою очередь члены Совета ООН, представители разных государств мира, дали Кыргызстану 196 рекомендаций, часть из которых традиционно касалась июньских событий. Среди них:

- Изучить заявления о жестоком обращении и пытках в заключении и гарантировать справедливые судебные разбирательства арестованным и преданным суду после беспорядков 2010 года (Соединенные Штаты Америки);

- Обеспечить тщательное расследование всех заявлений о пытках и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, в том числе тех, которые связаны с насилием июня 2010 года, а виновных привлечь к ответственности (Республика Корея);

- Гарантировать обеспечение полного и беспристрастного расследования жалоб жертв насилия, арестованных в связи с последствиями июня 2010 года (Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии);

- Расследовать все жалобы о применении пыток и сексуального насилия, совершенных в рамках конфликта в июне 2010 года (Мексика);

- Укрепить расследование и наказание за нарушение прав человека, связанных с этническим конфликтом 2010 года (Аргентина);

- Обеспечить, прозрачное расследование заявлений о жестоком обращении со стороны сотрудников правоохранительных органов - во время, и после июньских событий 2010 года, и принять четкие меры по борьбе с произвольными задержаниями и пытками задержанных, особенно этнического узбекского населения в южных регионах (Норвегия).

* * *

Все годы со дня конфликта мировое сообщество требует пересмотра дел по июньским событиям и расследования фактов пыток. А власти, получается, все эти рекомендации игнорируют.

Детальным разбором приговоров по июньским событиям занималась правозащитница Гульшайыр Абдирасулова. В интервью «Фергане» она рассказала, как обстоит дело с выполнением рекомендаций и на каком этапе находится рассмотрение дел по июньским событиям.

- Определенных санкций за неисполнение рекомендаций Комитетов ООН нет, но их исполнение или неисполнение скажется на имидже Кыргызстана в международном сообществе. До 2010 года у нас было много задолженностей по отчетностям, и на сегодня мы все их погасили. И Конституция 2010 года в разделе прав человека полностью соответствует международным стандартам. 20 июня 2011 года страна была избрана на пост заместителя председателя Совета ООН по правам человека. То есть с 2010 года по 2014-й у нас были сдвиги в области прав человека. Но что потом? Мы отчитались, все нас похвалили. Но теперь-то международное сообщество будет ожидать выполнения своих рекомендаций. Уже через два года нам надо будет отчитываться в Комитете по расовой дискриминации. А что было сделано? Кто должен нести ответственность и контролировать выполнение рекомендаций? Специально для этого власти в ноябре 2013 года создали Координационный совет по правам человека при правительстве Кыргызстана (КС). У него две основные функции: вовремя отчитываться в комитетах, а значит, собирать у соответствующих госструктур информацию о соблюдении прав человека, и разрабатывать механизмы исполнения рекомендаций. По первому пункту мы еще как-то справляемся. А по второму - надо догонять.

Механизмы - это не просто проработка норм и представление их к исполнению, это означает имплементацию законодательства (приведение национального законодательства в соответствие с международными нормами – ред.). Был сделан один шаг - осенью 2014 года в Уголовный кодекс была внесена норма, согласно которой суд должен пересматривать дела, если для этого появились вновь открывшиеся обстоятельства, например, если появился новый свидетель или выяснилось, что человека пытали. Но фактического пересмотра не было. О работе КС мы пока знаем только, что они пишут отчеты. А как быть с рекомендациями? Один комитет выдает до двухсот рекомендаций. Одни не выполним, вторые - и так наберется тысяча. Кто тогда будет отчитываться? Госслужащие все эти отчеты воспринимают «в штыки»: как так, мы - независимая страна и должны отчитываться перед иностранцами. А это не так, мы же тоже не только отчитываемся, мы также заслушиваем отчеты других стран, поскольку есть общие соглашения между странами о соблюдении международных договоров. И вот представьте картину, мы будем давать рекомендации другой стране, а нам ответят: а какое право вы имеете что-то нам говорить, если сами ничего выполняете? Вот это и есть имидж страны на международном поле. Это - первое.

Второе. Любые инвестиции, любые проекты, которые захотят вкладывать другие государства в нашу страну, будут рассматриваться сквозь призму соблюдения прав человека. И если мы в этом плане ничего не соблюдаем, то и инвесторы, и иностранцы не захотят связываться с нами.

Вот что рассказала «Фергане» руководитель правозащитной организации «Справедливость» Валентина Гриценко, которая присутствовала во время отчета КР на Комитете ООН по ликвидации расовой дискриминации 19 февраля 2013 года:

«Когда отвечали по июньским событиям, власти дали расклад: сколько было возбуждено уголовных дел, кто пострадал, и правительство само показало, что больше пострадали узбеки, и осужденные в большинстве – тоже узбеки. По этой теме члены Комитета задали очень много вопросов. Отмечу, что отвечающей стороне, то есть государству, дается выбор, либо отвечать на вопросы сразу, либо брать время на подготовку ответов. Дело было вечером, и государство взяло паузу. Так вот, один из вопросов, на котором настаивали члены Комитета: почему больше всего пострадали узбеки и больше всего уголовных дел возбуждено против них, это же как раз показатель дискриминации? В ответе представители Кыргызстана снова повторили свою же информацию по количеству уголовных дел и т.д., но уже без указания национальностей. То есть на вопрос они не ответили.

Потом у них спросили, почему они не выполняют рекомендации Комиссии Кильюнена, в частности, пересмотр связанных с июньскими событиями уголовных дел. Наши умалчивают, отвечают что-то совершенно другое. Докладчик по стране вновь к этому возвращается, но не получает ответа. Сам член комитета, докладчик по Кыргызстану Ион Дьякону назвал наши суды «позорными». Он так и сказал: «Эти позорные суды выносили такие решения, что ставится под сомнение весь ход следствия», - и предложил, чтобы не только были пересмотрены все уголовные дела, проведено объективное следствие, но все-таки «найдены виновники событий.

Естественно, что на Комитете также много вопросов было задано по делу Азимжана Аскарова. Я удивляюсь, что наши члены правительства думают, что это все забудется. Куда бы они не поехали - их все равно будут спрашивать про Аскарова, и к этому надо быть готовым»
- А как быть с рекомендациями по июню 2010-го?

- Да, очень многие рекомендации касались пересмотра дел по июньским событиям, по реабилитации жертв пыток и т.д. Все они были приняты Кыргызстаном. Но даже если страна, в нашем случае, Кыргызстан, не принимает какие-то рекомендации, это - минус властям, значит, они не в состоянии изменить ситуацию, а представители Комитета будут считать, что именно на эту сторону надо обращать еще больше внимания.

Тем более что комитеты ООН всегда располагают разными отчетами, порой с противоположными точками зрения на один и тот же факт или событие - альтернативные отчеты правозащитников, неправительственных организаций. И на заседании происходит уточнение, мол, у нас есть такие сведения, а в отчете написано так. Все как на суде: две стороны, два мнения, различные факты. И нередко власти попадали в конфузную ситуацию, когда представители Комитетов были намного более осведомлены о происходящем в Кыргызстане, чем этого ожидают власти.

Три или четыре года после июньских событий власти не обращали внимания на высказывания правозащитников о том, что судебные процессы проходят под давлением, угрозам и запугиваниям подвергаются судьи, адвокаты, прокуроры. Ну и как принятое в такой обстановке решение может считаться справедливым? Во всех своих альтернативных отчетах мы указывали, что суды проходят под давлением толпы и при полном попустительстве властей. Знаете, мы ожидали, что после пары сотен рекомендаций Кыргызстан признает, что было давление и приговоры должны быть пересмотрены. Но пока этого не произошло, - говорит Гульшайыр Абдирасулова. - Сейчас мы проводим много семинаров для прокуроров, судей, сотрудников МВД, и я понимаю, насколько госслужащие, которые должны обеспечивать права человека, не понимают их сути, не знают, как это делать.

Проблема еще и в другом, уверена правозащитница: в Кыргызстане до сих пор нет процедуры исполнения рекомендаций ООН.

- Если человека пытали, и комитет ООН вынес решение о том, что налицо нарушение прав и его надо реабилитировать, это решение доводят до судебных инстанций, которые и должны его исполнить. То есть тот самый Координационный совет распределяет эти рекомендации по тем органам власти государства, которые их должны исполнять. Вот мы стали отмечать, что в Верховный суд начали поступать замечания международных организаций о пересмотре дел, но судьи не знают, как их исполнять, потому что в законах Киргизской Республики это не прописано. Именно по этой причине все дела по июню и встали, - уверена Абдирасулова.

- Нам срочно надо вносить изменения в соответствующие законы. Зачем же, спрашивается, сто двадцать депутатов тратят пять лет своих заседаний на какие-то непонятные инициативы, изменения Конституции, а не на реальные законы? Все поправки и инициативы уже прописаны, их надо только одобрить, - продолжает правозащитница. - Еще в 2011 году различные правозащитные организации не раз вносили инициативу, предлагая внедрить эти механизмы на законодательном уровне, однако их никто не стал рассматривать. Что мешает нам рассмотреть опыт других государств по исполнению решений комитетов ООН? Ничего! Просто никакая работа не ведется.

- Перед нынешней годовщиной июньских событий 2010 года я надеялась, что кто-то что-то заявит по этим делам, - говорит Гульшайыр Абдирасулова. - Еще в 2013 году в интервью «Фергане» я отмечала, что по июньским событиям было возбуждено более пять тысяч уголовных дел, это означает, что все эти дела милиция и прокуратура должны рассмотреть и передать в суды. Однако было рассмотрено только двести дел, по другим не смогли найти свидетелей. Но политическое решение о закрытии таких дел не принимают, поэтому у милиции остаются все возможности для шантажа. До сих пор ничего не изменилось. А пострадавшие люди ведь тоже ждут проявления политической воли от властей. Пока власти страны отчитались за то, что произошло, теперь же их будут ждать более серьезные отчеты о том, что было сделано, и чтобы не было стыдно, этой работой по исправлению ситуации надо заняться.

* * *

«Фергана» направила вопросы об исполнении международных рекомендаций главе Координационного совета по правам человека, вице-премьеру Абдырахману Маматалиеву. Ответа пока нет. Но мы надеемся, что дождемся его и сможем опубликовать.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»