18 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Власть и мелкий бизнес пытаются договориться

В независимом Узбекистане до сих пор не сформировались обещанные правительством четверть века назад рыночная экономика и средний класс. Зато сложилась параллельная структура теневой экономики, участниками которой являются практически все должностные лица и депутаты. Социально-экономическое состояние страны можно охарактеризовать как катастрофическое: в казне нет денег даже на выплату зарплат и пенсий. Если пенсионеры - народ терпеливый, поплачут и ждут дальше своих мизерных пособий, то с силовиками этот номер не пройдет. Правительство это прекрасно осознает, как и то, что к краху экономики привели репрессивно-карательные механизмы, которыми оперируют контролирующие органы, вынуждая едва проклюнувшийся в стране класс мелко-среднего предпринимательства уходить в подполье либо разоряться. Поэтому власть ищет путь урегулирования создавшейся ситуации. Насколько охотно и успешно?

Еще одна попытка договориться с бизнесом

С середины мая и по начало июня в Ташкенте прошло множество встреч и мероприятий, организованных столичным хокимиятом (администрацией) в рамках указа президента Ислама Каримова «О мерах по обеспечению надежной защиты частной собственности, малого бизнеса и частного предпринимательства, снятию преград для их ускоренного развития», подписанного 15 мая 2015 года.

Власть в очередной раз решила продемонстрировать видимость попытки диалога с бизнесом, что само по себе свидетельствует о нездоровых отношениях между предпринимателями и контролирующими органами. «Какое может быть ускоренное развитие в бизнесе, если тормозом в этом деле является устаревшее и давно отмененное постановление №407, которым до сих пор руководствуются налоговики», - возмущены те, кто не понаслышке знает про контрольные закупки и незаконные конфискации товара.

Одна из таких встреч субъектов предпринимательской деятельности с чиновниками состоялась при участии руководства Ташкента 29 мая в Сергелийском районе узбекской столицы в банкетном зале «Бахт» («Счастье») районного ЗАГСа. Целью встречи было разъяснить предпринимателям блестящие возможности ведения бизнеса, очерченные в новом президентском указе и убедить их добросовестно исполнять предусмотренные законом налоговые обязательства.

В отличие от подобных собраний в соседних районах праздничная атмосфера сергелийской встречи была подпорчена присутствием на ней группы «неблагонадежных» предпринимателей, намеревавшихся озвучить массу неудобных проблем, - разоренных чиновниками Ахмада Мадюнусова (Сергелийский район), Мафтуны Аллахяаровой (Мирабадский район), Елены Агибаловой (Сергелийский район) и Динары Латыповой (Чиланзарский район).

На манеже – все те же

На собрании, по словам участников, присутствовало не менее 200 человек, большинство которых были производственниками. В президиуме, кроме начальников Сергелийского района во главе с хокимом (главой администрации) Фуркатом Максудходжаевым, восседали глава города Рахмонбек Усманов, прокурор Ташкента Мирзохид Обидов и другие важные персоны. В зале находились фото- и видеооператоры, журналисты проправительственных газет, радио и телевидения.

«Узнав о предстоящем мероприятии, мы, разоренные чиновниками частные предприниматели, в течение нескольких дней пытались по телефону узнать точную дату и время его проведения. При этом начальник отдела по физическим лицам налоговой инспекции Сергелийского района города Ташкента Джахонгир Нарходжаев либо вообще не поднимал трубку, либо отвечал, что «пока по поводу встречи нет никакой информации». Так было и 29 мая, за несколько часов до начала назначенной встречи», - рассказывает Елена Агибалова, ташкентская предпринимательница с двадцатилетним стажем, выплатившая в казну за время своей работы одних только налогов на 250 миллионов сумов ($58.140), но уже больше года скитающаяся по инстанциям в поисках справедливости.

По ее словам, частным предпринимателям, лишившимся своего маленького бизнеса из-за преступного сговора коррумпированных налоговиков с чиновниками прочих органов власти, попасть на встречу все же удалось. В 14:30 возле хокимията и банкетного зала наблюдалось большое скопление чиновников и сотрудников милиции, выстроившихся по периметру всего зала снаружи. У парадного входа стояли начальник ГНИ (государственной налоговой инспекции) Сергелийского района Урманов со своими подчиненными, начальник РУВД, а также несколько сотрудников районных прокуратуры и хокимията.

«Увидев меня, Урманов сразу подошел. Он явно был в замешательстве и очень нервничал. Стал забрасывать меня вопросами: «Вы зачем сюда пришли? К кому у вас претензии? Мы же вам давно предлагаем начать работать?» Затем несколько хамоватым тоном попросил «не рваться к микрофону, как только всех усадят», - вспоминает Агибалова.

Начальник ГНИ заявил ей, что свои вопросы она должна задавать «только после выступлений основных участников». Впрочем, при всем желании дотянуться до микрофона было очень сложно – президиум был окружен молодыми людьми в белых рубашках, которые выборочно передавали микрофон выступающим.

Ложка дегтя

Выступление градоначальника, несмотря на присутствие в зале предпринимателей разных национальностей, было на узбекском языке. Усманов говорил, в основном, о роли органов государственной власти в хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства.

Затем выступили несколько производственников – с хорошо отрепетированными монологами, как выразилась предпринимательница Мафтуна Аллахяарова. Похвалив главу Сергелийского района Максудходжаева, люди просили дать им больше земельных участков - для расширения производства. Когда один из присутствующих сообщил, что он ежемесячно инкассирует 80 миллионов сумов, но его бизнес страдает от нехватки земли, Усманов пообещал помочь ему при условии, что предприниматель готов инкассировать по 200 миллионов сумов. Тот согласился.

Усманов похвалил ташкентских мебельщиков, которые теперь производят до 60 процентов имеющейся в продаже мебели, и одобрил инициативу производителей узбекских игрушек выпускать свои изделия с учетом национальных традиций: «Обязательно поддержим кредитами, потому что сегодня до 90 процентов игрушек в страну импортируется, причем не лучшего качества и, в основном, китайские».

Потом все дружно поругали коммерческие банки: нет конвертации, не дают кредиты. Кстати, представителей Центрального банка в зале не было.

Наконец, к микрофону пробился предприниматель Ахмат Мадюнусов - многодетный отец, который более трех лет назад пополнил ряды безработных из-за преступных действий бывшего начальника ГНИ Сергелийского района Улугбека Юсупалиева, возглавляющего сегодня управление Государственного налогового комитета (ГНК) по контролю за деятельностью рынков и торговых комплексов Узбекистана. Правая рука главы ГНК Ботира Парпиева, этот услужливый молодой делец в прошлом году был награжден медалью «Шухрат» («Слава»). На его совести - множество разрушенных судеб и награбленного имущества тех, кто попытался противостоять коррупционному произволу.

«Выступление Мадюнусова было прервано грозным окриком прокурора Ташкента Обидова: «Прекратите, здесь не место разборки устраивать!» - продолжает Елена Агибалова. – Несмотря на регламент, мне все же удалось вкратце высказать свои претензии к налоговым и судебным органам, которые преднамеренно и умышленно саботируют политику президента по вопросам предпринимательства, незаконно вмешиваясь в нашу хозяйственную деятельность. Я рассказала о коррупционном сговоре чиновников разного уровня, действующих по принципу «ворон ворону глаз не выклюет», из-за которых мы, законопослушные предприниматели-налогоплательщики, годами тщетно пытаемся восстановить справедливость. Напомнила и об организованных против нас провокациях со стороны директора Мирабадского («Госпиталка») рынка Уктама Отабоева и его подручных; об изъятии нашей частной собственности. Вспомнила о том, как в 2011 году помощник Улугбека Юсупалиева Эдуард Ким мне лично предлагал работать под их «крышей» (имеется диктофонная запись), отстегивая ежемесячно по 100 долларов, а я категорически отказалась. В общем, прозвучало много такого из нашей истории, от чего сидевшие в президиуме чувствовали себя некомфортно».

Но не только претензии высказала Елена Агибалова: она поблагодарила заместителя премьер-министра Эльмиру Боситханову, которая лично организовала встречу в хокимияте Мирабадского района с участием виновного в бедах предпринимательницы директора рынка Отабоева, налоговых инспекторов Рузиева, Шоисмоилова и других. А 19 марта 2015 года Боситханова вместе с мирабадским хокимом и судебными исполнителями лично спустилась в подвальное помещение склада №11 «Госпиталки», куда спешно подвезли остатки товара, незаконно конфискованного у Агибаловой и ее подруги Динары Латыповой.

Хоким призвал предпринимателей не давать взятки

По словам Елены, во время ее выступления градоначальник был само внимание, а затем уточнил, на каком из дехканских рынков произошли описанные ею события. Услышав ответ, добавил, что скоро такая же встреча состоится в Мирабадском районе, куда будут приглашены главные организаторы травли предпринимательниц Агибаловой и Латыповой. Усманов также попросил Елену оставить в городском хокимияте заявление на его имя с подробным перечислением своих проблем.

В завершение встречи Усманов призвал предпринимателей не давать взятки чиновникам. «Прошли те времена, когда давали взятки за участки земли. Сегодня много пустующих земель, взять, хотя бы, промзону Сергелийского района – бери, не хочу», - заявил хоким.

Ноу-хау от сергелийских налоговиков

По мнению источника в Торгово-промышленной палате Узбекистана, подобные встречи должны хотя бы отчасти решать проблему дефицита наличности, из-за которой стали регулярными задержки зарплат и пенсий.

«Налоги у нас непомерно высокие, и, чтобы выжить, загнанный в угол бизнес вынужден играть по правилам, установленным фискальными органами, иначе не дадут работать, - комментирует ситуацию собеседник. – Торговцы сегодня инкассируют, в лучшем случае, одну десятую часть своей дневной выручки, например, пятьсот тысяч сумов вместо пяти миллионов, а «крышующим» налоговикам ежемесячно выплачивают по сто-двести долларов. Знают об этом и инкассаторы, и другие «игроки». Налоговая инспекция Сергелийского района ввела даже собственное «ноу-хау» – с середины мая начала принудительную регистрацию и выдачу патентов торговцам Сергелийской ярмарки – с выездом на место! При этом, рассказывают, патенты всучивают с учетом возраста торгующих и их товара. К примеру, продавцам риса, которыми полон рынок, установлен фиксированный налог в размере 700.000 сумов в месяц плюс еще один минимальный оклад в Пенсионный фонд. Помимо этого за разрешение торговать («патта», вероятно от слова «патент») они должны ежемесячно отдавать 350-400 тысяч сумов. Патенты заставляют покупать даже тех, кто торгует с земли, возле туалета, в том числе мальчишек 15-18 лет».

Таким образом, налоговики создают видимость легализации субъектов предпринимательства и роста их количества – для улучшения отчетности. Можно не сомневаться, что какое-то время они даже будут отчислять часть поступлений в бюджет. Затем люди, сдавшие оригиналы патентов и взявшие налоговый отпуск, превратятся в «мертвые души», но при этом продолжат платить фискальщикам.

Бывший сергелийский инспектор Эдуард Ким любил приговаривать, что «высокие налоги устанавливает президент, а мы предлагаем их облегченный вариант».

Сговор как… спасительный круг

В Узбекистане фактически нет условий для верховенства закона. Только за последние несколько лет из-за произвола налоговиков, конечной целью которого является рейдерский захват имущества предпринимателей, республику вынуждены были покинуть десятки крупных иностранных инвесторов, из-за сфабрикованных судебных решений лишившихся своих многомиллиардных активов. Количество же разоренных узбекских предпринимателей исчисляется тысячами.

Анализ ситуации показывает, что в отношении частных предпринимателей уже много лет безотказно работает практика сговора коррумпированных чиновников всех уровней власти. Налоговики в Узбекистане - такая же неприкасаемая каста, как и силовики, поскольку почти у каждого из высокопоставленных чиновников и депутатов, вопреки закону, есть свой бизнес, и не один. Вот и поддерживают связи друг с другом, ворон с вороном. Неучтенных доходов, что сколотили чиновники и налоговики, с лихвой хватит для того, чтобы даже содержать собственную армию. Вот где, по логике, нужен контроль государства за движением теневого капитала.

Частные предприниматели Узбекистана - одна из самых многочисленных групп жертв нарушений прав человека. По информации Госкомстата, в 2014 году доля субъектов малого бизнеса составила всего каких-нибудь 190 тысяч предприятий малого и среднего бизнеса – на 16-миллионное взрослое трудоспособное население страны! О количестве же искусственно подведенных к банкротству и ликвидированных фирм и компаний, подвергшихся незаконной конфискации имущества, статистическое ведомство традиционно умалчивает.

Поскольку в стране нет эффективных механизмов защиты частной собственности, несмотря на обилие указов и постановлений правительства на этот счет, разорение бизнеса начинается с противозаконных действий представителей ГНК, которые ежемесячно вымогают у предпринимателей определенные суммы, тем самым толкая их на преступные действия.

Многочисленные обращения пострадавших торговцев за защитой к председателю ГНИ Ботиру Парпиеву только усугубляют их положение. Поводов для формального обвинения не пожелавших «делиться» предпринимателей по той или иной статье уголовного и административного кодекса находится достаточно. В итоге – бизнес уходит «под крышу» налоговой инспекции либо его владелец доводится до полного разорения путем несоразмерных доходам штрафов и конфискации имущества. По рассказам пострадавших от ложных обвинений людей, среди них есть спившиеся и опустившиеся личности, а некоторые предпочли свести счеты с жизнью.

Личность Парпиева заслуживает особого внимания. По информации из конфиденциальных источников, именно он был инициатором масштабной «дойки» предпринимателей – еще в бытность заместителем главы МВД (1998-2003 годы), когда курировал один из самых крупных вещевых рынков столицы – «Ипподром», деятельность которого не прекращалась в те годы даже ночью. Для придания законности действиям рэкетиров в погонах была даже создана некая таинственная фирма, на счетах которой оседали многомиллионные якобы налоги, собиравшиеся с торгующих в три смены людей.

Затем Парпиев в течение года благополучно руководил республиканской таможней. Последние десять с лишним лет влиятельный генерал-олигарх, награжденный государственными наградами, занимается взысканием налоговых недоимок.

P.S. Пока материал готовился к публикации, Генеральная прокуратура Узбекистана спустила городским коллегам письмо с просьбой «тщательно изучить и принять меры» по жалобе предпринимателей Агибаловой и Латыповой, которые «вследствие незаконных действий сотрудников налоговых органов были вынуждены приостановить свою деятельность». Заметим, что подобные формулировки – редкость в практике надзорного ведомства и вселяют хоть крохотную, но надежду.

Второго июня Елене и Динаре с трудом удалось пробиться на прием в налоговый комитет. «Мы рассчитывали попасть к Парпиеву, но нам сказали, что в 8 утра он якобы уехал в Кабинет министров. В итоге нас принял первый замглавы ГНК Юлдашев, но результат, как и раньше, нулевой. Увидев нас, чиновник недовольно проворчал: «Вы уже в третий раз ко мне приходите», не подумав о том, что этими словами он лишний раз подтверждает свое бездействие», - рассказывают подруги по несчастью.

А третьего июня, будучи на встрече с депутатом Законодательной палаты Олий Мажлиса (парламента) Шухратом Мамаджановым, Елена была крайне удивлена, услышав, что депутаты «не имеют права давить на налоговиков». Примерно то же самое весь прошлый год повторял и бывший депутат Зиедулла Убайдуллаев, владелец юридической клиники при УМЭД, так ничего и не сделавший для выявления и наказания виновных в разорении бизнеса предпринимательниц. Факт, красноречиво свидетельствующий, что в стране практически легализована теневая структура экономики, во главе которой как раз и стоят фискальные органы.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА