1 Март 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

История с изнасилованием. Как сын главы Павлодарской области стал «свидетелем», а журналист – «организатором преступления»

В ночь с 19 на 20 февраля в охраняемой резиденции акима (губернатора) Павлодарской области Казахстана была изнасилована девушка. А тремя месяцами позже, 14 мая, спецгруппа Комитета национальной безопасности (КНБ) задержала главного редактора областной общественно-правовой газеты «Версия», 38-летнего Ярослава Голышкина по подозрению в шантаже и вымогательстве крупной суммы денег. В случае признания виновным ему грозит заключение на срок до 15 лет с конфискацией имущества.

Областная прокуратура уведомила, что несколько человек вымогали у акима Павлодарской области Каната Бозумбаева 500 тысяч долларов за неразглашение информации о причастности его 22-летнего сына Даурена к совершенному изнасилованию.

По подозрению в этом вымогательстве и был задержан редактор. А через день была получена судебная санкция на его двухмесячный арест. С того же дня Ярослав Голышкин превратился едва ли не в главного подозреваемого (ранее он вызывался на допросы в качестве свидетеля), хотя официальное обвинение ему пока не предъявлено.

Журналистское расследование

Из публикаций в СМИ и социальных сетях очевидно, что эта история логичным образом распадается на несколько последовательных эпизодов: 1) Преступление. 2) Его сокрытие. 3) О преступлении узнает криминал и начинает «свою игру». 4) Шантажисты арестованы, наступает фаза окончательной подчистки следов.

Ярослав Голышкин
Ярослав Голышкин
Но обо всем по порядку. В конце февраля в Павлодаре распространились слухи об изнасиловании, произошедшем в охраняемой резиденции главы региона в поселке Кенжеколь. По тем же слухам, в нем принимал участие сын акима-губернатора, а жертву заставили замолчать – то ли с помощью денег, то ли угрожая уголовным делом.

Павлодарские журналисты из разных изданий несколько раз обращались с запросами по поводу случившегося в правоохранительные органы и прокуратуру, но никакого ответа не добились. Не рассчитывая на власть, они стали собирать собственную информацию.

Одним из таких «расследователей» был Ярослав Голышкин, редактор газеты, известной разоблачениями коррупции и криминала. По словам его коллег, уже в конце февраля-начале марта через каких-то людей он вышел на жертву изнасилования и записал на видео ее рассказ о случившемся, в котором она обвинила в преступлении сына акима и его приятеля.

Отец Ярослава – основатель и владелец газеты «Версия» Василий Голышкин (его слова приводит Informburo.kz) - сказал, что его сыну, не раз профессионально проводившему журналистские расследования, предложили встретиться и записать интервью с девушкой, а также передали кое-какие документы. Позже, когда Ярослав и его отец вместе просмотрели это видео, по словам Василия Голышкина, они оба решили не публиковать это интервью, чтобы не навредить пострадавшей.

Другим соображением могло быть то, что Департамент внутренних дел и прокуратура, несмотря на неоднократные запросы, не подтверждали факт изнасилования, поэтому подобная публикация для частной газеты могла бы иметь серьезные последствия.

Корреспондент издания Альфия Ташимова поведала Today.kz, что Ярослав сразу предупредил коллег: дело опасное, и никого «впутывать» он не будет.

Тем не менее, в общих чертах он рассказал сотрудникам редакции, о чем говорилось в видеозаписи. По словам пострадавшей девушки, в тот вечер она с подругой познакомилась с сыном акима и вторым молодым человеком, тоже Дауреном, до этого они с ними не встречались. Описывая происходившее в резиденции, она сообщила, что один ее держал (сын акима), а другой насиловал. Затем сын акима тоже попытался изнасиловать, но не смог.


Сын акима, Даурен Алдаберген, в светлом пиджаке. С друзьями.

Несмотря на то, что видеозапись было решено пока придержать, Ярослав стал публиковать сведения о случившемся в колонке «Согласно инсайдерской информации…», не называя ничьих должностей и имен. Заметки, состоящие из одного-трех предложений, с периодичностью раз в неделю выходили в газете на протяжении всего марта:

«Девушка А., 1994 г.р., заявила о том, что в ночь с 19 на 20 февраля на известной охраняемой территории она стала жертвой изнасилования, участником которого был сын одного чиновника. С помощью 5000 долларов и обвинений в ложном доносе девчонку «переубедили». Однако копии кое-каких спешно уничтоженных бумаг утекли». (2 марта 2015 года).

«Сын одного чиновника, обвиненный в соучастии в изнасиловании 20-летней девушки, вывез с другом-тезкой жертву и ее подругу на охраняемую территорию на темном «Лексусе» с российскими номерами, который, по словам молодых людей, на улицах не останавливают, «потому что все знают, кому он принадлежит». (9 марта 2015 года).

«Стоило спецорганам заинтересоваться обстоятельствами инцидента с участием сына одного чиновника, как отец, используя тактику «лучшая защита – это нападение», срочно пожаловался на них в Астану». (23 марта 2015 года).

«Детективы, работавшие по инциденту с участием сына одного чиновника, были замечены на территории, прилегающей к бордовым воротам. А тем временем те, кто ранее поделили деньги, выделенные на решение вопроса, усиленно разыскивают потерпевшую». (30 марта 2015 года).

Представители других СМИ тоже следили за этим делом. В апреле на сайте издания shyn.kz появилась заметка на казахском языке, в которой со ссылкой на источник в правоохранительных органах утверждалось, что преступление в резиденции руководителя области, действительно, было, но благодаря влиянию отца одного из насильников и деньгам дело было закрыто. В ней также сообщалось, что за его закрытие следователи взяли у акима 40 тысяч долларов, а изнасилованной девушке дали 5 тысяч.

Заметка провисела на сайте несколько дней, а затем была удалена. Однако многие ее успели предусмотрительно скопировать.

Прокуратура заговорила

В середине апреля редактора «Версии» вызвали на допрос в КНБ как свидетеля. Выяснилось, что Канат Бозумбаев написал заявление о том, что у него вымогали полмиллиона долларов, шантажируя видеозаписью, где жертва обвиняла его сына в преступлении. Журналист передал следствию сделанное им видео и его копии (у него также изъяли рабочий компьютер и телефон). Целый месяц он исправно ходил на допросы, пока 14-го мая не был арестован и переведен в разряд подозреваемых.

А на следующий день на портале ratel.kz было опубликовано сенсационное послание прокурора Павлодарской области Мухтара Жоргенбаева: главу региона шантажировали, изнасилование тоже было, но отвечать за него никто не будет в связи с тем, что стороны «примирились».

Вот полное содержание этого документа, датированного 14 мая (орфография и пунктуация сохранены):

«На Ваш запрос о предоставлении информации по уголовным делам сообщаем: В производстве следственных органов КНБ РК находится уголовное дело по факту шантажа и покушения вымогательства денежных средств у Акима Павлодарской области Бозумбаева К.А., досудебное расследование которого начато по заявлению последнего.

В результате принятия комплекса следственно-оперативных мероприятий изобличена преступная группа, в которую в том числе входил сотрудник правоохранительного органа. Подозреваемые лица задержаны и в настоящее время находятся под стражей, сведения о которых не разглашаются в интересах следствия. Данные лица шантажировали Акима области о наличии у них информации о преступлении, которое якобы совершено его сыном. При этом, они продемонстрировали видеозапись, где гражданка Х. заявляла о его причастности к ее изнасилованию.

Канат Бозумбаев
Канат Бозумбаев, аким Павлодарской области. Отец «свидетеля»
Следует отметить, что 20 февраля 2015 года потерпевшая Х. обратилась в органы полиции Павлодарской области с заявлением об изнасиловании, которое незамедлительно зарегистрировано в Единый реестр досудебного расследования. Следствие по уголовному делу осуществлялось следственным управлением ДВД Павлодарской области, в ходе которого установлен гражданин Г., совершивший это преступление, который не отрицает своих отношений с заявительницей и признает вину. Местом преступления является коттедж в поселке Кенжеколь.

В этом уголовном деле сын Акима области проходил свидетелем, показания потерпевшей и других участников уголовного процесса, а также заключения ряда экспертиз, свидетельствуют о непричастности его в данном преступлении. 16 апреля 2015 года уголовное дело по факту изнасилования гражданки Х. прекращено производством в связи с примирением сторон, поскольку гражданин Г. полностью загладил ей причиненный вред. Рассматриваемое преступление относится к категории средней тяжести, уголовное преследование по которому в соответствии с требованиями ст. 68 УК при примирении с потерпевшим и заглаживании причиненного вреда подлежит прекращению.

Кроме того, органом следствия проверяется причастность подозреваемых лиц к шантажу и вымогательству в других преступлениях, а также выясняется роль каждого из них».

Следует уточнить, что такого, чтобы САМ ПРОКУРОР ОБЛАСТИ направлял письмо в какое-либо издание, в данном случае ratel.kz, на памяти павлодарских журналистов еще не было. По их словам, обычно им сложно добиться даже простого ответа пресс-службы этого ведомства. При этом, как бы походя, прокурор все же признал факт изнасилования.

Из его ответа следовало, что пострадавшая обратилась в полицию 20 февраля, а уголовное дело закрыли 16 апреля. То есть, «примирение сторон» заняло почти два месяца. Примечательно, что всё это было озвучено лишь после ареста журналиста.

А через несколько дней, 19 мая, по редакциям был разослан новый текст того же прокурора Жоргенбаева. В нем сообщалось, что сын главы региона «не был прямым участником и очевидцем произошедшего», зато редактор «Версии» «подозревается в совершении особо тяжкого преступления, о чем имеется совокупность достаточных доказательств».

Судя по всему, копия видеозаписи, в которой жертва изнасилования обвиняет сына акима, была использована людьми, устроившими встречу девушки с журналистом, по своему усмотрению. В то же время и коллеги Ярослава, и его отец отрицают возможность его участия в шантаже.

«Мы достаточно известная и, могу полагать, уважаемая семья в Павлодаре. Небедная. Ярослав тоже живёт достаточно обеспеченно. Зачем ему требовать у кого-то деньги? И потом, это надо быть безумцем, чтобы позвонить ради шантажа не кому-нибудь, а самому акиму области. Газете «Версия» скоро исполнится 18 лет. Каждую неделю мы публикуем в колонке слухов инсайдерскую информацию. В 10 случаях из 15 мы могли бы кого-то шантажировать. Однако не делали этого ни разу», - прокомментировал ситуацию Василий Голышкин.

Адвокаты журналиста попросили заменить его содержание под стражей домашним арестом, однако апелляционный суд, проходивший в закрытом режиме, отклонил их ходатайство, мотивируя это тем, что журналист может скрыться или оказать давление на следствие в силу своей профессиональной деятельности. Комментируя это решение, адвокаты указали на его абсурд, ввиду того, что до этого Голышкин не пытался скрываться или оказывать на кого-либо давление, тем более что все подозреваемые задержаны.

Шантажисты и вымогатели

Постепенно стали известны некоторые детали шантажа руководителя области. Всего по этому делу было арестовано трое: сам журналист и еще два человека – «бывший полицейский» и «бизнесмен». Все они считаются подозреваемыми в вымогательстве в особо крупном размере в составе группы лиц. Дело заведено по статье 194 часть 4 УК РК, предусматривающей до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Сведения о личности полицейского не озвучиваются. Скорее всего, он был одним из тех, кто регистрировал заявление потерпевшей и знал ее имя и адрес; сейчас его именуют уже «бывшим полицейским» (говорят, его быстро уволили задним числом). Его подельником оказался некто Нуржан Сулейменов, по некоторым данным, криминальный «смотрящий» по Павлодару. Ранее он попадал в поле зрения за вымогательство, но почему-то не привлекался к ответственности.

Как можно предположить, узнав о преступлении с участием сына чиновника и о том, что следователи получили большие деньги за то, что запугали потерпевшую и замяли дело, полицейский «слил» информацию специалисту по вымогательству.

Позже, неизвестно зачем, они вышли на Ярослава Голышкина, которому передали некоторые документы (очевидно, копию заявления пострадавшей) и свели с девушкой. Судя по всему, попросили копию видеозаписи и для себя. А затем, как следует из материалов следствия, стали шантажировать акима и, по данным газеты «Время», были задержаны при передаче партии меченых денег. (Автор статьи, Ольга Воронько, как бы вскользь упоминает, что меченые деньги из первого транша были обнаружены у жертвы изнасилования).

Впрочем, обстоятельства произошедшего пока неясны, и этому автору доверять особенно не стоит. По словам других журналистов, она очень дружит с акиматом (то есть, представляет интересы акима) и в другой статье уже пыталась выгородить сына чиновника, утверждая, что якобы c его товарищем девушка ранее «состояла в близких отношениях» – просто они, мол, поссорились.

Так или иначе, но 22 мая «Седьмой канал» сообщил, что, по словам Дмитрия Куряченко, адвоката Ярослава Голышкина, в своем заявлении Канат Бозумбаев называет вполне конкретного вымогателя, и это НЕ ЖУРНАЛИСТ.

«Один держал, один насиловал…»

Но вернемся к тому, с чего все началось, – к изнасилованию. Уголовный кодекс Казахстана относит его к преступлениям средней тяжести, за которое предусмотрено заключение на срок от 3 до 5 лет (казахстанское законодательство в этом плане почему-то очень либерально). Преступления, относящиеся к данной категории, допускают возможность «примирения сторон». Зато групповое изнасилование, то есть с участием нескольких лиц, относится уже к тяжелым преступлениям (от 5 до 10 лет) и ни о каком примирении здесь не может идти и речи.

И о самой жертве, и о насильниках известно немного. Имя пострадавшей не раскрывается, в разных публикациях ее называют «студенткой» и «девушкой-сиротой». Сына акима зовут Даурен, он учится в Павлодарском госуниверситете, фамилию Бозумбаев он изменил на Алдаберген. О его друге-насильнике нет никакой информации, кроме того, что он его тезка. По предположениям журналистов, он может быть его одногруппником или водителем.

И вот прокуратура без тени смущения заявляет, что «показания потерпевшей и других участников уголовного процесса, а также заключения ряда экспертиз» свидетельствуют о том, что сын акима к преступлению не причастен. Более того, прокурор области специально уточняет: «сын Бозумбаева не был прямым свидетелем и очевидцем произошедшего».

А в специальном ответе на запрос газеты «Новое время», опубликованном 21 мая, тот же прокурор Жоргенбаев подчеркивает: «По показаниям потерпевшей и других участников дела […] сын акима области в контакт с потерпевшей не вступал и не участвовал в каких-либо других противозаконных действиях в отношении заявительницы».

Так сын главы региона волшебным образом превратился в свидетеля, причем такого, который, как отметили местные журналисты, ничего не слышал, не видел и ничем не мог помочь девушке, которую насиловали в его доме. «В сторонке стоял, получается? Интересная, конечно, деталь», - прокомментировала новость блогер Ботагоз Омарова.

Примечательно, что в своих письмах прокурор признает наличие видеозаписи, где жертва изнасилования обвиняет в преступлении сына акима, но всего через несколько предложений заявляет, что «показания потерпевшей и других участников уголовного процесса …свидетельствуют о непричастности его к данному преступлению». Но, может, рассказ девушки на видео был ложным? Об этом представитель надзорного органа ничего не сказал, следовательно, ложными ее слова не считаются. Поэтому настойчивые попытки прокурора Жоргенбаева вывести сына акима из-под обвинения в соучастии в преступлении, относящемся к разряду тяжелых, вызывают только один вопрос: сколько взял?..

Называя вещи своими именами, отметим, что сначала полицейские заставили замолчать саму жертву изнасилования, затем под благовидным предлогом началось уничтожение улик и затыкание ртов тех, кто видел видеозапись. Было изъято компрометирующее видео и все его копии. Потом был арестован тот, кто его снимал. Потом возведен в ранг «свидетеля» тот, кто просто его видел – отец Ярослава, - и с него была взята подписка о неразглашении. (То есть, по статусу его приравняли к сыну акима).

А 21 мая выяснилось, что жертва изнасилования и ее подруга находятся фактически под арестом на конспиративной квартире КНБ, под предлогом «защиты свидетелей».

Казахстанские СМИ сообщили, что Жулдыз Кулиева, мать 18-летней подруги потерпевшей, заявила о том, что обеих девушек незаконно удерживают в квартире сотрудники КНБ. Её к ним не пускают и не дают с ними общаться. В КНБ ей сказали, что они проходят свидетелями по делу о вымогательстве у главы региона, и, якобы, находятся под защитой во время следствия.

Жулдыз рассказала, что пострадавшую девушку воспитывала сестра, матери она лишилась, когда ей было всего семь лет. О случившемся с ней женщина, по ее словам, узнала от дочери. «Она пришла и сказала: мама, так и так, её изнасиловал очень влиятельный человек, ей дали 5 тысяч долларов и сказали: «Всё равно его не посадят, забери деньги и иди домой», - рассказывает она. «И сын акима, и друг, один держал, один насиловал», - приводит женщина слова дочери, отвечая на вопрос журналиста о случившемся в резиденции.

«Полиция никого не посадила за это изнасилование, сироту и ее старшую сестру, которая заменила девочке мать, продержали в полиции до утра, они вместе прошли через всё, и экспертизы, и когда деньги им сунули. В итоге подруга моей дочери написала, что согласна взять деньги, и тогда их отпустили. Дело было закрыто», - рассказывает она.

Через несколько дней после случившегося, по словам Жулдыз, на жертву преступления вышел некий Нуржан. Он предложил девушке «наказать» обидчика. Женщина посоветовала дочери и ее подруге не связываться с ним, раз пострадавшая уже взяла деньги.

Жулдыз пояснила, что специально приехала в Павлодар, чтобы найти дочь и ее подругу, и хочет только одного - чтобы их отпустили. «Я сказала: «Я их хочу домой забрать. Нам не надо никакой охраны». Они сказали, что их хотят убить, что тут замешаны чуть ли не террористы. […] Я начала настаивать, что я хочу их забрать всё равно, я сама буду охранять их жизнь. Они сказали: «Если вы будете их забирать, тогда они пойдут как соучастники по делу (о вымогательстве – ред.)», - рассказала мать удерживаемой девушки.

Остается неясным, от кого именно сотрудники КНБ хотят защитить подруг, если предполагаемые вымогатели уже арестованы.

Видеоинтервью Жулдыз Кулиевой

Правовой медиа-центр, организация, занимающаяся зашитой журналистов, отметил, что девушки удерживаются вопреки их воле при отсутствии какой-либо угрозы их жизни, о чем свидетельствует их переписка с родственниками по интернету и с помощью мобильной связи. Сотрудники Департамента КНБ по Павлодарской области не разрешили матери подруги жертвы забрать дочь домой, не обосновывая применяемые ими меры. Это противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству.

Заметим, что представители КНБ угрожают уголовным преследованием даже второй девушке, которая при всех возможных раскладах удерживается незаконно.

«Поскольку [пострадавшая] девушка идет свидетелем по делу о вымогательстве с правом на защиту (сейчас такой процессуально-правовой статус придумали для соучастников, пошедших на сделку со следствием), то ничего лишнего она сказать не может. Всё логично: если законы не работают, если сынка-мажора внаглую отмазывают от уголовки, то жертва становится преступником, ибо скажи она правду - ее сразу из свидетелей в соучастники переведут. Она сирота, адвокат у нее явно приставленный, так что шансов нет», - прокомментировал ситуацию один из павлодарских журналистов.

В настоящее время обе девушки по-прежнему находятся «под охраной». Более того, если раньше они имели возможность связываться с родственниками, то теперь связи с ними больше нет.

Только свидетель?

Следует отметить, что дело об изнасиловании плавно трансформировалось. Теперь основным преступлением считается не надругательство над девушкой, а шантаж госчиновника.

«Как-то слишком уж бросается в глаза странноватая расстановка акцентов. Изнасилование было, но это всего лишь второстепенное происшествие, фон для более значимого события - покушения на вымогательство в особо крупном размере группой лиц», - отмечает павлодарский журналист Александр Баранов.

Между тем буквально всё свидетельствует о том, что утверждения жертвы и ее подруги являются правдой. Даже сумма, запрошенная вымогателями за видео. Зачем бы шантажистам связываться со всемогущим главой региона и просить такие деньги за запись, где его сын упоминается лишь как «свидетель»? Можно ли вообще шантажировать кого-либо преступлением, в котором фигурирует какой-то посторонний человек? Ответ очевиден.

Более того, в публикации на портале ratel.kz сообщается, что, «по неподтвержденным пока данным, вымогательство денег не было конечной целью преступной группы. Шантажисты предположительно хотели в будущем влиять на исход дорогостоящих тендеров и на кадровую политику в регионе, подсказывая главе региона, кого и куда назначить». (Если это соответствует действительности, то получается, что запись они оценивали еще выше, что опять-таки говорит не в пользу Бозумбаева-младшего.)

«…Можно сделать вывод, что во всей этой истории надзорный орган играет роль ведомого и озвучивает чужую позицию. Поэтому-то и не хотят отвечать на неудобные вопросы, которых немало, - говорится в статье павлодарского журналиста Александра Баранова. - […] Из пояснений прокурора следует, что сын акима области был свидетелем преступления. Спрашивается, почему же он не предотвратил его или не заявил о нем. Тем более что произошло всё на территории государственной резиденции, охраняемой полицией. Неплохо было бы прояснить, как на охраняемой территории вообще оказались потерпевшая и изнасиловавший ее гражданин Г.» (информационный портал Республика, 19 мая).

Авторы петиции Правового медиа-центра указывают на то, что в заявлении Каната Бозумбаева указан адрес его проживания - поселок Кенжеколь, резиденция акима области. Там же зарегистрирована и его семья. А прокурор Павлодарской области официально подтвердил, что местом преступления являлся коттедж в поселке Кенжеколь. Таким образом, сын руководителя области во время изнасилования находился по месту своей регистрации и проживания, а, значит, никак не может являться свидетелем преступления.

Если же потерпевшая и изнасиловавший ее гражданин попали на охраняемую территорию резиденции, где проживает сын акима области, вместе с ним, то фактически он является, как минимум, соучастником. Тогда изнасилование будет являться совершенным группой лиц, и уголовное дело не может быть прекращено в связи с примирением сторон.

«Таким образом, налицо факты увода от ответственности сына высокопоставленного государственного чиновника и попытка заставить замолчать журналиста, который обнаружил факты, подтверждающие виновность сына Каната Бозумбаева», - говорится в петиции.

Составители документа выражают недоумение тем, что следствие по уголовному делу о вымогательстве и шантаже ведется спецгруппой КНБ РК. Они указывают, что вымогательство и шантаж, как и изнасилование, являются уголовными преступлениями, не представляющими угрозы национальной безопасности. Однако Генпрокуратура почему-то изменила подследственность уголовного дела о вымогательстве и шантаже, передав его от МВД в КНБ.

По словам павлодарских журналистов, аким «включил административный ресурс», вследствие чего все усилия власти оказались брошены на то, чтобы скрыть информацию об изнасиловании с участием его сына. Причем происходит это уже не на областном уровне, а на государственном.

Статьи на эту тему снимаются с сайтов ряда изданий уже через несколько часов после выхода (очевидно, под воздействием того самого «административного ресурса»). Например, информагентство ТенгриНьюс опубликовало две новости о ситуации с Ярославом Голышкиным, но в тот же день их убрали. Была вынуждена снять информацию и Радиоточка. Павлодарский собкор газеты «Караван» подготовил материал, но он так и не вышел.

Подчеркнем, что эти информагентства являются республиканскими, с редакциями в Астане и Алма-Ате (Алматы), редакция «Каравана» тоже находится в Алматы. Журналисты говорят, что могут поставить заметку на сайт, но сколько она там провисит, сказать не в силах. По сути, сейчас ситуацию с арестом редактора «Версии» освещает только Informburo.kz.

Под арестом

Защитник журналиста, адвокат Дмитрий Куряченко, впервые встретился со своим подзащитным 25 мая в следственном изоляторе. В ходе встречи Ярослав Голышкин сообщил ему, что другие подозреваемые по этому делу стали давать против него обвинительные показания. В интервью Informburo.kz адвокат заявил, что, по словам Ярослава, его пытаются выставить организатором вымогательства.

А 3 июня стало известно, что в жалобе на имя первого заместителя Генпрокурора РК Иогана Меркеля адвокат журналиста сообщил, что на его подзащитного оказывают давление и заставляют оговорить другого человека.

По словам Дмитрия Куряченко, Ярослав рассказал ему, что данные им показания по делу следствие не устроили, и его начали просить показать на заместителя акима Павлодарского района одноименной области Аскара Бахралинова. Не добившись «нужных» показаний, его сделали подозреваемым и поместили в СИЗО, и здесь следствие уже не просит, а настаивает на том, чтобы он дал признательные показания и оговорил Бахралинова, то есть человека, не имеющего к этому делу никакого отношения.

Для чего это следствию, пока неясно. По информации СМИ, Аскар Бахралинов - известный в регионе человек. Долгое время был депутатом павлодарского городского маслихата (совета – ред.), затем - членом ревизионной комиссии по Павлодарской области. В настоящее время является заместителем акима Павлодарского района.

Сам он выразил возмущение тем, что журналиста заставляют давать против него ложные показания, пытаясь сделать соучастником вымогательства, и заявил о намерении жаловаться по этому поводу в Генеральную прокуратуру Казахстана.

Общие сведения

По словам коллег Ярослава Голышкина, в профессии он уже 20 лет (то есть с 18-летнего возраста). На протяжении большей части своей журналистской карьеры занимался расследованиями коррупционных и уголовных преступлений.

«Ярослава Васильевича все знают как журналиста, который не умеет придерживать информацию. Если он что-то знает, он должен это выдать. Если ему дать информацию и сказать «никому не говори», это будет для него самая худшая пытка, потому что он журналист до мозга костей», – охарактеризовала его корреспондент «Версии» Тамара Абубакарова.

В апреле 2006 года возле дома Ярослава на него напали двое неизвестных, которые жестоко избили журналиста. Ему выбили несколько зубов, он лежал в больнице. И он сам, и его отец заявляли, что нападение было местью за статью о похищении сотрудника финансовой полиции, занимавшегося расследованием дела ОПГ. Это не заставило его отказаться от подготовки острых статей. По сообщению «Радиоточки», он публиковал материалы о коррупционных схемах, действовавших при прежнем акиме области Ерлане Арыне.

После ареста Голышкина казахстанский Правовой центр создал электронную петицию с обращением к президенту, генеральному прокурору и председателю КНБ, в которой содержится просьба обеспечить соблюдение норм Конституции, «гарантировать справедливое разбирательство по всем упомянутым уголовным делам, как об изнасиловании, так и о вымогательстве и шантаже, а также защитить право журналиста на профессиональную деятельность, невзирая на лица». Подписать ее может любой желающий.

Алексей Волосевич

Международное информационное агентство «Фергана»



«Фергана.Ру» в соцсетях