23 Февраль 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

Казахстан: Новые подробности дела о вымогательстве и изнасиловании

Из Павлодара поступает информация о новых событиях в рамках громкого дела, начавшегося с того, что в резиденции акима (губернатора) одноименной области Казахстана Каната Бозумбаева была изнасилована девушка, и продолжившегося арестом «группы лиц», пытавшихся вытянуть у главы региона полмиллиона долларов за неразглашение сведений о причастности к этому преступлению его сына – 22-летнего студента Павлодарского университета Даурена Алдабергена.

Подробно об этом рассказывается в статье «История с изнасилованием. Как сын главы Павлодарской области стал «свидетелем», а журналист – «организатором преступления».

По сообщению адвоката 18-летней Эльмиры Кулиевой, подруги изнасилованной девушки, 12 июня она была арестована и помещена в изолятор временного содержания (ИВС) по подозрению в «вымогательстве в особо крупном размере в составе группы лиц». Теперь ей тоже грозит заключение на срок до 15 лет с конфискацией имущества.

«В постановлении судьи Тыртыкаевой сказано, что моя дочь якобы вступила в сговор с теми, кто вымогал деньги у акима, и, «преследуя корыстные цели, сообщила заведомо ложные сведения о причастности Даурена Алдабергена к совершённому изнасилованию», - рассказала мать Эльмиры Жулдыз Кулиева изданию Informburo.kz. - Обвинение предъявили только Эльмире, её изнасилованная подруга продолжает оставаться свидетельницей».

Сама жертва преступления, по нашим данным, удерживается сотрудниками Комитета национальной безопасности (КНБ) в частном доме за высоким забором.

Без защиты

Адвокат арестованной Бекмуханбет Жанаков сказал журналистам, что его подзащитную лишили свободы на два месяца. По его словам, представители КНБ обманом пытались навязать ей своего адвоката, а его не уведомили о предстоящем допросе, устроив так, чтобы он отсутствовал. (Согласно статье 112 УПК РК, фактические данные, полученные с помощью обмана, не признаются в качестве доказательства. – Прим. ред.).

До этого обе девушки силой удерживались сотрудниками КНБ на частной квартире. Родственников к ним не допускали, а на свидания привозили в департамент КНБ под охраной (можно сказать, под конвоем). При этом девушек пугали тем, что поместят обеих в СИЗО.

Эльмира неоднократно просила предоставить ей адвоката, но ее просьбы игнорировались, хотя в середине мая обеим девушкам изменили статус cо свидетельского на «свидетельский с правом на защиту» - в казахстанском законодательстве это нечто среднее между свидетелем и подозреваемым. При этом, как следует уже из его названия, они имели право на защиту, то есть на адвоката.

Однако это право грубейшим образом игнорируется: сама жертва преступления до сих пор не имеет адвоката, то есть фактически лишена права на защиту.

Судя по всему, Эльмиру Кулиеву (кстати, 18 лет ей исполнилось лишь в конце марта, буквально за день до того, как аким Павлодарской области написал в КНБ заявление о вымогательстве) было решено изолировать после безуспешной попытки ее освобождения, предпринятой ее матерью, Жулдыз Кулиевой.

Узницы КНБ

Informburo.kz, едва ли не единственное издание, продолжающее отслеживать события по этой теме, сообщило, что Жулдыз Кулиева снова обратилась к журналистам.

Она рассказала, что накануне попыталась вызволить свою дочь Эльмиру, которую вместе с изнасилованной девушкой на конспиративной квартире насильно удерживала группа КНБ из Астаны, расследующая дело о вымогательстве у акима, но у нее ничего не вышло. Женщина решилась на этот отчаянный шаг, поскольку жалобы в генпрокуратуру и заявления в полицию о незаконном удержании не помогали.

Во время очередного свидания в здании департамент КНБ она вцепилась в свою дочь и заявила, что без нее не выйдет.

На встрече присутствовала и ее старшая дочь, которая, несмотря на шестой месяц беременности, приехала, чтобы помочь матери освободить сестру (удерживаемые девушки не из Павлодара, они - жительницы Восточно-Казахстанской области). Однако, по словам Жулдыз, их просто выволокли из ведомственного здания.

«Мы встречались с дочерью, дочь моя не хочет здесь оставаться, - приводит издание слова Жулдыз Кулиевой. - Мы просили дать нам бумагу и ручку, чтобы мы написали, что мы не нуждаемся в защите и просим адвоката. Адвоката нам категорически не дают. Даже слова об этом не дают сказать. Мы просили дать листок, а потом они сказали – выходите, мы сейчас насильно её уведем. И начали силу применять, мою беременную дочь (сестру свидетельницы – авт.) по земле проволокли, меня по земле проволокли. Младшая (дочь – авт.) говорит: «Дайте мне листок, я напишу, что не нуждаюсь в защите».

Женщина сообщила, что на прошлой неделе во время свидания ей удалось передать дочери смятый листок, где от её имени она сама написала просьбу - отпустить её. Девушка, по словам Кулиевой, спрятала листок и подписала его, когда вышла в туалет.

В тексте говорилось: «Прошу отменить мне защиту (по программе защиты свидетелей – ред.). Меня удерживают против моей воли, запугивают и угрожают, доводят до истерики. Адвоката не разрешают пригласить. Я несколько раз просила адвоката, но сотрудники КНБ его ко мне не подпускают». 3.06.2015. Подпись.


Заявление Эльмиры Кулиевой

Жулдыз заявила, что девушек удерживают, чтобы они не рассказали о том, что на самом деле произошло в резиденции главы региона. «Их держат, чтобы изнасилование это прикрыть. Сын акима насиловал, он был там, он держал её за руки. Это Анфиса (пострадавшая – авт.) моей дочери говорила сама, если моя дочь врёт, значит, Анфиса врёт», - говорит женщина.

На вопрос корреспондента Informburo.kz, могла ли пострадавшая сказать неправду, Жулдыз ответила, что, скорее всего, нет: «Она ещё в феврале рассказывала, когда этого всего (следствия – авт.) не было. А сейчас они ей, я знаю, предлагают деньги, чтобы она отказалась от этого изнасилования».

Мать Эльмиры Кулиевой заявила, что не успокоится, пока ее дочь не отпустят.

«Буду говорить про изнасилование, чтобы вся страна знала. Что сын акима был на этом изнасиловании, он держал её, он плевал на неё, он оставил её на обочине дороги. Это было. И это я знаю с февраля, и не одной моей дочери Анфиса рассказывала. Я соберу всех, кому она лично рассказывала. Если они врут, значит, Анфиса врала с самого начала. […] Я у них просила: предъявите обвинение или отпустите, хотя бы адвоката к ней подпустите», - говорит мать.

Informburo.kz сообщает, что после инцидента в здании КНБ женщина со своей старшей дочерью поехали в больницу, чтобы зафиксировать ссадины и ушибы. И там в коридоре увидели Эльмиру, которую тоже зачем-то привезли в это медучреждение: девушку, на которой были наручники, завели в один из кабинетов, а потом вывели на улицу. Поговорить им так и не дали.

Покажите видео!

Сам глава Павлодарской области, ссылаясь на «тайну следствия», категорически отказывается отвечать на вопросы журналистов по поводу изнасилования, произошедшего в его резиденции в ночь с 19 на 20 февраля. Поскольку встретиться с ним лично - задача не из простых, корреспондент газеты «Версия» направила ему следующие вопросы:

1. Когда Вам стало известно о происшедшем на территории Вашей резиденции преступлении?

2. Находились ли Вы на территории резиденции во время совершения изнасилования?

3. Знали ли Вы о том, что на территории, где, помимо Вашей резиденции, располагается также резиденция Президента РК, находятся посторонние люди?

4. Как они могли оказаться на охраняемой территории, неужели Ваш сын имеет полномочия приглашать на территорию столь важного объекта кого угодно?

5. Были ли приняты меры к охране, позволившей посторонним людям свободно проехать на территорию?

6. Как Вы оцениваете роль своего сына в этом преступлении?

Канат Бозумбаев по этому поводу предпочел отмолчаться, а в официальном ответе его пресс-службы от 29 мая говорилось, что на эти вопросы аким ответить не может, поскольку идет следствие: «Любое комментирование акима области как заинтересованного и должностного лица могут расценивать его попыткой оказания давления на следствие. После завершения следствия, возможно, на некоторые вопросы будут даны ответы».

«Возможно», «на некоторые». А возможно и не будут – таков истинный смысл ответа канцелярии чиновника.

Близкие по смыслу вопросы были направлены акиму и редакцией Informburo.kz, которую интересовал вопрос о причастности к изнасилованию его сына - Даурена Алдабергена.

В частности, если он был свидетелем, обращался ли он в правоохранительные органы с заявлением о совершении преступления, которое произошло в доме, где он живет? Если нет, то почему? Привлекали ли Даурена Бозумбаева к ответственности за недонесение о совершённом преступлении и оставлении в опасности?

Узнать ничего не удалось: редакции прислали тот же ответ, что и «Версии».

Правда, несколько дней назад журналистам удалось встретиться с акимом, и они попытались задать ему свои вопросы. Но Бозумбаев, по сути, убежал от них, предложив дождаться завершения суда и заявив, что он – «пострадавшее лицо» (в деле о вымогательстве – ред.), поэтому любые его слова могут быть истолкованы как давление на суд.

Глава региона солгал: его спрашивали не о вымогательстве, деле, по которому суд, действительно, только будет, а об изнасиловании в его резиденции, уголовное дело по которому было закрыто в связи с «примирением сторон». Поэтому непонятно, как бы он мог «оказать давление на суд» по уже закрытому делу. Очевидно, что чиновник решил отвертеться в надежде, что преступление забудется, а все проблемы постепенно удастся «уладить».

Напомню, что Павлодарская областная прокуратура признала факт изнасилования, однако заявила, что сын акима «полностью невиноватый», а преступление совершил его приятель, который, однако, «загладил свою вину», в связи с чем уголовное дело прекращено.

Возможность примирения, действительно, прописана в законодательстве Казахстана, однако если изнасилование было групповым, то есть если сын акима участвовал в нем лично или оказывал преступнику какое-либо содействие, то оно относится уже к категории тяжелых, и дело закрытию не подлежит.

Между тем, прокурор области Мухтар Жоргенбаев настойчиво проталкивает мнение, что сын акима «к преступлению об изнасиловании не причастен» и что «он не был прямым свидетелем и очевидцем происшедшего».

В то же время совершенно очевидно, что шантажировать акима можно было только тем, что в записанном на видео рассказе жертвы изнасилования говорилось о причастности к этому преступлению его сына. Почему же кто-то должен верить прокурору, утверждающему, что преступление было, но сын акима к нему непричастен? И почему КНБ поспешило изъять все копии этой видеозаписи? Ответ на поверхности: обычно это называется «преступным сговором».

Дело об изнасиловании может быть возобновлено

Дмитрий Куряченко, адвокат арестованного главного редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина (который записал на видео рассказ изнасилованной девушки), полагает, что дело могут возобновить, если основным средством вымогательства, действительно, была видеозапись, где говорилось о причастности сына акима к изнасилованию в резиденции.

«Учитывая тот факт, что основным средством вымогательства могло служить зафиксированное журналистом видео с обращением жертвы изнасилования, которая, по словам моего подзащитного, рассказала в ходе интервью о прямой причастности сына акима к преступлению, данное видео должно быть подвергнуто всестороннему исследованию, как доказательство его причастности, - цитирует адвоката Informburo.kz. - Если из видео следует, что причастность сына акима действительно имеет место, то следствие обязано будет поставить вопрос о незаконности прекращения дела об изнасиловании по примирению сторон…».

Адвокат также прокомментировал ситуацию с насильственным удержанием изнасилованной девушки и ее подруги сотрудниками КНБ.

«Не могу исключить тот факт, что завтра мы будем наблюдать такую картину: жертва изнасилования скажет, что все она придумала, что ее заставили сделать видеообращение о причастности, со слов Голышкина, сына акима области к её изнасилованию. Если к ним охрана приставлена в действительности против их волеизъявления, это означает, что их волю подавляют, не только в свободе передвижения, но и в свободе говорить правду о том, как все было на самом деле. […] Давить могут и с помощью реальных угроз: пугать тем, что они могут не выйти на свободу, что их закроют в СИЗО, признают подозреваемыми. […] Или предлагать взаимовыгодное сотрудничество, обещая человеку материальные блага, подвергая искушениям человека. Если все это произойдет или уже происходит в действительности, это плохо и для моего подзащитного, и для всех, кто был втянут в это дело».

Остается добавить, что, судя по тому, как развивается ситуация, именно это сейчас и происходит.

* * *

Сегодня, 15 июня, в Алма-Ате прошла пресс-конференция, посвященная аресту журналиста Ярослава Голышкина. Участники пресс-конференции уверены, что Голышкин к вымогательству непричастен – его могли использовать люди, которые свели его с потерпевшей по делу об изнасиловании. По информации участников пресс-конференции, местный предприниматель Нуржан Сулейменов (чье имя фигурирует в заявлении акима в качестве вымогателя) выступил инициатором записи видео, а позже забрал эту видеозапись у журналиста.

Участвовавшая в пресс-конференции глава международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева высказала предположение, что Голышкин мог пострадать из-за того, что «доверился своему источнику информации, который, вполне возможно, оказался недобросовестным и решил подставить самого журналиста». Адвокат Голышкина Дмитрий Куряченко допустил этот вариант, сообщает АМИ «Новости-Казахстан»

Алексей Волосевич

Международное информационное агентство «Фергана»





Социальные сети

 

Youtube-канал «Ферганы»

Youtube-канал «Ферганы»