11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Правозащитника Шухрата Рустамова пытаются признать невменяемым

Незнание законов, как известно, не освобождает от ответственности, зато знание поможет избежать помещения в психиатрическую больницу. В этом на собственном опыте убедился заместитель председателя Правозащитного альянса Узбекистана Шухрат Рустамов, которого 26 июня сотрудники ташкентской милиции обманом доставили в городской психиатрический диспансер для проведения освидетельствования на дееспособность. Но правозащитник, оперируя статьями законов, убедил врачей в незаконности запланированной экспертизы, и медики решили ее не проводить.

Психиатр вместо прокурора

Как рассказывает Рустамов, 26 июня примерно в 8:30 утра к нему домой явились два сотрудника уголовного розыска Шайхантохурского РУВД (районного управления внутренних дел) в сопровождении участкового милиционера. Они сообщили, что в управление прибыли представители прокуратуры, которым что-то непонятно в одной из поданных Рустамовым жалоб, и они попросили привезти правозащитника в РУВД. Рустамов согласился, быстро собрался и сел в милицейскую машину. Но, прибыв в РУВД, узнал, что представителей прокуратуры там нет. Рустамову сообщили, что они вот-вот прибудут, и ему пришлось около получаса провести в ожидании, коротая время за чтением лежавшей на столе книги.

«Но из прокуратуры никто так и не приехал, за что сотрудники милиции передо мной извинились и сказали, что надо ехать в прокуратуру города Ташкента, - рассказывает Рустамов. - А по дороге свернули в ГПНД - городской психоневрологический диспансер №1, находящийся на соседней с городской прокуратурой улице. Там завели меня в кабинет, где уже находилось шесть врачей-психиатров, и сообщили, что меня доставили на экспертизу, которая должна установить мою дееспособность».

Рустамову рассказали, что еще 15 мая по заявлению председателя фонда «Махалля» состоялось заседание Шайхантохурского суда по гражданским делам, который и вынес решение о назначении такой экспертизы. Ему даже дали почитать это решение, но снять копию не позволили.

Юридический ликбез

По словам Рустамова, «врачи хотели провести эту экспертизу во что бы то ни стало». Достали все его жалобы, подшитые «в четыре или пять томов», и попытались начать обсуждение. Но правозащитник не собирался покорно сносить все манипуляции.

Для начала он поинтересовался, имеет ли кто-то из присутствующих врачей юридическое образование, и, получив отрицательный ответ, разъяснил им нормы Конституции Узбекистана, Закона «О прокуратуре» и Гражданского процессуального кодекса (ГПК).

Шухрат Рустамов
«В частности, ими были грубо нарушены статьи 291, 292, 293 и 294 ГПК, - перечисляет Рустамов. - Начнем с того, что судья Сафаев необоснованно принял на рассмотрение заявление фонда «Махалля». Общественная организация, каковой является этот фонд, действительно, имеет право подать заявление в суд о признании гражданина недееспособным. Но мне сообщили, что речь шла не о заявлении, а о письме, подписанном председателем фонда. Кроме того, в общественных организациях подобные действия должны обсуждаться коллегиально, на собрании, на которое в обязательном порядке следует пригласить гражданина, подозреваемого в недееспособности. Меня на такое собрание никто не приглашал, мне также не сказали, что в письме говорится о каком-то принятом решении».

Но самым грубым нарушением, по мнению Рустамова, было игнорирование судьей статьи 294 ГПК («Рассмотрение дела»), которая гласит: «Дело о признании гражданина ограниченно дееспособным суд рассматривает с обязательным участием самого гражданина (ответчика), прокурора и представителя органа опеки и попечительства. В случае неявки гражданина (ответчика) на судебное заседание применяются правила статьи 261 настоящего Кодекса. Дело о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело, вызывается на судебное заседание, если это возможно по состоянию его здоровья».

По словам Рустамова, 15 мая - в день судебного заседания - состояние его здоровья было «лучше некуда», и он бы непременно пришел в суд, если бы знал, что там рассматривается его дело.

В итоге посещение ГПНД завершилось тем, что Рустамов в присутствии врачей написал жалобу прокурору Шайхантохурского района о незаконном решении суда и заявление на имя главврача психоневрологического диспансера, в котором попросил приостановить проведение экспертизы до решения прокурора. Врачи посчитали его действия юридически вполне обоснованными и отказались от проведения экспертизы.

«Все только по закону»

«Мечта государственных органов, прежде всего прокуратуры - заткнуть мне рот, - считает правозащитник. - Если психиатрическая экспертиза признает меня недееспособным, то в таком случае государственные органы смогут не рассматривать мои жалобы».

Отметим, Шухрат Рустамов не имеет юридического образования, но, как утверждает, «за время правозащитной деятельности так выучил законы, что могу поспорить с любым прокурором». В основном, он занимается помощью пострадавшим людям в грамотном составлении жалоб и заявлений в различные инстанции.

Несведущему человеку может показаться, что правозащитник в своих жалобах иногда «перебарщивает», требуя привлечь к судебной ответственности и Генерального прокурора, и председателя Конституционного суда, и других не менее высокопоставленных чиновников. Но Рустамов возразит, что поступает строго в соответствии с требованиями законодательства Узбекистана, и подкрепит свои слова статьями нормативных актов. По словам правозащитника, он всегда пишет жалобы в инстанции по принципу «от низшей к высшей». А когда его заявления в какое-либо ведомство спускаются в инстанцию, на которую, собственно, и была подана жалоба, то он имеет законное право требовать привлечь руководителя этого ведомства к ответственности.


Шухрата Рустамова не раз пытались осудить, но безуспешно. Фото сделано перед началом одного из судебных заседаний по делу о клевете осенью 2012 года

Ранее «Фергана» рассказывала, что Шухрат Рустамов окончил математический факультет Ташкентского пединститута, в армии дослужился до старшины, остался на сверхсрочную службу, награжден четырьмя медалями. Готовился экстерном сдать экзамены на звание офицера, но неожиданно был уволен из армии – по обвинению в каком-то правонарушении. Стал оспаривать свое незаконное увольнение, но по надуманному обвинению в неуплате алиментов очутился за решеткой. Больше года провел в колонии, где и начал заниматься правозащитной деятельностью. Рустамов защищает права граждан совершенно бескорыстно, считается одним из самых грамотных и юридически подкованных правозащитников Узбекистана, умеет добиваться справедливости. За последние годы он отправил в Кабинет министров на имя премьера копии 855 жалоб на бездействие должностных лиц, эти документы касались 165 дел, затрагивающих интересы 1365 граждан Узбекистана.

«На ПАУ усилилось давление»

В прошлом году Шухрат Рустамов был избран заместителем председателя ПАУ. По словам лидера этой организации Елены Урлаевой, «в последние пару месяцев власти заметно усилили давление на членов Правозащитного альянса».

Елена Урлаева
Особенно ярко это проявилось 31 мая во время рейда правозащитницы в город Чиназ, где она выявляла факты незаконной отправки учителей и медиков на прополку хлопчатника. В местном отделении милиции Урлаеву подвергли оскорбительному обыску и другим унижениям, чего раньше никогда не случалось.

Усилилось и психологическое давление. К примеру, в интернете появился видеомонтаж беседы лидера ПАУ с представителем Чиназского РОВД. Урлаева явно говорила с сарказмом и иронией, но авторы видеоролика попытались преподнести его как признание в шпионаже. То, что ролик склеен из множества эпизодов, понятно по тому, как на пленке дергаются кадры. «В результате меня выставили полной дурой», - говорит по этому поводу Урлаева. Она намерена подать на своих обидчиков в суд.

По словам лидера ПАУ, усиление давления произошло «в связи с визитом в Узбекистан генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, а также тем, что в страну не пускают нескольких докладчиков с мандатами ООН».

«Из-за этого Узбекистан оказался в центре внимания мировой общественности, вот власти и хотят запугать всех недовольных, чтобы замолчали, рассчитывая таким образом создать иллюзию тотального благополучия в республике», - считает Урлаева.

Отметим, что признание неугодных людей невменяемыми и помещение их в психиатрическую больницу – одно из любимых средств правоохранительных органов Узбекистана. В частности, туда неоднократно отправлялась Елена Урлаева; пять лет, как минимум, провел в такой клинике независимый журналист и племянник узбекского президента Джамшид Каримов, о котором давно уже ничего не слышно; в марте 2015 года принудительной отправке в «психушку» подвергся правозащитник Аликул Сарымсаков

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА