11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Опять двадцать пять: Гражданке России грозит суд за провоз феназепама в Узбекистан

Гражданка России Фаина Нестерова была задержана утром 27 июня в аэропорту Бухары после того, как в ее багаже при прохождении досмотра был обнаружен лекарственный препарат «феназепам», оборот которого в Узбекистане ограничен.

Как рассказала «Фергане» дочь Нестеровой Анна, 50-летняя Фаина Константиновна, врач-гастроэнтеролог, прилетела вместе с подругой на два дня в Бухару, чтобы осмотреть памятники этого древнего города. С собой у нее было семь таблеток феназепама, который Нестерова принимает регулярно. По прилете в Узбекистан проблем никаких не возникло. Пробыв в Бухаре двое суток, подруги собрались было покинуть красивый город, но Нестеровой это не удалось: сотрудники таможенной службы аэропорта не пустили ее на рейс, обнаружив в ее багаже начатый блистер феназепама. Таблетки изъяли, вызвали дознавателя, составили протокол на узбекском языке, который россиянку заставили подписать. Переводчик присутствовал, но можно ли было ему доверять - вопрос.

Нестеровой обещали дать копию протокола, но обещание не выполнили, зато изъяли ее заграничный паспорт, при этом никакого документа об изъятии тоже не дали. А подруге пришлось улетать в Москву одной, хоть и с багажом компаньонки.

Подписанием протокола встреча с таможенниками не закончилась: Нестерову отвезли в какое-то медицинское учреждение для сдачи анализа крови, затем предложили доставить туда, куда россиянка захочет, - конечно же, в пределах Бухары. В этом городе за два дня она успела познакомиться лишь с сотрудницей хаммама (бани), который посетила с подругой. Туда таможенники ее привезли и оставили - с дамской сумочкой и без паспорта. Уезжая, таможенники сказали, что дней через пять, когда результат анализа крови будет готов, свяжутся с Нестеровой и сообщат дату суда. В чем конкретно собираются обвинить россиянку, до сих пор неизвестно. «Может, в том, что не задекларировала таблетки, а может, в том, что они были у нее в наличии. Не знаю, дела еще не видели, ни с кем не общались», - говорит Анна.

«Сотрудница хаммама приютила маму в своем доме, за что мы очень благодарны этой женщине, - продолжает девушка. - Я написала о нашей проблеме в Facebook, и многие люди откликнулись, предложили свою помощь, спасибо им. Сейчас мама живет в другой семье, которая помогает, чем может, в бытовом плане».

Дни идут, но с Нестеровой никто из представителей госструктур не связывался, о ней будто забыли. За это время ей доставили найденные дочерью дома документы, которые могут помочь при отстаивании своей невиновности, в частности - последний выписанный Нестеровой рецепт на феназепам. Пока россиянка никому его не предъявляла - некому. Первого июля она решила напомнить о себе и поехала в Таможенную службу, где услышала, что ее дело находится в управлении Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ).


Фаина Константиновна Нестерова. Фото из семейного архива предоставлено «Фергане» Анной Сафроновой

«Мама поехала в СНБ, там ее заставили ждать несколько часов, но разговаривать не стали. Мама предложила им записать ее номер телефона, по которому с ней могут связаться. И все. То есть, не дали никакой информации о том, что происходит. А человек без паспорта, без денег, в стране, где у нее нет вообще никого. Кроме того, она должна ежедневно принимать бета-блокатор «Локрен» - для нормализации сердечного ритма, но этого лекарства на территории Узбекистана нет в принципе. Таблетки «Локрена» были в пакетике с лекарствами, который таможенники изъяли и вернули, забрав феназепам, а пакетик улетел вместе с маминым багажом», - говорит Анна Сафронова.

По ее словам, уже в день задержания матери она связалась с российским консульством в Ташкенте. «Сотрудник консульства находится со мной в постоянном контакте, - сообщила Анна. - Он сказал, что во вторник, 30 июня, в МИД Узбекистана была направлена нота с требованием вернуть паспорт и сообщать о процессуальных действиях, которые производятся в отношении моей мамы. Он порекомендовал искать адвоката и предупредил, что консульство ни на что повлиять не может, лишь будет отправлять ноты в случае нарушения ее прав».

Адвокат уже есть, но куда ему обращаться — не понятно. «Мы нашли человека, который готов с нами работать, но только когда будет что-то известно по делу, когда узнаем, какая инстанция будет вести мамино дело», - говорит Анна.


Анна Сафронова. Фото из семейного архива

Постоянные читатели «Ферганы» знают, что случай Фаины Нестеровой – не единственный факт задержания в Узбекистане туристов, которые имели при себе то или иное лекарственное психотропное средство. Ранее мы рассказывали об инцидентах, произошедших с россиянкой Тамарой Талашмановой, узбекистанкой Татьяной Джураевой, итальянцем Норбертом Пескоста и литовцем Пятрасом Чюжасом. Талашманова была задержана в аэропорту при личном досмотре багажа из-за упаковки феназепама. Джураевой сестра прислала четыре упаковки таблеток клофелина (клонидина), причем до адресата посылка так и не дошла - осталась у узбекских таможенников. Пескоста был задержан за ввоз делоразепама, который использует в качестве успокоительного лекарства, чтобы справиться со страхом перед полетами. А Пятрас Чюжас вез в Термез восемь снотворных таблеток бромазепама, которые и стали причиной его осуждения.

На вопрос, интересовалась ли Фаина Нестерова перед приездом в Узбекистан, не запрещен ли ввоз феназепама в эту страну, Анна ответила, что нет, «но многие ли смотрят эти списки [запрещенных препаратов] перед поездкой за границу? Про Узбекистан мама ничего не знала. Феназепам постоянно принимает, и куда бы ни летала - в страны Шенгена ли, Египет ли, - ни разу никаких проблем не возникло».

Посольство России в Узбекистане, опубликовав на своем сайте списки средств, оборот которых в этой республике запрещен или ограничен, отдельно акцентировало внимание посетителей сайта на феназепаме, сообщив, что он «и другие подобные препараты входят в состав наркотических средств, оборот которых в Республике Узбекистан ЗАПРЕЩЕН». Однако феназепам находится в списке №3 - «списке психотропных препаратов, оборот которых в Республике Узбекистане ограничен». То есть, его оборот возможен при соблюдении определенных условий. Каковы эти условия – об этом знают, похоже, только правоохранительные органы солнечной республики и суд, обычному туристу найти нужную информацию довольно сложно, если не сказать невозможно.


Фаина Нестерова со своей мамой. Фото из семейного архива, май 2015 года

Напомним, что Тамаре Талашмановой, случай которой аналогичен случаю Фаины Нестеровой, помогло вмешательство российских властей в лице посольства в Ташкенте и МИДа, а также предоставление документов, подтверждающие законность наличия у российской пенсионерки феназепама, в частности — врачебного рецепта. В итоге правоохранительные органы Узбекистана вернули Талашмановой паспорт, уже назначенное судебное заседание отменили, а уголовное дело в ее отношении было прекращено.

Остается надеяться, что финал приключившейся в Узбекистане истории Фаины Нестеровой будет таким же счастливым. Пока же россиянка даже не знает, к какой ответственности ее хотят привлечь - административной или уголовной.

Согласно статье 56 «Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности», за «незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку наркотических средств или психотропных веществ в небольших размерах» грозит «штраф от одного до двух минимальных размеров заработной платы с конфискацией наркотических средств, психотропных веществ либо административный арест до пятнадцати суток с конфискацией наркотических средств или психотропных веществ».

Определить категорию размера семи таблеток феназепама поможет постановление №12/15 Государственной комиссии по контролю за наркотиками «Об утверждении размеров наркотических средств и психотропных веществ, находящихся в незаконном обороте». Небольшим размером считается до 0,1 грамма феназепама (указан под номером 284 в «Списке ограниченных к использованию психотропных средств»). Поскольку в одной таблетке содержится 0,5 мг, 1 мг или 2,5 мг действующего вещества феназепама, то семь таблеток будут содержать, в общей сложности, максимум 0,018 грамма, то есть гораздо меньше, чем 0,1 грамма.

В уголовном кодексе есть статья 276, которая за «незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами без цели сбыта» предусматривает штраф до пятидесяти минимальных размеров заработной платы или исправительные работы до трех лет, или арест до шести месяцев либо лишение свободы до трех лет.

Но подчеркнем, что и административный, и уголовный кодексы предусматривают ответственность за незаконный оборот психотропных средств. В случае Фаины Нестеровой «незаконность оборота» нужно доказать - при том, что, по словам ее дочери, она обладает документами, подтверждающими ее невиновность.


Бухара - один из самых примечательных туристических центров мира. Или могла бы таким стать. Печально лишь, что власти Узбекистана отпугивают туристов своим параноидальным отношением к успокоительным таблеткам

И напоследок. Узбекистан хочет привлекать к себе множество туристов, для чего не жалеет денег на рекламные ролики, кстати, один из них сейчас снимают как раз в Бухаре. Но вряд ли сюда захотят еще раз приехать Норберт Пескоста и Тамара Талашманова. Вряд ли приедут в эту страну их близкие, друзья, знакомые, все, кто знает о том, что с ними произошло. Почему бы узбекским властям не потратить немного денег на широкое, заметное информирование туристов о правилах въезда? Почему при въезде в страну иностранцев не предупреждают о возможных проблемах при обнаружении у них определенных лекарственных препаратов? Например, по громкой связи, как на вокзалах предупреждают об осторожности при переходе железнодорожных путей или в метро – об оставленных посторонними людьми предметов? Почему надо мучить задержанных людей неведением и угрозами, а не сразу же разбираться в простом деле и быстро принимать решение?

Уважение к человеку, к гостю - основа узбекского гостеприимства. Не стоит недооценивать «сарафанное радио» в виде рассказов знакомым, отзывов на туристских сайтах и публикаций в СМИ: оно может оказаться сильнее и влиятельнее рекламных роликов. Никому не хотелось бы, чтобы Узбекистан предстал перед мировым сообществом в виде монстра, преследующего своих гостей за пару таблеток снотворного.

При всем уважении к борьбе властей Узбекистана с терроризмом и реальной наркоторговлей.

Феруза Джани

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА