14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: В Государственном музее истории закрыли «советский период»

Это здание в самом центре столицы Узбекистана знакомо каждому ташкентцу семидесятых годов ХХ века ровно так же, как и окружающие его исторические здания театра имени Навои, гостиницы «Ташкент», бывшего Дворца пионеров и кукольного театра и новодел издательско-полиграфического комплекса «Шарк». Ажурный бетонный куб с широкими лестницами, возведенный на некотором возвышении, служил местом принудительного паломничества пионеров, комсомольцев и иностранных делегаций - именно тут отправлялся символический культ почитания памяти вождя мирового пролетариата. Музей Ленина был построен в 1970 году, к столетию вождя, просуществовал под этим именем чуть больше двадцати лет, а после обретения республикой независимости здание отдали Государственному музею истории Узбекистана.

В фонде музея истории, созданного в далеком 1876-м году и носившем тогда имя Народного музея Туркестана, сегодня более 250 тысяч экспонатов. Четыре этажа здания отданы под экспозиции разных периодов - от древнейших артефактов доисторического периода и эпохи Тимуридов до «автографов» современников.

Исторической экспозиции посвящены два этажа: третий и четвертый. На третьем представлена история Узбекистана, начиная с эпохи динозавров и заканчивая XIX веком. Четвертый посвящен периоду с середины XIX века до нынешних дней. Нельзя сказать, что экспозиция была просоветской, но теперь этот зал закрыт.

Будний день, рабочее время, но никаких работ на четвертом этаже корреспондент «Ферганы» не заметил, даже свет не горел. «Четвертый этаж у нас не работает, там идет ремонт. Советский период закрыт. Обещали завершить ремонт к сентябрю», - сообщила смотрительница.


Остановленное иностранным фотографом мгновенье советского периода в Узбекистане. Дети колхоза имени Сталина под Ташкентом, 1956 год. Фото Жака Дюпакье. Больше фотографий – в Галерее «Ферганы»

Прежде зал открывала экспозиция, посвященная периоду вынужденного вхождения трех узбекских государств - Хорезмского и Кокандского ханств, а также Бухарского Эмирата - на положении вассалов в состав Российской Империи. Документы той эпохи свидетельствовали о том, что эти ханства, ослабленные в XIX веке междоусобными войнами и утратой важности торговых путей через Среднюю Азию в Европу, поскольку открывались новые морские пути, подчинились имперской воле после длительной борьбы с российскими войсками.

Экспозиция же советского периода была маловразумительной, наполненной множеством документов о репрессиях и участии Узбекистана во Второй Мировой войне. А вот период с момента обретения независимости представлен в мельчайших подробностях – все визиты президента в разные страны за последние двадцать пять лет, даты создания различных ведомств и прочая скрупулезно собранная информация подобного рода. Здесь же - материалы о создании символов государства, укреплении обороноспособности и борьбе Узбекистана с терроризмом.

Центральное место на этаже, как и полагается, отводилось Исламу Каримову, и уже в холле музея посетителя подготавливали к финальному «аккорду» экспозиции четвертого уровня. Жаль, что демонтировали фреску Б.Джалилова с Каримовым в центре Вселенной, окруженным всеми великими предками узбекского народа, но зато сохранили золотом писанные на стенах изречения современного вождя.


«Золотые» слова Ислама Каримова

Персона президента проходит лейтмотивом через всю историческую экспозицию. Вот Ислам Каримов комментирует священную книгу зороастрийцев «Авеста», а вот свидетельства его вклада в увековечение памяти средневековых мыслителей и ученых - аль-Бухари, ат-Термези, аль-Мотуриди, Накшбанди.

Строго говоря, только в части экспозиции музея, посвященной древней истории края, от периода палеолита до эпохи бронзы, трудно заметить идеологический подтекст. Лишены его и «рассказы» о древних государствах, располагавшихся на территории нынешнего Узбекистана, и о древних религиях, практиковавшихся тут: буддизме, зороастризме и индуизме. Вмешательство идеологии начинается с арабского завоевания. Этому сложному периоду посвящено буквально две строчки и две-три картины, и подобная «скромность» понятна - речь идет о завоевании, а это весьма неудобный факт для пишущих историю своей страны под диктовку. Но с другой стороны, именно арабы-завоеватели принесли новую религию – ислам, которая посодействовала расцвету науки и культуры в Средней Азии.

Но вот на исторической авансцене появляется фигура Амира Тимура (Темура), и уж тут-то есть где развернуться - одна только фреска, представляющая полководца в окружении среднеазиатских ученых, иностранных послов и солдат занимает полстены в зале. На фреске особенно привлекательными выглядят солдаты с голубями, которые, видимо, символизируют… исключительно мирный характер завоеваний Тимура. И, как бы дополняя эту «миротворческую» картину, период эпохи Тимура и его потомков, Тимуридов (XIV-XV вв.), в музее назван Ренессансом.


Фреска, посвященная Амиру Тимуру

Весь последующий период, с XVI по XIX век, представлен исключительно прикладным искусством, хотя в описании этой части выставки экономика и культура торгово-ремесленных центров ханств, Самарканда и Бухары приравнивается по значимости к подобным же достижениям городов Западной Европы. Пояснительное панно, открывающее экспозицию Позднего Средневековья, сообщает нам причины последовавшего отставания в развитии: сокращение торговли по Великому Шелковому пути и династические войны за гегемонию в Центральной Азии, приведшие регион к изоляции. Подробностей, однако, не сообщается – кто с кем воевал, какие династии правили ханствами и эмиратами на этом историческом отрезке, в чем причина конфликтов между ними и к каким последствиям это привело… Кто ж рискнет «очернять» светлый облик великих предков!

***

Отклики на форуме музея в основном положительные: посетители пишут, что экскурсия была весьма познавательной, много интересного, в особенности предметы обихода тысячелетней давности - посуда, одежда, инструменты. Но сколько бы любопытный исследователь не искал благодарственных записей о части музейной экспозиции, отданной той эпохе, в которой мы с вами живем, найти их у него нет никакой возможности. При этом зал, посвященный новейшему периоду истории Узбекистана, наполнен не менее интересными экспонатами полуторасотлетней давности – первыми афишами, журналами и газетами, кино- и фотодокументами. Но никого это не интересует, поскольку тут царит официоз, по уровню фальши сравнимый с теми временами, когда в музей основателя советского государства ни одного советского человека иначе, как на аркане принуждения затащить было невозможно. Причина проста – на протяжении XX века учебники новейшей истории переписывались многократно, вознося на пьедестал величия раз за разом очередного временного «героя всех времен», участь которого оборачивалась традиционным итогом - полным забвением.

Так произошло и 1 сентября 1991 года, когда почти семидесятилетний культ Ленина был развенчан, а его музеи по всей великой некогда стране были закрыты и перепрофилированы. Так произошло и в Ташкенте. И вот мы ждем очередного сентября, чтобы прийти в Государственный музей истории Узбекистана и увидеть, как же будет выглядеть часть экспозиции, посвященная очередному провальному чиновничьему проекту.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА