25 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Проблемы Узбекистана принимают системный характер

В первые годы независимости в Узбекистане любили говорить о том, что страна ускоренно развивается по примеру таких стран, как Турция, Чили, Япония. Затем с подачи президента Каримова начали славословить особый «узбекский» путь развития. Однако по прошествии 24 суверенных лет все четче видно, что если и есть у узбекского пути реальное сходство с какими-то странами, то скорее – с Северной Кореей и Зимбабве. Долгое время глава Узбекистана много и красочно рассказывал и о «небывалых» темпах развития страны, и о её полноценной независимости от других стран. Однако столкновение России и США по Украине и последовавшая за этим санкционная «война» быстро расставили все по своим местам.

Валютный коллапс

Вслед за сокращением валютных поступлений от узбекских трудовых мигрантов из России к маю 2015 года произошло падение реального курса сума более чем в полтора раза (с 2900 до 4500-4900 сумов за один доллар), резко увеличилась инфляция. Обесценивание нацвалюты по своим масштабам даже превысило снижение денежных переводов мигрантов, что, в свою очередь, наглядно продемонстрировало очень высокий уровень экономической зависимости Узбекистана от России.

Стоит отметить и тот факт, что даже этот резко повысившийся курс в 4500 сумов узбекские власти удерживают лишь самыми отчаянными мерами: в мае текущего года в стране была полностью прекращена конвертация для всех предприятий и организаций, в том числе и по стратегическим международным проектам. Специалист экономического блока кабмина Узбекистана на условиях анонимности сообщил «Фергане», что реальный курс национальной валюты сейчас равняется 5200-5400 сумов за один доллар. Он также отметил, что меры по полной остановке конвертации наносят экономике страны колоссальный ущерб. По его словам, это фактически парализует деловую активность, мешает подавляющему большинству предприятий страны реализовывать инвестиционные проекты и заключать новые иностранные контракты, так как катастрофически не хватает иностранной валюты, потребности в которой «черный» рынок не может покрыть и на четверть.

Денег нет даже на силовиков и бензин для автобусов

Все более угрожающие масштабы по всей стране принимают и задолженности по заработным платам. Вышеуказанный сотрудник кабмина рассказал о масштабах проблемы: за первые шесть месяцев 2015 года банковская система Узбекистана недосчиталась более трех триллионов сумов, что привело к невыплатам зарплат и пенсий на сумму более одного триллиона.

Самым тревожным сигналом для государственной системы (особенно учитывая тот факт, что Узбекистан является «полицейским государством») становятся все нарастающие долги перед так называемым «особым контингентом» - сотрудниками Службы национальной безопасности (СНБ), МВД и Минобороны страны. Работники данных ведомств недополучили в первом полугодии более 100 млрд сумов. Один из силовиков, работающий в Ташкенте, сообщил, что с мая задержки зарплаты на его работе достигают 10-15 дней, чего никогда ранее не было, а его знакомые коллеги в областях страны получают деньги с опозданием до месяца.

Отметим и то, что в таких стратегических компаниях, как «Узбекэнерго», «Узхимпром», «Узбекнефтгаз», «Узагромашсервис», «Узхлопкопром» долги по зарплате превысили 200 млрд сумов. Отмечены крупные задержки зарплат и на важнейшем автомобилестроительном предприятии «GM-Узбекистан» и его подразделениях. Несколько тысяч сотрудников данной структуры с июня отправлены в неоплачиваемые отпуска.

Ситуация у сотрудников гражданских и общественных профессией еще более печальна. Задержки в выдаче зарплат учителям и врачам в Ташкенте составляет от 25 дней до полутора месяцев, в областях – от одного до трех месяцев (при этом от 50 до 100 процентов денежных средств перечисляется на пластиковые карточки, а средняя зарплата колеблется от 700 тысяч до 1 млн 100 тысяч сумов в месяц (150-240 долларов)).

Одновременно с глубоким зарплатным кризисом резко обострилась и бензиновая проблема. В областях и районах Узбекистана уже давно привыкли к километровым очередям на заправках, к отсутствию бензина по несколько дней, к его чрезвычайно низкому качеству и набирающему обороты «черному» рынку топлива. Но до столичного пассажирского транспорта эта проблема докатилась впервые.

В конце мая компания «Узпасстранс» анонсировала значительное увеличение интервала движения городского пассажирского автомобильного транспорта, сославшись на нехватку дизельного топлива. Уже через несколько дней это привело к тому, что в Ташкенте автобусы стали брать штурмом даже на конечных остановках. Интервалы в движении столичных автобусов с 10-15 минут увеличились до 25-50 минут. Многие автобусные маршруты сходят с линий и уходят в автопарки уже после 19-20 часов вечера. Жители сообщают о том, что в выходные дни большинство автобусов нужно ждать более часа, и работают они лишь в светлое время суток.

Проблемы с северным соседом

О том, что у Узбекистана не особо хорошо обстоят дела во взаимоотношениях со всеми соседними государствами, известно всем. Но в прошлом году президентом Исламом Каримовым была предпринята попытка налаживания отношений с самой развитой страной Центральной АзииКазахстаном (напомним, что в Казахстане объем ВВП составляет свыше 220 млрд долларов, тогда как в Узбекистане он по рыночному курсу не превышает 35 млрд). В ноябре 2014 года в ходе визита в Астану Каримов всячески отмечал дальновидность и мудрость президента Казахстана и настаивал на максимальном сближении отношений между двумя странами по всем направлениям.

«В современных условиях каждая страна ищет свою опору, уточняет свои планы и опирается на своих близких соседей. Для нас Казахстан – самая близкая страна, близкий народ, который в тяжелые испытания и радостные дни всегда был вместе с нами. Мы всегда прибегали к помощи друг друга», - говорил тогда президент Узбекистана.

Однако время шло, а сближение не просматривалось. Казахстан также четко заявил, что в связи с полномасштабным началом работы Евразийского экономического союза (ЕАЭС) будут наложены ограничения и пошлины на поставки и транзит товаров из-за его пределов. Это может коснуться и узбекской плодоовощной и автомобильной продукции. Узбекистан же пока не подключается к практическим консультациям по возможностям интеграции с ЕАЭС, чем, по мнению многих аналитиков, закладывает «мину замедленного действия» против собственной экономики.

1 июля на телеканале «Хабар» фильме «С Назарбаевым о главном» президент Казахстана, не называя никаких стран («одни говорят одно, другие – другое»), высказался по поводу нежелания некоторых государств вступать в экономические союзы: «Я никуда не пойду, я вот такой независимый. Ну будь независимый, ну и что? Сегодня в замкнутой экономике ни одно государство не может жить. Может жить какое-то время, но это очень ненадолго», - заявил Нурсултан Назарбаев.

А 28 июня произошел инцидент на казахско-узбекской границе: пограничный наряд Узбекистана применил оружие в отношении двух граждан, осуществлявших лов рыбы на трансграничной реке Сырдарья. В результате инцидента один из рыбаков – гражданин Казахстана – был убит.

Уже через день Министерство иностранных дел Казахстана распространило ноту протеста в связи с данным убийством. Указав на то, что убитый Уалихан Ахметов являлся отцом семерых детей, МИД Казахстана заявил, что неправомерное применение огнестрельного оружия пограничной службой Узбекистана, в результате которого в мирное время гибнут граждане Республики Казахстан, идет вразрез с Договором о вечной дружбе и противоречит нормам межправительственного Соглашения о деятельности пограничных представителей.

«Мы твердо придерживаемся позиции, что применение огнестрельного оружия на поражение в отношении предполагаемых нарушителей является неадекватной и недопустимой мерой и требуем от узбекской стороны полной и исчерпывающей информации по факту гибели гражданина Казахстана», - отмечено в ноте протеста официальной Астаны.

3 июля в Алматы активисты официального молодёжного движения «Болашак» организовали пикет у здания консульства Узбекистана. Собравшиеся настаивали, чтобы посол Узбекистана лично явился в дом убитого Ахметова и выразил соболезнования вдове и детям. Активисты также заявили, что каждый работающий в Алматы узбекский трудовой мигрант обязан перечислить семье погибшего 10 процентов от своей зарплаты. Поговорить с организаторами пикета из консульства никто не вышел.

Спустя почти 10 дней узбекская сторона ответила на ноту протеста казахского МИДа, и, как обещает первый заместитель министра иностранных дел Казахстана Рапиль Жошыбаев, документ скоро будет обнародован: «Там (в Узбекистане) идёт следствие. Разное говорится. Как будто они (казахстанские рыбаки) чем-то занимались, контрабандой. Свои доводы приводят. У нас доводы свои, и мы ноту протеста передали узбекской стороне. Ответ уже поступил, он сейчас расшифровывается. Время какое-то пройдёт, мы сразу же сообщим».

Проблемы во внутренней и внешней политике Узбекистана нарастают, подобно снежному кому, и сейчас уже абсолютно очевидно, что при существующем подходе властей исправить их в ближайшие несколько лет будет невозможно – это долгосрочная, огромная напасть, ломать голову над решением которой неизбежно предстоит новому поколению руководителей, управленцев и экономистов. Вот только найдутся ли такие и справятся ли они? Ведь в течение четверти века единственный и неизменный президент Узбекистана делал все, чтобы в стране кроме него не осталось ни одного толкового и высокопрофессионального специалиста, имеющего собственное мнение и способного взять на себя ответственность в трудную минуту.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»



  •  


     

    РЕКЛАМА