23 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Ташкентский журналист обвиняет российских военных в краже своей разработки

10.08.2015 23:55 msk, Василий Марков

История Россия Узбекистан Интересные люди

Независимый журналист Виктор Крымзалов на днях написал письмо президенту России Владимиру Путину (см. полный текст ниже), в котором попросил его, как главнокомандующего российской армии, ответить на вопрос: действительно ли на основе его разработки была создана автоматическая система управления войсками, и, если так, то какую моральную оценку главнокомандующий даст этой ситуации?

Такая кража, если имела место, произошла еще 35 лет назад, когда Крымзалов проходил срочную службу в рядах советской Армии в украинском городе Мелитополе. Времени с тех пор прошло достаточно много, но журналист считает, что и разработка его не устарела, и задать по ее поводу неудобные вопросы тоже не поздно.

- Раньше это просто не имело смысла, - говорит Крымзалов. - Советский Союз развалился, в его правопреемнике Российской Федерации долгие годы была ситуация, определяемая армейским словечком «бардак». До армии никому не было дела, и меня с моими вопросами, скорее всего, послали бы куда подальше.

Инициатива в армии наказуема

По словам журналиста, ситуация с его разработкой выглядела таким образом. Еще до службы в рядах Советской Армии он придумал военную игру, позволяющую на бумаге моделировать боевые действия. Со временем усложнил ее правила, а во время службы в частях военно-транспортной авиации, куда был призван осенью 1979-го года, доработал их в свободное время.

- Я с самого начала хотел изложить правила своей игры на бумаге и отправить ее в Москву, - рассказывает Виктор. - А активизировал свои действия, когда летом 1980 года прочитал в журнале «Международное военное обозрение» заметку о том, что в США потратили полгода времени и четыре миллиарда долларов, чтобы смоделировать шесть часов боевых действий. При этом сообщалось, что специалисты выразили сильное сомнение по поводу этого моделирования, которое мало чего общего имело с реальностью. В то же время моя игра при повторении известных в истории военных битв давала результат почти один к одному. И при этом даже в то время требовала минимальных затрат для переложения на компьютерную программу.

Правила своей игры Крымзалов изложил на 41 листе и в июле 1980-го года отправил в пользующийся тогда большим авторитетом журнал «Военный вестник». Такой ход, по его мнению, давал возможность не сообщать, что это разработка рядового срочной службы, с которым можно было бы не считаться.


На возвращенном Крымзалову в 1980-м году экземпляре игры четко видна регистрационная печать

По словам Виктора, затем начались странности. Сначала ему из редакции прислали обратно конверт с его рукописью, снабдив ее очень неопределенным по содержанию посланием. Мол, рукопись возвращаем, но при этом ее изучаем. А следом командованию полка пришло письмо то ли из Генштаба, то ли еще откуда-то - будущему журналисту это письмо показали только мельком - где предлагалось дать характеристику «офицеру штаба Виктору Крымзалову с целью его дальнейшего перевода в Москву».

- Это письмо вызвало в части грандиозный скандал, - продолжает свой рассказ Виктор. - Командир эскадрильи до хрипоты орал на меня, обвиняя в том, что я подал в Москву докладную записку, минуя положенные по уставу инстанции. А мои возражения по поводу того, что он, как летчик, не может быть компетентен в рассмотренных в этой записке вопросах, и вовсе довел командира до белого каления.

В своей части я досаждал командованию примерно так же, как сейчас в Узбекистане досаждает нерадивым чиновникам правозащитница Елена Урлаева, поэтому характеристику командир поручил писать старшине эскадрильи - своему приятелю и моему смертельному врагу. Излишне говорить, что словосочетания «разгильдяй, не уважающий положения устава», «элемент, способствующий падению в части дисциплины» были в этой характеристике не самыми обидными. Но Москва почему-то удовлетворилась этой весьма подозрительной по содержанию писулькой и больше запросами по моему поводу не беспокоила.

Байка про швейцарского пастуха

Но самое интересное, по словам Крымзалова, произошло чрез год после его увольнения в запас. Он летал в отпуск в Москву и специально зашел в редакцию журнала «Военный вестник». Полковник-редактор оказался человеком новым, о письме Виктора с изложением текста игры ничего не знал. Но выслушал бывшего солдата с уважением, и даже, как показалось Крымзалову, взволновался по поводу перспектив, которые открывала новаторская разработка. После чего дал адрес некоей организации на Фрунзенской набережной, имевшей вывеску военного музея, но на самом деле являвшейся закрытым научно-исследовательским институтом.


Виктор Крымзалов в первый день по приезду в Ташкент после увольнения в запас

В музей-институт Виктора не пустили. Пришлось звонить по внутреннему телефону, а потом ждать в холле, пока не спустился убеленный сединами старичок-полковник. Старичок просмотрел текст игры, который на этот раз в сокращенном варианте был добросовестно перепечатан на пишущей машинке, и сочувственно вздохнул.

«Такое уже было в истории, - с мягкостью сказал полковник. - Один швейцарский пастух, находясь высоко в Альпах, изобрел высшую математику. Спустился с гор, пошел регистрировать свое изобретение в патентное бюро. А, оказалось, за два дня до этого его зарегистрировал другой человек. Так и у вас получилось. У нас уже есть все то, что вы предлагаете».

Как рассказывает Крымзалов, он ушел из этого института, «чувствуя себя последним дураком». А после того, как узнал, что некий маршал за разработку системы автоматического управления войсками получил государственную премию, «стал очень негативно относиться к полковникам, представляя, сколько из них, благодаря его игре, нацепили на себя генеральские погоны».

- Нет, конечно, речь может идти о простом совпадении, - говорит Виктор. - Но, как справедливо замечено в одном из детективов Чейза, «верить в совпадения можно, но эта вера не должна доходить до идиотизма».

Роман, как повод для вопросов

По словам Крымзалова, основной причиной того, что он решил поднять вопрос о своей военной разработке, явилось завершение его романа «Неукротимый гарнизон», где он в подробностях описал ситуацию со своей игрой.

- Роман про свою службу в армии хотел написать давно, но все хотел придумать какой-нибудь сюжет покруче, - рассказывает Виктор. - И только недавно понял, что никакого сюжета не надо - интересней, чем было в жизни, не придумаешь. И то, что все описанное - чистая правда, гораздо ценней для читателя. Однако при таком подходе к делу пришлось менять фамилии большинства персонажей, особенно описываемых в негативном свете. А больше всего проблем возникло с историей про мою разработку по моделированию боевых действий.

По словам Крымзалова, один из его знакомых юристов, прочитав главу, где рассказывалось об этом, настоятельно рекомендовал обратиться с соответствующим запросом к командованию российской армии - иначе есть риск быть обвиненным во вранье и даже клевете.

- Кроме того, я поднял текст игры, возращенный мне в свое время из Москвы, еще раз перечитал, и пришел к выводу, что предложенный мной принцип моделирования, несмотря на кажущуюся его простоту и даже примитивность, не потерял своей актуальности, - утверждает Виктор. -. Что особенно ярко видно на фоне боевых действий в Донбассе, где формирование у ополченцев ударных танковых и мобильных артиллерийских подразделений было преподнесено, как некое военное достижение. Если бы военные сначала потренировались на бумаге или компьютере по правилам моей игры, то за достижение бы они это не посчитали - развитие моделирования бы тут же ткнуло их носом в, скажем, поражение, наглядно продемонстрировав, что формирование таких подразделений является элементарной и первостепенной задачей. С которой на деле сильно запоздали.


Последняя страница текста, отправленного Крымзаловым в Москву в 1980-ом году

Виктор считает, что и сейчас может предложить свою разработку какой-то из армий мира, прежде всего армии Узбекистана, где он живет. Однако, прежде всего, как настоятельно советуют ему юристы, должен обратиться за разъяснениями именно в Москву. Ведь если его разработкой действительно воспользовались для создания автоматической системы управления войсками, то она может содержать военную тайну, за разглашение которой, как это не парадоксально, Крымзалову придется отвечать.

- Заранее представляю, что бы мне ответили какие-нибудь ловкачи из Генштаба России, - говорит Крымзалов. - И про срок давности бы ввернули, и заявили бы, что вопрос о содержании в моей разработке военной тайны должен решаться в закрытом суде, и еще бы приплели какую-нибудь ахинею вроде «высшей математики и пастуха из швейцарских Альп». Поэтому свой запрос я послал по сайту http://kremlin.ru/contacts на имя главнокомандующего армии России Владимира Путина и лично от него жду конкретного и четкого ответа.

При этом Виктор не является кровожадным человеком, который бы хотел, благодаря своей разработке, активизировать боевые действия в какой-либо точке мира. По этому поводу он говорит так: «Мечтаю, чтобы военные между собой воевали только на компьютере. Это может удержать горячие головы от развязывания настоящей войны».

Василий Марков

Мы приводим полный текст письма Виктора Крымзалова Владимиру Путину.

Виктор Крымзалов
Уважаемый Владимир Владимирович!

Вынужден обратиться именно к Вам, как к главнокомандующему армии РФ, и, как к фактическому преемнику главнокомандующего Советской Армии.

Дело касается военной игры (проекта для переложения на компьютер автоматической системы управления войсками), которую я, будучи военнослужащим СА, летом 1980 года отравил в Москву, и что имело довольно странные последствия.

Чтобы уложиться в рамки обращения, изложение проблемы в приложенном файле - главе из моего романа «Неукротимый гарнизон». В этом письме лишь подтверждаю - все изложенное в главе фотографически точно.

За исключением, пожалуй, одной не упомянутой в романе детали - старичок-полковник из секретного московского института немного удивился, узнав, что за основу своей разработки я взял «одного условного солдата». Видимо, взяли какую-то другую - более «мудреную» величину. И все в итоге, как я считаю, пошло наперекосяк.

Впрочем, не буду приводить примеров этого «перекосяка», вдаваясь в анализ последних боевых действий на Донбассе. Повод для этого обращения более прозаичный.

Я закончил свои роман «Неукротимый гарнизон», на который уже ссылался, в связи с чем вспомнил о своей военной игре. И, естественно, хотел бы задать несколько вопросов.

Первый, технический - по какому адресу отправить для соответствующего анализа скан текста игры, написанного в 1980-ом году. Вместе с докладной запиской, представленной позднее, он «тянет» на 109 МБ.

Впрочем, если первый вопрос адресован административным работникам сайта, то последующие исключительно к Вам, как к главнокомандующему.

1. Действительно ли автоматическая система управления войсками, сделанная в 1983-ем году в военном институте, основывалась на моей разработке? Если так, то какую, если не правовую, то моральную оценку лично Вы дадите этой ситуации?

2. Если я, допустим, ошибаюсь, и моя разработка изначально не представляла для СА какой-то ценности, а, следовательно, не содержит военной тайны, то могу ли я использовать ее, как заблагорассудится - в частности, продать с чистой совестью какой-нибудь из заинтересованных армий мира?




РЕКЛАМА