16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кто поможет самаркандскому фермеру Мусину Раупову?

Эта история – вполне рядовая, каких в Узбекистане тысячи. Но когда нарушаются права человека, незначительных или неважных случаев не бывает. В стране, где закон работает избирательно – в отношении одних со всей строгостью, а в отношении других просто игнорируется, – чиновничьи отписки «назойливым» гражданам, отсутствие реагирования на нарушение их прав – для многих уже стало привычным явлением. Порой с несправедливостью и даже преступлением люди готовы смириться, нежели ходить по инстанциям и добиваться правды. Но только не герой нашего следующего рассказа, который потерял свое виноградное хозяйство в результате мошенничества компаньона и попустительства местных чиновников. Восстановить правду, которую не хотят видеть правоохранители, самаркандскому фермеру Мусину Раупову помогает корреспондент «Ферганы».

В разбирательстве отказано. За сроком давности

Мусин Раупов 13 октября 2008 года на аукционе купил виноградник площадью 2,67 гектаров фермерского хозяйства «Озод Обод Хол боглари», расположенный на территории Тайлакского района Самаркандской области Узбекистана. Сделка была соответствующим образом оформлена, и на основе решения хокима района виноградник был передан во владение Раупову. Но по состоянию здоровья он не имел возможности регулярно бывать в хозяйстве и всю организационную и финансовую работу доверил главному бухгалтеру Тамаре Хамракуловой, которая периодически отчитывалась перед владельцем виноградника. «Когда я спрашивал у нее о состоянии дел в хозяйстве, она всегда говорила, что виноградник не дал никакого урожая то из-за болезни виноградных лоз, то из-за погодных условий», - вспоминает Раупов.

Однако когда он принялся серьезно изучать состояние дел в своем хозяйстве, результат ошеломил его. Это было, как удар молнии среди ясного неба. Оказалось, что на основе поддельного заявления хоким Тайлакского района вынес решение о ликвидации его фермерского хозяйства. Раупов говорит, что никакого заявления о ликвидации своего хозяйства не писал. Значит, Хамракулова, которой была доверена печать и штамп хозяйства, путем подделки документов продала принадлежащее ему имущество.

Раупов обратился в Тайлакский районный отдел внутренних дел. Третьего февраля 2015 года получил ответ за подписью следователя, старшего лейтенанта Б.Ахмедова, где сообщалось об отказе в открытии уголовного дела в связи с истечением срока давности. «Началом срока привлечения к уголовной ответственности необоснованно посчитали декабрь 2008 года, тогда как о подделке документов и мошенничестве Хамракуловой мне стало известно только осенью 2014 года», - говорит Раупов.

Статья 17 Закона «Об обращениях физических и юридических лиц» предусматривает подачу заявлении или жалобу «не позднее одного года, когда физическому или юридическому лицу стало известно о совершении действия (бездействия) либо принятия решения, нарушающего его права, свободы и законные интересы». Раупов же обратился в правоохранительные органы через три месяца после того, как ему стало известно о незаконной ликвидации его фермерского хозяйства. Причем, данная статья Закона также возлагает на государственный орган, рассматривающий заявление (или жалобу), обязательство восстановить срок его подачи, пропущенный по уважительной причине.

По мнению Раупова, следователь Ахмедов не учел тот факт, что до того момента, когда стало известно о мошенничестве его главного бухгалтера, в течение долгого времени она обманывала его. Потерпевший не понимает, как можно оставить в силе решение, которое было принято на основе поддельного документа – разве это не преступление? И после того, как оно обнаружено, разве не должны быть срочно приняты соответствующие меры: проведено расследование, наказаны виновные и отменено незаконное решение? Как полагает фермер, следователь районного ОВД преднамеренно отказал в возбуждении уголовного дела против Хамракуловой, зная, что такой вид преступления, как мошенничество, не подпадает под амнистию, объявленную в ноябре 2014 года. Видимо, у следователя был свой интерес.

«Мне неизвестно, выставляли ли районные власти на тендер земельный участок, который принадлежал мне. Я постоянно наблюдаю за районными и областными газетами и не встречал объявление о тендере. Хокимият допустил нарушение закона, злоупотребляя своими полномочиями», - говорит Раупов. Даже при законной ликвидации фермерского хозяйства хокимият Тайлакского района был вправе продавать через тендер только землю, а не виноградник. Последний – собственность Раупова, и только он имел право распоряжаться ею по своему усмотрению.


Вот так выглядел виноградник Раупова

Круг замкнулся

Незаконность решения хокима косвенно признает и прокурор Тайлакского района А.Шамсикулов, который в своем ответе на заявление Раупова пишет: «Чтобы не допустить такие ошибки в дальнейшем, внесено представление на имя хокима района». Однако ни о каком расследовании этого дела в ответе прокурора речь не идет.

Неудовлетворенный решением прокурора района предприниматель направил заявление в областную прокуратуру. Но оттуда его заявление опять направили в прокуратуру Тайлякского района. Получив уведомление от областной прокуратуры, Раупов долго ждал ответа, выдержал установленный законом срок рассмотрения и затем обратился лично в районную прокуратуру. И здесь один из ответственных работников ему сказал: «Мы Вам раньше уже отправляли ответ на Ваше заявление. Этого достаточно. На одно заявление мы отвечаем один раз».

Тринадцатого июня текущего года Раупов обратился в Самаркандское областное управление юстиции с просьбой содействовать ему через суд отменить незаконное решение хокима Тайлакского района. Здесь документы у него принял сотрудник отдела защиты прав предпринимателей по имени Жахонгир, который передал их для подтверждения начальнику отдела. Тот, по словам Раупова, перелистав их, сказал: «У Вас ничего не выйдет. Мы подержим Ваши документы дней 15 и потом дадим ответ наподобие ответа следователя районного ОВД».

Предпринимателя обескуражила реакция этой организации – такого ответа он никак не ожидал. Разве защита прав предпринимателей не входит в задачу органов юстиции? Ведь в постановлении президента Республики Узбекистан «О мерах по дальнейшему совершенствованию деятельности Министерства юстиции» среди основных задач и направлений работы этого органа отмечается и «реализация мер по обеспечению надежной защиты прав и законных интересов субъектов малого бизнеса, частного предпринимательства, иностранных инвесторов».

Очевидное и вероятное

Побывав на территории своего бывшего хозяйства, Раупов стал догадываться о реальных причинах нежелания правоохранительных органов содействовать в восстановлении справедливости. Все хозяйство было разделено на отдельные участки, где уже построены индивидуальные дома. Территорию хозяйства Раупова можно разделить на 44 земельных участка по шесть соток. А каждая сотка земли под строительство жилья стоит в Самарканде пять тысяч долларов США. Нетрудно подсчитать, сколько можно выручить от продажи 2,67 гектаров – более 1,3 миллиона «баксов». Вот где собака зарыта, считает предприниматель. «За такие деньги на любое нарушение можно глаза закрыть», - отмечает фермер, который уже слабо верит в справедливое решение своего дела.


Мухсин Раупов: «Эти дома стоят на месте моего виноградника»

После всего этого Раупов долго не мог понять, что ему делать дальше, к кому идти и у кого просить помощи. О своей проблеме он стал рассказывать знакомым юристам, работникам правоохранительных органов. Кто-то ограничивался просто сочувствием, другие говорили, что искать правды – дело бесполезное, так как «никто не пойдет против главы района». Но были и такие, которые обнадеживали, что для него это «стопроцентно выигрышное дело». При этом они предлагали Раупову опираться на последние документы, принятые в Узбекистане, в частности, указ президента республики «О мерах по обеспечению надежной защиты частной собственности, малого бизнеса и частного предпринимательства, снятию преград для их ускоренного развития» от 15 мая 2015 года.

Во исполнение данного указа Сенат Олий Мажлиса Узбекистана разработал и принял Законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты, направленных на дальнейшее усиление надежной защиты частной собственности, субъектов предпринимательства, снятие преград для их ускоренного развития». Законом внесены изменения и дополнения в более чем 40 законодательных актов, затрагивающих все стороны деятельности субъектов предпринимательства, в том числе значительно усилена ответственность должностных лиц госорганов за воспрепятствование и незаконное вмешательство в их деятельность.

Все-таки надеясь на силу и торжество закона, Раупов на днях обратился к министру юстиции и Генеральному прокурору Узбекистана. Изложил все, как было, и приложил к заявлению копии соответствующих документов. Его заявление принято к рассмотрению.


Территорию хозяйства Раупова можно разделить на 44 земельных участка по шесть соток

Здесь можно было бы поставить точку. Но…

Вместо послесловия

Прочитав данный материал, друзья и родственники, которым небезразлична моя судьба, скажут: «вот, опять статья в «Фергане», за это же по голове не погладят». А многочисленные «доброжелатели» и те люди, которые не понимают или имеют искаженное представление о миссии и задачах СМИ в обществе, заметят: «зачем выносить сор из избы?». Пользуясь случаем, хочу сказать и тем, и другим следующее.

Пишу на «Фергану», исходя из того, что читают ее публикации в Узбекистане очень многие в разных структурах власти и, в частности, правоохранительных органов, и в том числе те, от кого зависит принятие того или иного решения. Поэтому я надеюсь, что проблемы, о которых мне приходится писать в своих статьях, не останутся незамеченными людьми, которые по долгу службы призваны защищать граждан от произвола и беззакония. Ведь, к сожалению, у нас иногда так называемый человеческий фактор может стоять выше закона.

В эти дни Мусин Раупов ждет ответа на свое заявление от Генеральной прокуратуры и министерства юстиции. Возможно, из Генпрокуратуры заявление отправят для рассмотрения и принятия мер в Самаркандскую областную прокуратуру, а здесь документ попадает в руки сотрудника, который работал c хокимом Тайлякского района, профессиональным юристом. Или же из Минюста документы могут передать в областное управление юстиции, где глава Тайлякского района работал в качестве первого заместителя начальника. Здесь тоже может сыграть свою роль человеческий фактор, а не Закон. Сотрудники этих ведомств, скорее всего, могут не захотеть пойти против своего коллеги, который нынче является главой районной администрации.

Некоторые мои знакомые, среди которых есть и юристы, говорили мне то же самое: что правоохранительные органы района – суд, милиция и прокуратура никогда не пойдут против хокима, то есть не отменят его решение. Вот такая неестественная и нездоровая сложилась ситуация: выступление за отмену незаконного решения главы районной администрации считается выступлением против него. Я ничего не имею против хокима района. Он, может быть, даже и не знает о деле Раупова. Но личные отношения не должны смешиваться с исполнением служебных обязанностей, и закон должен работать одинаково в отношении всех граждан.

Я вообще перестал бы писать о подобных проблемах, если бы какие-нибудь организации взяли на себя их решение. Но люди обращаются ко мне по самым разным проблемам. Они не знают, что делать, к кому апеллировать, так как на многочисленные свои заявления и жалобы в разные инстанции получают лишь отписки.

Я хочу призвать чиновников из правоохранительных органов и других госструктур разобраться в деле Раупова, выявить и наказать всех тех, кто своими действиями или, наоборот, бездействием создал такую ситуацию. Пусть это будет уроком для других чиновников, которые, чувствуя свою безнаказанность, пренебрегают духом и буквой Закона. Тем более что в последние недели в Самаркандской области усилилась борьба с коррупцией, и об этом стали открыто говорить.

А сейчас у нас вместо нерадивых чиновников наказывают или стараются заставить замолчать журналиста за его правдивое выступление. Разве это достойно демократического государства, когда за желание журналиста освободить общество от недостатков к нему в махаллю (квартал – прим. ред.) отправляются сотрудники отдела борьбы с терроризмом ГУВД, которые интересуются, чем он занимается, не был ли за рубежом, кто члены его семьи? Еще и устанавливают слежку за ним накануне и в дни политических мероприятий, например, в день выборов или приезда первых лиц государства.

Позвольте спросить, кто наносит реальный вред обществу и государству: чиновник, который на каждом шагу нарушает законы и тем самым вызывает недовольства людей, или журналист, информирующий об этом общественность? Об этом мне приходилось писать не раз, например, в серии из четырех статей под общим заголовком «Такая революция мне не нужна!».

Хочу отметить, что Международное информационное агентство «Фергана» предлагает своему читателю самый широкий спектр информации об Узбекистане. И далеко не только критическую. Я и другие авторы всегда рады писать о культуре родной страны и о тех, позитивных событиях, которые в ней происходят. Так, совсем недавно в своей публикации «Самарканд: новая жизнь Старого города» я писал о положительных изменениях, меняющих облик нашего древнего города. А скоро я познакомлю читателя с позитивными тенденциями в сфере строительства жилья в Самарканде.

Тошпулат Рахматуллаев

Международное информационное агентство «Фергана»






  • Новости партнеров