28 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Ташкентский тракторный завод: Кому я должен, всем прощаю

Промышленный гигант сельхозмашиностроения Узбекистана, Ташкентский тракторный завод (ТТЗ), который работал долгие 73 года, нынешней весной прекратил свое существование: в марте 2015 года Хозяйственный суд Ташкента санкционировал процедуру банкротства ТТЗ. Ликвидация ТТЗ планировалась давно: еще год назад, в мае 2014 года, президент страны Ислам Каримов подписал постановление о создании холдинговой компании агропромышленного машиностроения (ХК «Узагропроммашхолдинг»), куда вошли АО «Ташкентский завод сельскохозяйственной техники» (на базе ликвидируемого ТТЗ) и АО «Чирчикский завод сельскохозяйственной техники» (на базе также ликвидируемого ОАО «Чирчиксельмаш»). Предполагается, что Ташкентский завод сельхозтехники (ТЗСХТ) займется производством тракторов, прицепов и хлопкоуборочных машин, а Чирчикский завод - выпуском современной навесной и прицепной сельскохозяйственной техники.

Как сообщалось в СМИ, 2 апреля 2015 года на внеочередном собрании акционеров АО «ТТЗ» было принято решение высшего органа управления о передаче на безвозмездной основе долей ОАО «ТТЗ» в уставном фонде совместных и унитарных предприятий: ОООUzClaasAgro в размере 5,1 млрд. сумов (51%), ООО KB-Uzagroteh» в размере 52 млн. сумов (26%), а также УП СКБ «Трактор» в размере 61,1 млн. сумов (100%) по номинальной стоимости хокимияту (мэрии) Ташкента для последующей передачи холдинговой компании «Узагропроммашхолдинг».

Ташкентский тракторный завод был создан в 1942 году на базе эвакуированного предприятия. В советское время ТТЗ специализировался на выпуске хлопководческих и универсально-пропашных тракторов. Проектная мощность предприятия — 12 тысяч тракторов и более 13 тысяч прицепов, выпускаемые машины были относительно дешевыми и пользовались хорошим спросом. Основными потребителями были сельскохозяйственные предприятия внутри страны, на экспорт шло около 15% продукции, основными импортерами были соседи по региону.

Последнее время мощности предприятия были загружены только на 20%, сообщала Газета.Уз. Завод не смог привлечь запланированные 36 млн долларов для организации производства новой сельхозтехники — трактора нового поколения мощностью до 110 лошадиных сил.

По данным экспертов, емкость узбекистанского рынка сельхозтехники оценивается в 10 тысяч единиц в год (в том числе около пяти тысяч тракторов и порядка 500 комбайнов). Реальный же выпуск ТТЗ последних лет не превышал 2,5 тысяч единиц.

Правительство заявляло, что принимаемые меры (банкротство ТТЗ и создание нового агрохолдинга) «направлены на стабилизацию финансового положения предприятий отечественного сельскохозяйственного машиностроения». А что получилось в результате?

Сокращения и долги по зарплате

Как удалось узнать «Фергане», из некогда огромного коллектива в 2500 человек после начала процедуры банкротства на заводе осталось (пока) около 200 работников, которые относятся к категории материально ответственных лиц. На новый «Ташкентский завод сельскохозяйственной техники» (ТЗСХТ) взяли 651 человека. Остальным сотрудникам ТТЗ дипломатично указали на дверь – нет вакансий.

Многие из уволенных не видели своих зарплат с ноября 2014 года. Люди выживают, как могут: продают на рынках вторсырья домашние старые вещи, нехитрую утварь. Очень многих видели торгующими на рынке «Янгиабад».

логотип ТТЗ
Логотип Ташкентского тракторного завода
«И завод жалко, и людей, для которых решение о ликвидации ТТЗ прозвучало, как гром средь ясного неба, хотя слухи ходили уже давно, - говорит не пожелавший представиться служащий, уволенный в принудительном порядке. – Ведь найти прилично оплачиваемую работу в Узбекистане сегодня - задача практически невыполнимая. С нами до сих пор, начиная с ноября прошлого года, не рассчитались за трудодни, у многих задолженность по зарплате превышает 10-15 миллионов сумов. А как людям выживать - судя по нулевой реакции начальства, это никого не волнует».

По его словам, заработную плату выплатили лишь частично: деньги получили 69 беременных женщин и те, кто получил увечья на производстве. На все вопросы о долгах-выплатах руководство только пожимает плечами: денег на зарплату, задолженность по которой составляет уже не один миллиард сумов, пока не предвидится. Да и откуда им взяться в стране, где даже пенсионерам - и тем едва «наскребают по сусекам»? А долги, между тем, имеют свойство только расти…

По словам другого источника «Ферганы», который и сегодня работает на бывшем ТТЗ, завод рассчитался с рабочими по январь этого года включительно, но некоторые подразделения: отдел главного метролога, типография, некоторые инженерно-технические отделы – еще не получили денег аж за октябрь 2014-го. «Раньше, два-три года назад, тоже задерживали зарплату на три месяца, - рассказал собеседник «Ферганы». – Я на ТТЗ уже девять лет работаю. Но заказы на продукцию тоже всегда были на два-три месяца вперед, выпускали от 50 до 200 тракторов в месяц. Зарплата была сдельной, и работники стремились выполнить план. Сейчас же все сидят на «голых» и крайне маленьких окладах: наладчик станков и манипуляторов с ЧПУ (крайне редкая и востребованная специальность) получает 650-800 тысяч сумов, тогда как при сдельной оплате год-два назад он получал и 800 тысяч, и миллион…»


ХУМ на базе трактора ТТЗ-80

«Сейчас тем, кто работает на ТЗСХТ, платят вовремя, но все деньги переводят на карточку, - продолжил наш собеседник. - У рабочих «смешные оклады», однако мастера и начальники среднего звена получают неплохо. При прежней сдельно-премиальной системе рабочие могли получать больше начальства. А вообще что происходит на ТТЗ, никто толком не понимает – как будто мы работаем на секретную службу. Дело ОАО «ТТЗ» о ликвидации на днях было передано в прокуратуру, до декабря нынешнего года должны окончательно закрыть все вопросы. Однако до сих пор за Ташкентским тракторным есть задолженности по заработной плате и перед поставщиками комплектующих и энергоносителей (жидкое топливо, газ, электроэнергия)».

Как удалось выяснить, в настоящее время на ТТЗ работает ликвидационная комиссия. Как рассказал бывший сотрудник Ташкентского тракторного завода, комиссия проводит аукционы, чтобы погасить хотя бы частичную задолженность по зарплате. С молотка уходят станочное и прочее оборудование, заводской инвентарь. Покупатели – директора немногочисленных промышленных предприятий республики, еще остающихся на плаву.

«Руководство предприятия стремится к обеспечению своих работников достойной заработной платой. Также ведется работа по техническому перевооружению, что позволит обеспечить работников более комфортными условиями труда», - заявлялось ранее на официальном сайте предприятия до недавних пор. А теперь сайт недоступен для пользователей...

Новые корейские трактора

По информации источника, осведомленного о процессе ликвидации, дела с открытием нового предприятия взамен «исчерпавшего ресурс» старого не так уж и плохи. Да, есть, конечно, проблемы с долговыми выплатами, ряд других сопутствующих (у кого их нет), но в целом новый завод «расправляет крылья».

«На сегодняшний день, к примеру, нашим заводом сельхозтехники уже отправлено в Республику Каракалпакстан 200 штук экспериментальных образцов тракторов новых модификаций, которые будут задействованы при хлопкоуборочной страде. В испытательных целях каждое районное МТП-МТС (машинно-тракторный парк и машинно-тракторная станция – ред.) также получит по одному новому трактору. Учитывая непростые обстоятельства с платежеспособностью машинно-тракторных парков, принято решение о бесплатном распределении всей этой партии машин. После окончания сезона уборочных работ они должны будут возвращены назад», - прокомментировал ситуацию собеседник «Ферганы» на условиях анонимности. По его словам, сельскохозяйственную технику в ТЗСХТ собирают из «корейских запчастей».

«Прямой преемник ТТЗ - ОАО ТЗСХТ – пытается наладить крупноузловую сборку тракторов корейского производства, которые выходят у нас под маркой «TTZ LC 100 H», - рассказал «Фергане» на условиях анонимности человек, работающий на ТТЗ. - Но из-за дороговизны, ненадежности и проблем с сервисным обслуживанием дехкане крайне настороженно относятся к покупке данного трактора. 200 таких машин, действительно, отправили в Каракалпакию – как я понял, это и был госзаказ на весь сезон. Еще 50 машин уйдут в Туркмению. Заказов вообще крайне мало, за этот год в мае месяце ОАО ТЗСХТ отправляло 90% сотрудников в неоплачиваемый отпуск (заставив писать заявления «по собственному желанию»). Сейчас собираем 250 хлопкоуборочных машин МХ-1,8 на базе корейских тракторов, что будет потом – никто не знает, потому что заказов нет».

На вопрос, занимается ли завод «отвёрточной сборкой» и кто, кроме Кореи, является поставщиком запчастей, собеседник ответил так: «Еще в прошлом году мы сдали более 500 машин с нашими, а не корейскими тракторами. А теперь – да, в основном корейские. Трактора к нам приходят на 90% готовые, у нас доделывают только мелочь. Крупные машинные узлы приходят из Кореи, листовой металл – из России, покрышки поставляют либо Казахстан, либо Китай. Литейный цех, который был на ТТЗ, продолжает номинально существовать якобы в виде отдельного предприятия, но я не слышал, чтобы они чем-то занимались последние год-полтора. Кузнечный цех вошел в состав нового завода, но тоже не слышал, чтобы там что-то ковали, хотя твердо ничего не скажу: новое руководство крайне экономно относится к затратам энергии, возможно, они печи включают только в случае крайней необходимости».


Хлопкоуборочные машины на базе корейских тракторов

* * *

Еще в июне в прессе распространили информацию, что осенью 2015 года на хлопковые поля Узбекистана выйдут 2232 хлопкоуборочные машины. Оказалось, что в настоящее время из производимых в Узбекистане 3,4 млн тонн хлопка-сырца лишь пять процентов собирается машинным способом, но в течение ближайших пяти лет этот показатель будет доведен до 50-60 процентов. Еще два года назад премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзиеев был более оптимистичным: в 2013 году на прошедшей в Узбекистане ежегодной хлопковой ярмарке он заявлял, что через два-три года, то есть в 2015-2016 годах, машинами будет собираться восемьдесят и даже девяносто процентов хлопка. Однако рассказы узбекских фермеров, прекрасно осведомленных о внутренней ситуации и экономических проблемах, ставят под глубокое сомнение осуществление «наполеоновских планов» в вопросе о «повсеместной механизации» хлопкоуборочного процесса.

Задумывался ли премьер-министр, что его слова косвенно подтверждают тот факт, что Узбекистан откатился назад на три десятка лет? Даже неспециалистам хорошо известно, что во второй половине 1980-х годов в республике, которая тогда еще входила в состав СССР, как раз половина всего хлопка и собиралась машинами. И в те годы на полях Узбекистана работало свыше 40 тысяч хлопкоуборочных комбайнов…

Увы, банкротство ТТЗ – не первый и не последний случай, когда ранее процветавшее промышленное предприятие объявляется «ненужным балластом». На памяти столичных жителей подобных примеров – хоть отбавляй: заводы ТАПОиЧ, «Ташсельмаш», «Ташхиммаш», «Фотон», «Юлдуз», «Зенит», обувная фабрика на площади Бешагач, на месте которой относительно недавно вырос частный торгово-развлекательный центр «Next».

Перед обретением независимости в Ташкенте действовало 300 с лишним промышленных предприятий, на которых работало более двухсот тысяч человек. Можно ли сделать вывод, что независимому Узбекистану не нужны собственные предприятия с новыми технологиями и грамотными специалистами? Может, проще закупать за рубежом готовую продукцию или запчасти, тем более что в этом случае обязательны «откаты века»…

Международное информационное агентство «Фергана»

 


РЕКЛАМА