13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Жолдасбек Куттымуратов: «Увольнение Мариники Бабаназаровой – это трагедия!»

В рамках мероприятий, посвященных 100-летию со дня рождения Игоря Савицкого, в Каракалпакском музее искусств запланирована премьера фильма известного узбекского кинорежиссера Али Хамраева «Страсть Игоря Савицкого». Сегодня о личности великого собирателя русского авангарда и отношении к недавнему увольнению с поста директора музея Мариники Бабаназаровой в интервью «Фергане» рассказывает один из героев этого фильма - 81-летний скульптор, член Академии художеств, Заслуженный деятель искусств Узбекистана и Каракалпакстана Жолдасбек Куттымуратов.

- В 1964 году при нукусском педагогическом институте открывали музей достижений сельского хозяйства Каракалпакии. И одним из участников его экспозиции был Савицкий, который выставил предметы прикладного искусства из своей коллекции – ковры, национальную одежду… Ну я и напросился к нему в помощники. Он меня спрашивает: «Вы кто?» Я говорю, что вот окончил недавно художественное училище имени Бенькова, а сейчас сижу без работы. Он говорит, мол, принеси свои работы, я принес, и он их тут же повесил рядом с другими экспонатами музея. Затем рассказал мне, что планирует открыть свой музей и пригласил к себе в сотрудники – в качестве керамиста-реставратора, на что я с радостью согласился.

Тут надо отметить, что руководством республики была определена всего лишь одна оплачиваемая штатная должность – директора будущего музея. Так вот, поначалу, пока не были утверждены другие должности, половину своей зарплаты Савицкий отдавал мне. Более того, сначала в этом музее вообще не было картин – только предметы прикладного искусства, и он за свои собственные деньги для экспозиции купил один из моих рисунков.

Прошел год, и с помощью первого секретаря обкома партии Каллибека Камалова для нашего музея были выделены семь комнат на первом этаже двухэтажного историко-краеведческого музея: в одной из них мы устроили рабочий кабинет, а в остальных шести начали размещать нашу экспозицию.


Жолдасбек Куттымуратов в своей мастерской

- В том самом краеведческом музее, который после сноса его здания в 2010 году ютится в обычной средней школе?

- Ой, это трагедия! Историко-краеведческий музей, можно сказать, погиб. Прежде чем разрушать старое историческое здание, нужно было для него построить новое. Но это не было сделано. И теперь его экспозиция, которая раньше занимала два этажа, ютится в нескольких комнатах этой школы…

- Сколько картин было у Савицкого на момент открытия музея искусств в феврале 1966 года?

- Немного, всего около сотни работ узбекистанских авангардистов - российских еще не было. Савицкий был знаком с родственниками таких ныне известных художников, как Волков, Усто Мумин (Николаев), Курзин, Карахан и Тансыкбаев. И эти родственники жили очень бедно. А картины их предков хранились у них на чердаках, в подвалах и других подсобных помещениях, в общем, содержались в ужасных условиях. И по просьбе Савицкого они были переданы в будущий музей с таким условием, что после его открытия картины будут выкуплены государством. Помню, он рассказывал, как эти люди плакали от радости, когда он им потом приносил деньги.

- А как получилось, что коллекционер каракалпакского этноса стал собирать авангард?

- А в нем изначально сидела идея собрать в одном месте узбекский и каракалпакский авангард, но если бы он начал с этого, никто бы ему не разрешил открыть такой музей. Поэтому поначалу основой экспозиции музея было традиционное народное творчество, а потом на этом фоне в ней стали появляться авангардные картины.

Помню, Камалов сказал Савицкому: «Дорогой Игорь Витальевич, вы занимаетесь опасным делом. У нас соцреализм, а у вас авангард – против партии и власти. Поэтому вы соберите для меня отзывы известных искусствоведов из Москвы, чтобы я мог на них опираться». И тогда Савицкий пригласил нескольких искусствоведов из Москвы и Ташкента, кто-то откликнулся с радостью, кто-то неохотно, но все равно приехал и дал положительную оценку, поскольку это хорошо оплачивалось – Камалов сам выделил на это большие деньги.


Работы Жолдасбека Куттымуратова

- А как Савицкий вышел на российских авангардистов?

- Ну, он же был из Москвы, у него там была квартира. И, будучи сам живописцем, он был знаком со многими тамошними никому не известными художниками, чьи работы были запрещены и не выставлялись, через них искал и находил других художников-авангардистов и предлагал им продавать свои работы в наш музей. И вот недавно один из московских искусствоведов сказал, что, если в новом экспозиционном здании будут выставлены все картины русских авангардистов, которые сейчас находятся в запасниках, и мы их увидим, нам придется заново писать историю искусств России.

- Как вы восприняли увольнение Мариники Бабаназаровой?

- Это трагедия! Люди, которые написали анонимное письмо, не знали, сколько сил отдала Мариника музею, который, благодаря ее стараниям, вошел в десятку лучших музеев мира. Прежде всего, в этом заслуга Мариники. По всему она должна была стать героем Узбекистана, а вместо этого видите, что случилось…

Если другой человек займет ее место, наш музей может постичь судьба нукусского историко-краеведческого музея или ташкентского Музея искусств. Там, я слышал, исчезли многие картины. А также выставляемая одежда ханов, вытканная золотыми нитями, была заменена тряпьем – современными дешевыми халатами.

У нас существует фонд помощи музею: приезжают иностранцы, которые делают взносы в этот фонд. Так вот, наверное, люди завидуют, они думают, что Мариника эти деньги себе присваивает. И это не дает им покоя. Понимаете, если сюда назначат нового директора, над ним будут еще люди, которые с его помощью будут делать все, что захотят, как это произошло с ташкентским музеем. Многие хотят наш музей превратить в кормушку, и если он попадет в руки этих людей, можно будет считать, что ему пришел конец.


- То есть, вы считаете, что главная причина отстранения Мариники Маратовны заключается именно в этом?

- Я так думаю, предполагаю. Потому что мое сердце чувствует: Маринику ни в чем нельзя обвинять, ведь она так много сделала для музея. Она – душа музея. Ее снимут - кто будет о нем заботиться? Будущему руководству не нужны все эти авангардисты, им нужны деньги, фонд. Мариника не делилась этими деньгами с вышестоящими, а, видимо, должна была делиться…

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА