22 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекско-германский форум: «Шелковая петля для узбекского фермера»

Узбекско-германский форум по правам человека опубликовал доклад «Шелковая петля для узбекского фермера», в котором говорится об использовании принудительного труда в производстве шелковых коконов в Узбекистане, о централизованном подходе к производству шелка и монополии государства, которое навязывает фермерам нормы производства и покупает выращенные коконы по низким ценам. Узбекское шелководство больно теми же болезнями, что и хлопководство: используется принудительный труд, задействованы правоохранительные органы и местная власть, бюджетники вынуждены откупаться. «Фергана» публикует краткий вариант доклада на русском языке, любезно предоставленный нам Умидой Ниязовой – руководителем Узбекско-германского форума.

* * *

Будучи ведущим производителем коконов шелкопряда, Узбекистан опирается на принудительный труд в его производстве, нарушая права фермеров и работников государственного сектора и пользуясь уязвимостью сельской бедноты. Узбекские фермеры и государственные учреждения принуждаются выращивать коконы тутового шелкопряда, обязываясь выполнять государственную норму. Они должны продавать коконы правительству по официально установленной цене, не имея возможности получить прибыль либо получая очень малую прибыль и зачастую даже оказываясь в долгах.

Правительство Узбекистана обрабатывает и продает часть коконов шелкопряда внутри страны, большую же часть экспортирует на мировые рынки, получая конвертируемую валюту. Центральное правительство устанавливает порядок производства коконов, цены и ежегодные объемы производства, требуя от чиновников областного и регионального уровня обеспечения выполнения объемов. Местные власти используют методы принуждения, включая угрозы лишить фермеров земли, чтобы заставить фермеров и государственные учреждения выполнять ежегодный план. Фермеры, в свою очередь, заставляют членов семьи, включая детей, помогать выращивать коконы тутового шелкопряда, либо платят местным сезонным рабочим, чтобы выполнить требуемые нормы производства и избежать наказания.

Основой системы является использование сельской бедноты, т.к. многие фермеры могут выполнить производственный план только при помощи местных работников, которые согласны помочь в трудном производстве коконов в обмен на предметы первой необходимости, например, в обмен на дрова или продукты.

Директора государственных учреждений требуют от своих сотрудников выращивать коконы тутового шелкопряда или заплатить взнос для покрытия соответствующей квоты, чтобы избежать штрафов или других последствий. Хотя правительство обещает платить производителям официально установленную цену на тутовый шелкопряд, на практике правительство обычно платит производителям только небольшой аванс, исходя из оценочной стоимости, которая высчитывается согласно нормам производства тутового шелкопряда. Мы выявили, что во многих случаях правительство недоплачивает или не платит изготовителям, как положено в соответствии с доставками кокона. Производство шелка является дорогостоящим, трудоемким и нерентабельным для фермеров и других производителей. Все фермеры, которых мы проинтервьюировали, сказали, что правительство в нарушение национальных и международных норм, запрещающих принудительный труд, заставляет их выращивать тутовый шелкопряд, и они не могут противостоять приказам правительства.


Фото © Тимура Карпова
 

Введение

Узбекистан является одним из трех ведущих мировых производителей коконов шелкопряда, предполагается, что в 2015 году производство превысит 26.000 тонн.

Выращивание коконов шелкопряда было частью жизни сельских жителей по всему Узбекистану еще до начала 20-го века. Советские власти развили шелковую промышленность, построили инкубаторы шелковичных коконов и распределяли личинок шелкопряда среди жителей всех регионов страны. В интервью с нашими наблюдателями многие сельские жители рассказали, что в советское время выращивание коконов тутового шелкопряда приносило дополнительный доход семье.

Во многих странах, производящих шелк, выращивание коконов считается видом предпринимательства, ключевым для сельского развития, или частью стратегии сокращения бедности сельского населения и, особенно, материальной поддержки женщин.

Однако в Узбекистане, вместо того чтобы использовать выращивание коконов шелкопряда в качестве стратегии развития или для борьбы с бедностью, правительство эксплуатирует наиболее уязвимые слои населения, сельских жителей, зависящих от социальных выплат, с тем чтобы заставить их выращивать коконы под угрозой наказания.

Производство шелковичных коконов в Узбекистане

Хотя общее количество производимого в Узбекистане шелка составляет примерно лишь 5% от общего мирового объема (к примеру, Китай производит около 80% от общего объема), Узбекистан производит на душу населения больше шелка, чем любая другая страна. Узбекское правительство рассматривает шелк как стратегическую статью экспорта, которая служит одним из основных источников твердой валюты для правительства. Правительство сохраняет полный контроль над отраслью шелководства, подобно отрасли хлопководства, определяя производственные планы, навязывая нормы производства и устанавливая цены, по которым оно покупает коконы у производителей. Правительство устанавливает низкую официальную закупочную цену на шелк, поддерживает монополию при закупке тутового шелкопряда, и продает коконы, а также другие изделия из шелка, такие как шелковая нить, пряжа, нити и ткани, за рубеж по рыночным ценам, получая значительную прибыль.

Узбекистан экспортирует большую часть шелка-сырца и сухих коконов в Индию, Иран, Китай, Южную Корею, Объединенные Арабские Эмираты, Турцию и Россию.

О том, как выращивают в Узбекистане коконы тутового шелкопряда, можно прочесть в репортаже «Ферганы» Великие шелковые путы, или Второе рабство узбекских фермеров.
Управление шелковой отраслью разделено между Министерством сельского хозяйства и водных ресурсов (далее «Министерство сельского хозяйства») и государственной акционерной компанией «Узбекенгилсаноат». Министерство сельского хозяйства курирует производство шелка-сырца.

Территориальные объединения в каждой области называются «Пилла» (узб. кокон). Отделения «Пилла» заключают договора с фермерами для производства коконов, распространяют грены (яйца бабочки шелкопряда. – Прим. «Ферганы») шелковичных червей и курируют центры сбора, в которых кокон-сырец принимается, взвешивается и сортируется.

Агрономы из отделений «Пилла» также во время всего сезона производства шелка периодически посещают фермеров, чтобы осмотреть производственные мощности и проверить процесс.

«Узбекенгилсаноат» контролирует обработку и экспорт шелка, в том числе прядение, ткачество, и экспорт шелковых изделий. В стране 36 крупных шелкокрутильных фабрик, и «Узбекенгилсаноат» либо является их единственным хозяином, либо владеет контрольным пакетом акций (если в производство вложены средства инвесторов из Японии, Южной Кореи, Китая, США, Великобритании и Швейцарии).

«Узбекенгилсаноат» является единственным заказчиком шелковичных коконов, покупая коконы по установленным правительством закупочным ценам. План производства шелка и закупочная цена на него устанавливаются ежегодно Министерством сельского хозяйства и водных ресурсов в сотрудничестве с «Узбекенгилсаноат» и Государственным комитетом по приватизации, демонополизации и конкуренции.

Хотя окончательная цена варьируется в зависимости от качества коконов, в 2015 году средняя официальная цена закупки 1 кг коконов составляла примерно 6.000 сумов (примерно $1,50 долларов США).

Хотя формально Министерство сельского хозяйства курирует производство коконов шелкопряда, подобно тому как это происходит в хлопковом секторе, на практике же чиновники областного и районного уровня, называемые «хокимами» (главами местных администраций. – Прим. «Ферганы»), несут огромную ответственность за выполнение планов по производству тутового шелкопряда и используют меры принуждения, чтобы обеспечить выполнение плана. Хокимы несут ответственность за наложение норм на отдельных производителей кокона. Как правило, они распределяют региональный план производства среди фермеров, заставляя их выполнять норму согласно размерам их земельных владений. Общепринятой практикой для хокимов является навязывание махаллинским комитетам (местным районным советам, местным органам самоуправления) и бюджетным организациям, таким, как сельские школы, колледжи, сельскохозяйственные учреждения, больницы и медицинские клиники, норм объема производства кокона шелкопряда, с тем чтобы выполнить региональную норму производства. Хокимы имеют возможность серьезно контролировать свой регион и заставляют местное население выращивать коконы тутового шелкопряда под угрозой наказания, привлекая правоохранительные органы, налоговых чиновников и различных правительственных инспекторов.


Фото © Тимура Карпова
 

Правительство Узбекистана явно стремится к расширению производства шелка в стране, что имеет значительные последствия в виде использования принудительного труда. Правительство опробовало производство коконов два раза в год, вместо одного урожая в год, как это делалось раньше. Так как шелкопряд питается исключительно листьями тутовника, производство ограничено доступным объемом листьев. После того, как листья использовались, чтобы накормить тутовый шелкопряд весной, следующий производственный цикл может начаться только тогда, когда листья на деревьях снова вырастут, т.е. на год позже.

Тем не менее, правительство начало импортировать из Китая «интенсивные тутовые деревья», листья на которых вырастают весной и осенью. Впервые был получен осенний урожай коконов тутового шелкопряда в октябре 2013 года.

Очень мало общедоступной информации об объемах экспорта, экспортных ценах, общем доходе от продаж коконов шелкопряда, и как используются доходы. Один фермер рассказал нам, что районый хоким угрожал другому фермеру после вопроса о том, как правительство потратило доходы, полученные от экспорта шелка: «Однажды во время встречи один из фермеров спросил: на что тратятся деньги, выручаемые от продажи коконов? Районный хоким прервал его: «Вы действительно хотите знать? Это Вам интересно? Тогда завтра я пошлю вам оценщика; он измерит Ваш огород [фермерам запрещено выращивать овощи на арендованной земле сельскохозяйственного назначения, хотя это является основным источником доходов для выживания фермеров], и заодно объяснит, куда идут деньги от продажи коконов. Понятно?»

Принудительный труд в производстве коконов шелкопряда

Международное и узбекское законодательство запрещает принудительный труд и, в частности, запрещает правительству принуждать человека работать против его или ее воли под угрозой наказания или штрафа. Тем не менее, по данным официальной статистики, правительство навязывает контракты более чем 45.000 фермерским хозяйствам в год с тем, чтобы выполнить ежегодную норму производства коконов тутового шелкопряда. Хотя некоторые из хозяйств являются специализированными хозяйствами по производству шелка, подавляющее большинство из них являются мелкими хозяйствами, которые также производят хлопок, пшеницу, овощи или занимаются скотоводством.

Учитывая короткий, но интенсивный цикл производства шелковых коконов, многим фермерам приходится прибегать к помощи членов их семей, другие предлагают натуральные товары первой необходимости в обмен на работу своих соседей, третьи нанимают рабочих по письменным или устным договоренностям. Наряду с фермерскими хозяйствами, производящими официально коконы шелкопряда, местные чиновники также обязывают большое число общественных организаций и бюджетных учреждений, таких, как махаллинские комитеты, школы и больницы, производить коконы.

Навязывание норм производства шелкопряда общественным и бюджетным учреждениям со стороны хокимов происходит абсолютно неофициально и без контрактов.

Правительство пользуется уязвимостью фермеров и работников бюджетного сектора, чтобы заставить их производить коконы; система опирается на сельскую бедноту, так как многие сельские жители согласны помочь фермерам производить коконы в обмен на оплату натуральными продуктами первой необходимости, такими, как дрова и растительное масло.

Правительству принадлежат все сельскохозяйственные земли, фермеры арендуют участки, имея ограниченную правовую защиту. Сельское хозяйство, и особенно производство ключевых или стратегических культур, таких как хлопок и шелк, контролируется центральным правительством.

Правительство вводит нормы на производство хлопка, пшеницы, шелка, в то время как производители обязаны продавать их государству по официальной закупочной цене. Правительство имеет огромную власть над фермерами: оно может отобрать землю у фермера или назначить ему менее пригодную землю; у правительства монополия на все сельскохозяйственные ресурсы; оно контролирует все финансовые операции, связанные с сельским хозяйством. Правительство запрещает фермерам разводить огороды и выращивать овощи на арендованной земле, предназначенной для сельского хозяйства, хотя такие огороды для фермеров очень важны – они дают возможность накормить семьи и заработать деньги. Разведение огородов ведет к нарушению арендных соглашений, давая хокимам дополнительные рычаги давления на фермеров.

Работники государственного сектора: учителя, сотрудники школ, медицинские работники и др., - зависящие от правительства и получающие от него средства к существованию, люди, получающие социальные выплаты, также вынуждены заниматься принудительным трудом, организованном на государственном уровне, т.к. они боятся потерять работу или социальные выплаты.

Процесс выращивания кокона

Большинство шелка в Узбекистане производится из коконов тутового шелкопряда. Их выращивание, которое происходит по всей стране, является трудоемким процессом, который длится 30-40 дней и проводится исключительно вручную. Хотя период выращивания является относительно коротким, он требует значительных затрат времени и ресурсов. По словам одного фермера из Шахрисабзкого района Кашкадарьинской области, «чтобы получить хорошие коконы, вы должны отложить все ваши другие дела в сторону и заниматься только коконами».


Фото © Тимура Карпова
 

Государственные фабрики по производству личинок шелкопряда, которых чиновники распределяют среди фермеров в середине апреля или начале мая, зависят от климата каждого региона и того, когда вырастают листья на тутовых деревьях. Шелкопряд питается исключительно тутовыми листьями, и вегетационный период коконов начинается, как только на тутовых деревьях вырастают листья. В то время как другие страны-производители шелка, такие как Южная Корея и Япония, культивируют для производства шелка тутовые кустарники с листьями, которые могут быть собраны машинной уборкой, Узбекистан использует обычные листья тутовника, которые собираются вручную. По мере роста, шелкопряд производит во рту клейкое вещество, которое превращается в шелковую нить, с помощью которой они и строят свои коконы.

Кормление шелковичных червей и уход за ними требует постоянной ручной работы. В личиночной стадии шелкопряд ест практически постоянно, кроме периода линьки. От вылупления до созревания шелкопряд увеличивается в размерах в 10.000 раз и должен постоянно питаться свежими листьями тутового дерева. Производители шелка должны заботиться о том, чтобы поддерживать чистоту, соответствующую температуру и влажность в период культивации. В то время как некоторые фермеры используют для разведения шелкопряда амбары или сараи, многие выращивают шелкопряд у себя дома. Чтобы поддерживать достаточную влажность и предотвратить листья тутового дерева от высыхания; многие греют комнаты, в которых выращивают шелкопряд, электрическими нагревателями или печкой с дровами. Сами гусеницы, а также листья и ветви, необходимые для их кормления, во время периода культивации занимают несколько комнат в доме, что, не говоря уже о доставляемых неудобствах, может быть разрушительным для жилых помещений.

Когда коконы сформированы, производители срывают их вручную с тутовых веток и доставляют живые коконы в коробках в районные центры сбора. Как объяснил один фермер: «Мы встаем в 3.00 часа утра и работаем до ночи. Мы собираем листья тутового дерева, кормим гусениц, чистим и проветриваем их комнаты. Мы спим по очереди один или два часа, и затем все начинается снова. Кто-то всегда на дежурстве в помещении [где находятся гусеницы]. Четыре раза в месяц гусеницы спят каждый раз по пол-дня [во время линьки], и тогда мы можем принять душ и заниматься другими делами, но только в течение половины дня».

Фермеры доставляют в центры сбора живые коконы. Позже коконы вручную погружают в горячую воду, чтобы очистить их и освободить шелковую нить, которая разматывается в специальных шёлкокрутильных заводах. Один кокон шелкопряда, производимый в Узбекистане, весит 1-1,2 грамма. Одна коробка личинок производит в среднем 50-60 кг коконов.

Заключение контрактов и введение норм

Районные отделения «Пилла» заключают с фермерами контракты на производство кокона шелкопряда, хотя нет никакой юридической базы, обязывающей фермеров производить коконы. Постановление правительства требует от районных филиалов «Пилла» подписать с фермерами контракты на производство коконов к 1 февраля и оплатить аванс до 1 апреля. Согласно закону, сумма аванса фермерам должна соответствовать по меньшей мере 30% от стоимости общего объема коконов, ожидаемого от фермеров. В свою очередь, объем будущего производства зависит от количества коробок личинок шелкопряда, которые фермер получает в зависимости от наложенной на него нормы. Аванс также зависит от предполагаемой цены на коконы.

Законом также предусмотрено, что оплата за шелк, доставленный не позднее 1 ноября, должна производиться по договору в полном объеме. Законом даже предусматриваются штрафные санкции за просроченные выплаты фермерам.

Тем не менее, фермеры, с которыми мы беседовали, сообщили, что их договоры аренды не включают требования на производство шелковичного кокона, а закон запрещает принудительный труд. Фермер из района Музработ Сурхандарьинской области сказал: «Я не слышал о коллегах, которые осмелились бы отказаться от выращивания коконов. В нашей области в январе каждого года районный филиал областного отделения «Пилла» заставляет каждого фермера подписать пустой бланк договора на выращивание коконов. В противном случае, у фермера отберут землю. Но в 49-летней аренде земельного участка у государства не сказано ни о каких обязанностях фермера выращивать коконы тутового шелкопряда. Хотя пункт 3.1 договора об аренде земельных участков отмечает, что государство может делать заказы на выращивание сельскохозяйственной продукции. Хокимият [областная или районная администрация] постоянно ссылается на данный пункт договора».

Кроме того, ни один из фермеров, с которым мы беседовали, вообще никогда не получал контрактов; никто не знал условий контрактов, а некоторые даже говорили, что их заставили подписать пустой бланк. Один фермер рассказал нам: «Они не дают фермерам копий контрактов. Они оправдывают это тем, что адвокат и хокимият должны легализовать контракт».

Кроме того, многие фермеры, которых мы опросили, сказали, что они получили авансы менее 30% от оценочной стоимости, а некоторые получили всего 15%.

Многочисленные фермеры сообщили, что они никогда не получали оплату за поставку коконов, за исключением изначального аванса.

Один фермер заметил: «Хлопок и пшеница являются стратегическими сельскохозяйственными культурами в Узбекистане, можно понять, почему правительство требует от нас их выращивать. Но для шелка нет такой необходимости. Несмотря на это, каждый год районный хокимият заставляет фермеров производить коконы тутового шелкопряда. Они просто приносят фермерам контракты из районного отделения областной «Пиллы» и заставляют их подписать чистые бланки контрактов. 99% фермеров даже не получают копию договора».

В то время как отделения «Пилла» занимаются контрактами, местные хокимияты назначают фермерам в своем районе нормы производства кокона, и, как правило, распределяют нормы в зависимости от размера земельных владений фермера.

Фермер в Шахрисабзе в Кашкадарьинской области рассказал нам, что власти, как правило, распределяют одну коробку кокона на каждые 3–5 гектаров земли, эти данные соответствуют тем, которые мы получили от официальных лиц или других фермеров, с которыми проводили интервью.

Распределяя нормы на производство коконов тутового шелкопряда, местные хокимияты [правительство областного и районного уровня] не принимают во внимание, имеет ли фермер необходимый опыт или возможности, включая пространство, тутовые деревья, финансовые средства и рабочую силу, чтобы культивировать назначенную норму коконов тутового шелкопряда. Источник в Джизаке описал встречу с региональным хокимом, на которой глава администрации наложил нормы производства кокона на фермерские хозяйства, школы и больницы. Встреча состоялась в июне, после обычного периода выращивания коконов, и многие хозяйства и другие учреждения были вынуждены покупать коконы по завышенным ценам у других производителей или платить взятки, чтобы откупиться от доставки коконов.

«17 июня в 8:00 вечера хоким Джизакской области, Акмаль Абдуллаев, созвал совещание с фермерами и сказал, что каждый из 1.200 фермеров в регионе должен купить и сдать 250 килограммов коконов. В области 54 школы. Каждый директор школы должен найти и сдать 75 кг коконов. Каждый директор из 22 детских садов в области получил задание найти и сдать 50 кг коконов. В Джизакской области есть 12 больниц. Каждая больница должна произвести 500 килограммов коконов. Фермеры и другие руководители [учреждений] должны найти возможность выполнить установленную норму, иначе прокурор проведет инспекцию каждого [фермерского хозяйства или учреждения]. Хоким дал три дня, чтобы выполнить норму. На настоящий момент многие выполнили норму. Один килограмм коконов стоит 15.000 сум. В начале своего выступления хоким Джизакской признал, что был приказ [на производство кокона] от премьер-министра».

Другой фермер также рассказал нам: «Теперь фермер, который произвел дополнительные коконы, продает их фермеру, который не выполнил план, по цене 15,000-20,000 сум за килограмм [примерно 4$ USD] вместо 6.000 сумов [средняя официальная цена]. Выполнение нормы производства коконов является обязательной. Существует план выращивания коконов для всех общественных и бюджетных организаций: школ, сельских колледжей, больниц, клиник и сельских медицинских центров».

Мы выявили, что хотя некоторые фермеры были осведомлены о том, что процесс заключения контрактов и введение норм является нарушением их прав, они не верят, что могли бы эффективно оспорить условия договора или отказаться от производства шелка.

Главные рекомендации

Правительству Узбекистана

- Предпринять срочные меры, чтобы искоренить принудительный труд в производстве тутового шелкопряда, в том числе:

- прекратить принудительный труд узбекских фермеров и работников государственных учреждений в шелковой индустрии;

- отменить обязательные нормы производства;

- реформировать сектор производства шелка, с тем чтобы:

- гарантировать право частной собственности, особенно для фермеров, и использования земли согласно договорам аренды;

- гарантировать финансовую прозрачность во всех аспектах производства тутового шелкопряда.

Международным финансовым институтам и донорским организациям

- Обеспечить контроль, чтобы оказываемое финансирование или поддержка проектов не способствовали использованию принудительного труда;

- проводить независимый мониторинг всех проектов, которые нацелены на поддержание шелковой индустрии в Узбекистане, чтобы обеспечить соблюдение международных стандартов соблюдения трудовых прав;

- создать совместную рабочую группу, включающую представителей Международной Организации Труда (МОТ) и прямых иностранных инвесторов, чтобы скоординировать стратегии в шелковой индустрии в Узбекистане.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА