14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Сага о двух ташкентских предпринимательницах: товар продан, виноватых нет

Дело ташкентских предпринимательниц Елены Агибаловой и Динары Латыповой вновь вернулось к исходной точке. Столичный хозяйственный суд официально уведомил их о том, что не принимал никаких актов по аресту их товара. А отдел судоисполнителей Мирабадского района также официально сообщил, что товар был арестован по их собственному решению, а затем частично продан с целью погашения задолженностей. Все, вроде, правильно, и никто ни в чем не виноват. Зачем же тогда предпринимательницы почти полтора года доказывали, что были грубо нарушены их права? Подробности - в материале нашего корреспондента.

«Фергана» не раз писала о развитии конфликта ташкентских представительниц сферы частной торговли с налоговой инспекцией, администрацией Мирабадского рынка и судебных разбирательствах по этому поводу. На этот раз отбросим в сторону излишнюю политизированность ситуации, неприязненные отношения женщин с некоторыми должностными лицами, многочисленные жалобы Агибаловой и Латыповой, ответы на эти жалобы и прочие второстепенные обстоятельства. Попробуем разобраться только в одном вопросе: с какой стати у предпринимательниц забрали товар на довольно приличную сумму?

Скромная, интеллигентная и коммуникабельная

Динара Латыпова уехала проведать дочку за границу, поэтому на встречу приходит только Елена Агибалова. Женщина, на первый взгляд, очень скромная, интеллигентная и коммуникабельная - даже не подумаешь, что они со своей подругой ворвались в тонко сбалансированную торговую сферу Узбекистана, как две слонихи в посудную лавку.

Елена Агибалова
Как рассказывает Елена, в торговле она не новичок, продавцом мечтала стать с детства. После школы уехала из российской сельской глубинки, где родилась, в город Пермь, закончила там техникум советской торговли. Работала старшим продавцом в большом магазине, потом преподавателем в торговом училище. В 1989-ом году вышла замуж за уроженца Узбекистана, переехала в Ташкент, где тоже стала работать в училище - преподавала молодежи тонкости торговли. А в 1996 году откликнулась на призыв президента Узбекистана о развитии бизнеса и одной из первых в Сергелийском районе получила патент частного предпринимателя без образования юридического лица. После чего занялась лоточной торговлей на рынке «Чиланзар буюм бозори», в просторечье - «Ипподром».

По утверждению Агибаловой, ни она, ни ее коллега Латыпова, с которой они подружились на «Ипподроме», никогда раньше не писали жалоб, в какие бы неприятные ситуации они ни попадали. Но в 2010 году «Ипподром» закрыли на очередную реконструкцию, направленную на создание здесь магазинов. Магазины потом предпринимателям предложили выкупить, но Елена с Динарой по причине отсутствия свободных денег сделать это не смогли. И подались на Сергелийскую ярмарку, где только что закончилось строительство торгового комплекса. Предпринимательницы взяли здесь в аренду по магазину и строили радужные планы, которые вскоре разбились о суровую реальность.

Вымогателя уволили, но пообещали отомстить

- Желающих арендовать магазины в новом торговом комплексе было мало, соответственно, было мало и покупателей, в результате чего торговля шла плохо, - рассказывает Елена. - Поэтому мы с Динарой решили не платить неофициальную дань местным налоговикам, тем более что 2011 год был объявлен в Узбекистане «годом предпринимателей».

Динара Латыпова
По словам Агибаловой, вот тут-то они и написали свою первую жалобу. В результате чего представители Сергелийской налоговой инспекции им официально сообщили, что сотрудник, который требовал с них ежемесячно по 100 долларов, уволен. А неофициально добавили: вы теперь «под микроскопом», в каком бы районе ни торговали, малейшая ошибка - и у вас тут же отберут весь товар, а работать больше нигде не сможете.

Женщинам задуматься бы над этими словами, да остаться работать в Сергелийском районе, где они уже «показали зубы». Работали-то они предельно честно, поэтому любая «подстава» от местных налоговиков могла быть легко объяснена местью и неприязненными отношениями. Но торговый комплекс на Сергелийской ярмарке из-за отсутствия покупателей быстро обанкротился, и Агибалова с Латыпой легкомысленно подались в соседний район - на Мирабадский рынок, где пустовал торговый ряд с сотней магазинов.

Провокация с арестом

На Мирабадском рынке подругам тоже не повезло. По словам Агибаловой, покупателей было мало. В ожидании, пока ранее пустовавшие торговые места раскрутятся, предпринимательницам все время приходилось брать кредиты, на которые они оплачивали аренду и налоги.

Правда, местные налоговики неофициально предлагали выход из сложившейся ситуации - работать без патента и платить только половину налога наличными в виде взятки. Такое предложение поддерживала и новая администрация рынка, которой было выгодно, чтобы магазины считались бесхозными. И чиновники, и торговцы таким взаимовыгодным вариантом оказались очень довольны – все, кроме Агибаловой и Латыповой, которые, помня, что «находятся под микроскопом», не хотели столь грубо нарушать закон.

Это обстоятельство, как утверждает Елена, и послужило причиной затяжного конфликта, «спровоцированного налоговиками и администрацией рынка». Защищаясь, предпринимательницы начали писать жалобы, что в итоге вполне закономерно закончилось провокацией, в которой приняли участие «беспатентщики». Те обвинили своих принципиальных коллег в том, что они «мешают им работать». В итоге дело вполне закономерно обернулось судебным приговором. 19 декабря 2013 года Мирабадский суд по уголовным делам оштрафовал Агибалову и Латыпову сразу по четырем статьям Кодекса об административной ответственности. Это статьи 40 (Клевета), 41 (Оскорбление), 194 (Невыполнение законных требований работника милиции), 195 (Противодействие выполнению служебного долга работниками милиции).

Оскорбленные предпринимательницы рьяно бросились отстаивать свои права, одновременно подавая заявления об отсрочке платежей за аренду. Но не обратили должного внимания на один нюанс: пункт 4.2.2 в договоре с Мирабадским рынком, где указано, что арендатор, совершивший административное правонарушение, автоматически решается своего места.

В итоге 28 февраля 2014 года Ташкентский хозяйственный суд вынес решение о принудительном выселении предпринимательниц и взыскании с них сумм неуплаченной аренды. А спустя два месяца в магазинах у Агибаловой и Латыповой появились судебные исполнители, которые изъяли у них товар и, как следует из акта, отдали на ответственное хранение доверенному лицу Мирабадского рынка некоему Мамасидику Назарову.

Чем недовольны предпринимательницы?

- Во-первых, порядком, в котором у нас забрали товар, - рассказывает Агибалова. - Это было не изъятие, а какой-то разбойничий налет. Судебные исполнители буквально ворвались в наши магазины. Никаких документов на арест и изъятие товара не показали, хватали все без разбору, вплоть до того, что у меня из рук вырвали сотовый телефон и видеокамеру. Товар описывали впопыхах, указав в описи только количество вещей и не упомянув при этом ни названия фирм-производителей, ни артикулов.

Во-вторых, в исполнительном листе хозяйственного суда ничего не говорилось об аресте имущества, в частности, товара, там было только сказано о принудительном выселении и взыскании с расчетного счета. Кроме того, мы в этот момент оспаривали решение суда. Оспаривали, потому что суд и администрация рынка, вопреки требованиям законодательства - в частности, игнорируя то обстоятельство, что мы в этот момент выплачивали кредиты банку, - поставили нас в условия, которые делали невозможным оплату кредита в порядке, требуемым законом. И выполнение этого исполнительного листа должно было быть приостановлено. Так что речь идет, как минимум, о самоуправстве судоисполнителей.

По словам Елены, платить за аренду они не отказывались. И, если бы судоисполнители повели бы себя по-человечески, аренду они в любом случае оплатили бы, и все бы закончилось довольно мирно. Ведь погасили же они все задолженности по налогам и кредитам, и никто к ним никаких претензий не имеет.

Кстати, в тот же день, когда у них отобрали товар, Агибалова и Латыпова в панике бросились оплачивать задолженность по оплате аренды. При этом, не имея своих денежных средств на счетах, попросили это сделать в долг своих знакомых предпринимателей. А те, чтобы банк принял платеж, не указали деталей платежа. Агибалова, правда, опомнилась и успела отозвать свои 3,5 миллиона сумов. А Латыпова не успела. Мало того, что товар ей все равно не вернули, она до сих пор никак не может узнать, куда делись 2 миллиона 970 тысяч, которые безымянными попали на счет Мирабадского отдела судоисполнителей.

Как «законно» потерять 200 тысяч долларов

По словам Агибаловой, и у нее, и у Латыповой в магазинах находились вещи исключительно от зарубежных фирм и весьма дорогостоящие. У Елены - женское, мужское и детское белье производства таких известных производителей, как Lauma, Rosme, Milavitsa, Vis-à-vis. Детские книги, выпущенные российскими издательствами «Фламинго», РОСМЭН, «Махаон», «Эксмо». Школьные принадлежности вроде пеналов и портфелей производства Германии и Японии.

У Динары, как поясняет Агибалова, был не менее престижный товар. Обувь фирм Piccadilly, Azaleia, Paprika, женский текстиль Ikiler, Canda, Yessica, шерстяные кофты Claudia, мужские куртки Palmonte, Armando Bruno.

Предпринимательницы утверждают, что этот импортный товар у каждой «тянул» на 100 тысяч долларов - 200 тысяч на обеих. Не удивительно, что после «разбойничьего налета» судоисполнителей отчаявшиеся женщины по настоящему вступили на тропу войны. Принялись ходить с просьбами и претензиями к высоким начальникам, обратились за помощью к правозащитникам и прессе. А также написали сотни, если не тысячи жалоб, на которые получили множество противоречивых ответов по поводу ареста своего товара, что еще сильнее возмущало женщин и заставляло их с еще большим энтузиазмом бороться в свои права.

Но официальные лица по-прежнему пишут предпринимательницам, обходя острые углы. Например, 10 августа этого года из Ташкентского хозяйственного суда на адреса Агибаловой и Латыповой пришло письмо, в котором сообщается, что «со стороны хозяйственных судов не были приняты судебные акты о наложении ареста на имущество должников».

А 7 сентября они получили еще одно послание - на этот раз из отдела судоисполнителей суда Мирабадского района. В нем говорится, что решение об аресте имущества принял непосредственно этот отдел. Вслед за чем оценил арестованный товар, прибегнув к помощи оценочной компании ООО «Master Expert», и выставил на реализацию в ООО «Tradable Only Eva». Часть товара была реализована, вырученные деньги перечислены в счет погашения долга за аренду магазинов на Мирабадском рынке и госпошлину, а оставшиеся вещи Агибалова и Латыпова могут забрать на основании акта приема-передачи.


Ответ отдела судебных исполнителей Мирабадского суда
 

Формально – правильно. На деле - расправа

- Формально все выглядит правильно, - комментирует эту ситуацию ташкентский юрист Турсуной Пулатова. - В соответствии со статьей 84 Закона «Об исполнении судебных актов и актов иных органов» судоисполнители имеют право сами налагать арест на имущество и выставлять его на торги с целью погашения задолженности. Иное дело, что судоисполнители в соответствии со статьей 85 того же закона имеют и ряд обязанностей. Они не должны допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов физических и юридических лиц. Обязаны разъяснять этим лицам их процессуальные права и обязанности, предоставлять возможность ознакомиться с материалами исполнительного производства, рассматривать их заявления и ходатайства.

- Кроме того, в соответствии со статьей 86 закона, постановления судебных исполнителей могут быть обжалованы и опротестованы, - продолжает Пулатова. - Жалоба подается или в хозяйственный суд, выдавший исполнительный документ, или в вышестоящий в порядке подчиненности ему орган, должностному лицу. Постановление судебного исполнителя может быть так же опротестовано прокурором.

По мнению Пулатовой, в этой истории все кажется странным, начиная пункта 4.2.2 в договоре с Мирабадским рынком о выселении тех, кто осужден в административном порядке. Юрист считает этот пункт не просто спорным, но и «кабальным и незаконным», позволяющим в любой момент убрать неугодного торговца с рынка. А происшедшие события - просто расправой над строптивыми женщинами.

И здесь возникает ряд вполне законных вопросов. Почему в Мирабадском отделении «Ипотека банк» пошли навстречу предпринимательницам, позволив без проблем погасить кредит, а судоисполнители того же района, наоборот, «прессанули» женщин, фактически не дав им заплатить задолженность по аренде? Зачем официальные лица так долго морочили женщинам головы, отправляя им противоречивые ответы? По какой причине никто не отреагировал на жалобы, которые сообщали о нарушении порядка ареста имущества со стороны судоисполнителей? Куда делись два миллиона семьсот тысяч сумов, отправленные Латыповой? И таких вопросов можно задать еще на целую страницу.

Не стоит утверждать, что Агибалова и Латыпова все делали правильно: ошибок они совершили достаточно. Но на то они и люди, чтобы совершать какие-то ошибки. А государственные органы - на то, чтобы разъяснять, мирно и по-хорошему, представительницам малого бизнеса их права и обязанности.

- Еще в декабре прошлого года сама Эльмира Баситханова, председатель Комитета женщин Узбекистана, предложила поговорить по-хорошему и администрации рынка «Миробад дехкон бозори», и сотрудникам налоговой инспекции на нашей общей встрече, - горько улыбается Агибалова. - Мы с Динарой были «за», но руководство рынка и налоговики ответили категорическим отказом. И, на наш взгляд, вступившаяся за нас Баситханова, которая является еще и заместителем премьер-министра, этим отказом была крайне удивлена.

А чего удивляться - все происшедшее, действительно, смахивает на давно запланированную расправу. Помните обещание Сергелийских налоговиков? Они полностью сбылись - и товар у предпринимательниц забрали, и не работают они до сих пор.

Остается только гадать, когда же все-таки государственные органы, в первую очередь, прокуратура, поставят в этой затянувшейся истории точки над i. И начнут со своего присутствия при возвращении женщинам остатков их товара. Ведь история Агибаловой и Латыповой не просто приобрела широкую известность.

- Знакомые предприниматели внимательно следят за нашим делом, - говорит Агибалова. - Смотрят: удастся ли нам добиться правды. Удастся - значит, с вымогателями из налоговой инспекции можно бороться. Нет - значит, надо покорно платить и молчать «в тряпочку». А в ином случае останешься нищим.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА