16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Как строят дома для пострадавших от антитеррора

Вечером 16 июля нынешнего года в центре столицы Кыргызстана более часа шла контртеррористическая операция, в ходе которой четверо боевиков оказали сотрудникам спецподразделения ГКНБ «активное и ожесточенное вооруженное сопротивление с применением огнестрельного оружия» В итоге четверо террористов были убиты в Бишкеке, еще двое - в селе Лебединовка Аламудунского района. Пять преступников задержаны, ранения различной тяжести получили четыре сотрудника спецподразделения ГКНБ, они госпитализированы.

Жертв и пострадавших среди мирного населения не было. Однако людям был нанесен материальный и моральный ущерб. Два частных дома мирных жителей сгорели полностью. Еще три - частично. Не говоря уже о психологическом состоянии жителей этих домов и их несовершеннолетних детей, которые остались без крыши над головой. На восстановление домов правительством были выделены деньги. Въехать в новое жилье пострадавшие должны были 25 сентября.

Еще 2 сентября в интервью «Вечернему Бишкеку» министр чрезвычайных ситуаций Кубатбек Боронов сообщил, что строительные работы по домам, пострадавшим в спецоперации по ликвидации террористов 16 июля, завершены на 50%. А всего на восстановление недвижимости и компенсацию пострадавшим выделено порядка 10 млн. сомов: 5 млн. сомов из фонда социального развития выделил президент Алмазбек Атамбаев. Остальные компенсационные моменты и другие вопросы, связанные с компетенцией местной власти, решает мэрия.

22 сентября наш корреспондент отправился на место происшествия, чтобы поговорить с пострадавшими и посмотреть на дома, которые уже должны были быть построены.

- Оглядев место строительства, я поняла, что ни о какой сдаче домов «под ключ» 25 сентября не могло быть и речи. На месте стройки я увидела лишь возведенные стены, крыши, балки непокрытого потолка и вставленные окна. А рядом - все, что я видела еще два месяца назад: горы мусора, сгоревших деревьев, песка и стройматериалов, - рассказывает собкор «Ферганы» в Бишкеке Екатерина Иващенко.


22 сентября. Горы мусора лежат еще со времен пожара. Фото © «Ферганы.Ру»
 

Жду Ивана Заряева, хозяина сгоревшего дома, который связался с нашим изданием, чтобы журналисты помогли ускорить стройку. Начинаю фотографировать, и тут же вызываю множество вопросов у… нет, не работающих, а сидящих строителей: «Что вы тут снимаете? Что вам надо?» Представляюсь, говорю, что журналист и пришла посмотреть на дома. На вопрос, когда здания будут готовы, ни один рабочий не ответил. Зато приход журналиста их немного растормошил: за тот час, что я разговаривала с хозяином дома, они успели больше, чем за весь рабочий день.


22 сентября. Строители отдыхали чаще, чем работали. Фото © «Ферганы.Ру»

Пока идут работы, Иван приходит сюда каждый день и присматривает за строительством. По-другому с рабочими нельзя. «Утром они тоже собирались стелить в первой из четырех комнат рубероид, но до вечера так ничего не сделали. А вы пришли - и они быстро все застелили», - смеется Иван и просит приходить чаще.


22 сентября. Рабочий укладывает рубероид. Фото © «Ферганы.Ру»
 

Рассказ пострадавшего

Говорит Иван Заряев: «16 июля я и моя супруга были на работе, а наши дети (сын 11 лет и семилетняя дочь) дома. Когда все началось, примерно в 16.00, младшая дочка спала и проснулась от шума. Сын услышал, как кто-то выломал ворота и ходит по двору, он выглянул на улицу, увидел мужчин в форме, которые стреляли. Это были спецназовцы, которые крикнули ему, чтобы он уходил. В это время в открытую дверь выскочила наша собака, и дети, в чем были, побежали спасать пса. А в итоге щенок спас детей: они не остались в доме, который вскоре загорелся. Старую дворовую собаку спецназовцы просто пристрелили, потому что она лаяла. Я как раз увидел выбежавших на улицу детей, когда возвращался с работы домой. Я не понимал, что происходит, поэтому отвел испуганных детей к соседям, а сам позвонил супруге, чтобы она сюда не приходила, так как тут стреляют. К дому нас не подпускали, чуть позже со стороны дома повалил дым – начался пожар. Оказывается, от дома, в котором прятались террористы, срикошетила граната и попала в наш дом – и он загорелся.

В шесть вечера подъехал первый пожарный расчет, но нас к дому не подпускали. Уже в 10 часов ночи моя жена просила пустить ее в дом, показывала пожарным удостоверение адвоката, чтобы акты о произошедшем составляли при ней, но ее никто не слушал. Только в час ночи мы попали к нашему двору, который продолжал гореть. Мы увидели, что под завалами остался целым шкаф, где были документы. Попросили пожарников нам помочь и один из них полез под рухнувшую крышу дома за документами, а второй поливал крышу сверху. Так нам удалось спасти паспорта, дипломы, документы на дом и свидетельства о рождении детей.

Ночь мы провели у родственников. К дому пришли в семь утра, там все еще догорали стены, балки. Все тлело еще три дня, мы сами заливали пожар. А это было 17 число – Орозо-Айт, но несмотря на это, приехали пожарные, которым мы передали самостоятельно составленный акт сгоревшего имущества. Мэр пришел и раздавал интервью. К обеду все разошлись, а мы продолжали тушить дом, разгребать мусор и все фотографировать. В итоге в нашем районе полностью сгорело два дома и еще три частично. В каждом из этих домов проживали родители с детьми. Примерно 20 человек пострадало.

В воскресение я позвонил в МЧС и попросил палатку, мы целыми днями разгребали завалы под палящим солнцем, нам негде было отдохнуть. В МЧС нам ответили, чтобы мы звонили в понедельник. Отчаявшись, мы с супругой обзвонили ее знакомых правозащитников и вышли на митинг к Белому дому, просили обратить на нас внимание. Уже через час после начала митинга нам позвонили из МЧС и сказали, что сегодня же установят палатку и привезут нам горячее питание. В этой палатке жили мужчины из разрушенных домов, женщины с детьми ночевали у родственников. Параллельно мы искали жилье. Кто-то из пострадавших уехал к родственникам, другой семье, где были беременная женщина и пожилая женщина, активисты с «Фэйсбука» предложили пожить в их пустующей двухкомнатной квартире.

Я хочу сказать огромное спасибо всем людям: знаете, в отличие от госорганов, они сразу отреагировали на произошедшее. Из одного кафе нам три раза в день носили еду, пока мы разгребали завалы, люди жертвовали деньги, одежду, предметы первой необходимости. Было такое ощущение, что нам помогал весь город. Приехали даже сотрудники спецназа «Альфа», которые привезли посуду и продукты. Еще нас посетил депутат Дастан Бекешев. Спасибо всем огромное.

Что касается госорганов, то мэрия выделила единовременную помощь в 80 тысяч сомов на семью. Потом нам утвердили типовой план дома с такой же квадратурой, которая была у нас. Подрядчика нашли без тендера, объяснили, что дома надо было быстро восстановить, поэтому тендера не было. Мы знаем, что строительство домов было поручено МЧС, на их счет Минфин перечислил деньги. Рабочие подняли стены быстро – за четыре дня. Но мы не могли получить смету, у нас было только фото чертежа дома. Мы не знали ни какая крыша будет у дома, ни из какого кирпича его будут строить. Смету мы смогли выпросить лишь в сентябре, но она очень странная. Выделяемая на дом сумма равна 1 миллион 652 тысяч сомов ($24.294). Смета общего характера, нет никакой детализации. Так, согласно смете, в доме есть крыша, но нет потолка. Говорим про это сотрудникам МЧС, они кивают головой, мол, да, не может быть дом без потолка, потолок пообещали. А откуда вы возьмете деньги, если их по смете нет? Они говорят, найдем, смета плавающая. Нам ничего непонятно. В смете есть забор. Но нет ворот. Еще нас смущает качество кирпича, он заражен грибком, а это означает, что стены быстро разрушатся. Наши окна были с решетками, в новом доме их нет. Нет утепления дома снаружи, слива для дождевой воды. И подобных вопросов десятки. Была создана специальная комиссия по оценке нанесенного ущерба, но они ни разу не встречались с нами.

Еще 500 тысяч нам выделили на обустройство дома. Но мы примерно подсчитали, что обставить дом обойдется в 1.4 миллиона: занавески, лампы, мебель, техника, ковры и т.д.».

Прораб: вопросы не к нам

В это время на участке появился прораб Жолдош Топбергенов, который на вопрос, хватит ли $24.000 на постройку качественного дома в 62 кв. м., отвечать не стал. «МЧС самостоятельно закупает строительный материал, поэтому относительно его качества вопросы не ко мне. Когда мы закончим строительство дома - тоже вопрос не ко мне. Все упирается в финансирование. Дома строит бригада в 20 человек, и если финансирование и постройка материалов будет непрерывной, мы закончим все вовремя. Не до 25 сентября, но до 30 точно».


30 сентября вокруг дома уже строился забор. Фото © «Ферганы.Ру»
 

МЧС: В недочетах виноваты архитекторы, но мы все исправим

Так как ответственным за строительство было назначено МЧС, «Фергана» связалась с пресс-секретарем ведомства Эльмирой Шериповой, которая пообещала сначала переадресовать наши вопросы компетентному человеку, однако потом перезвонила и ответила на них сама.

«Сейчас на месте происшествия строятся два дома. Один из них до пожара был 70 кв.м., а теперь будет 97 кв.м. На месте второго был не целый дом, а половина, но теперь мы там строим полноценный дом площадью 62 кв.м. Это очень большая разница, и непонятно, почему эти люди жалуются (Иван Заряев говорил, что изначально у него было полдома и летняя кухня, общая площадь двух построек - 62 кв.м. При новой планировке было решено построить единый дом той же площади. При этом семья отказалась от восстановления сгоревших пристроек, гаража, сарая, погреба и бани. – Прим. «Ферганы»). Относительно плохого качества стройматериалов могу сказать, что для этих домов МЧС завозит те же самые материалы, что и для других наших строительных объектов. Проект был создан, и средства распределены Бишкекглавархитектурой, а мы только исполнители. Проекты домов были согласованы с хозяевами, и мы ничего не добавляем и не убавляем. И то, что в проекте не было ворот, – это упущение Бишкекглавархитектуры. Я знаю, что неделю назад в смету ворота включили», - рассказала Шерипова.

Однако выслать нам эту «гибкую» смету Шерипова отказалась. В итоге мы договорились, что смета будет у сотрудника МЧС, который инспектирует строительство и с которым мы встретимся вместе с хозяевами.

Встречу мы специально назначили на 30 сентября – объявленный день окончания строительства. С нами встретился директор Северного центра по реагированию на чрезвычайные ситуации МЧС Атабек Жусубалиев. Дом еще не был готов, однако то, что мы увидели, удивило. Хочется думать, что не зря журналисты подключились к контролю за строительством: за прошедшую неделю было сделано намного больше, чем за предыдущий период: пол и потолок утеплены, завершалось утепление внешних стен дома, сегодня пообещали вставить двери.


Так выглядел дом 22 сентября…
 


А так – через неделю, 30 сентября
 

Жусубалиев рассказал, что МЧС во всем пошло навстречу пострадавшим жителям, в доме будут все необходимые удобства. «По смете Бишкекглавархитектуры много чего не хватало: потолка, ворот, снегозадержателя, слива дождевой воды, утепления внешних стен, радиаторов. Было решено, что все это будет сделано за счет МЧС. В качестве дома можете не сомневаться, после завершения строительства и ремонта его каждый сантиметр будут проверять соответствующие органы».


30 сентября. Так выглядит комната в новом доме. Фото © «Ферганы.Ру»
 

Радует, что МЧС также решило помочь гражданам, потому что выделенной суммы в $24 тысячи, действительно, маловато для строительства такого дома.

6 октября президент должен вручить жильцам ключи от новых домов. Будем надеяться, что эти дома будут ничуть не хуже тех, что чиновники строили бы для себя.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»