30 Март 2017


Реклама


 



Архив

Новости Центральной Азии

Процесс в Павлодаре: К вымогательству причастны руководители областного КНБ?

«Павлодарское дело» примечательно тем, что незаконно в нем всё или почти всё, начиная от игнорирования самого повода для вымогательства – незаконно закрытого дела об изнасиловании в резиденции руководителя одной из областей Казахстана, до неприкрытого давления на свидетелей и подозреваемых с целью заставить их изменить показания в «нужном» направлении, и, конечно, незаконного «закрытия» самого процесса.

И даже расследованием вымогательства занимались не те, кто должен был это делать: как известно, следствие вело КНБ республики, хотя в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Казахстана преступления, предусмотренные статьей 194-й «Вымогательство» и другими статьями, вмененными подсудимым, отнесены по подследственности к органам внутренних дел.

Однако руководство КНБ, ссылаясь на то, что к вымогательству якобы причастны представители ОПГ, создающие угрозу национальной безопасности, 31 марта обратилось к заместителю генерального прокурора Иогану Меркелю с ходатайством о поручении расследования уголовного дела следственному департаменту КНБ республики. И 1 апреля заместитель генпрокурора удовлетворил это ходатайство, тем самым нарушив установленный законом порядок уголовного судопроизводства, поскольку УПК Казахстана не предусматривает возможности подобного поручения.

Передача дела от одного органа другому должна происходить на основании статьи 193 ч.1 п.12 УПК РК, в данном же случае такая передача не могла состояться, так как КНБ принял дело к своему производству еще ДО ЭТОГО ПОРУЧЕНИЯ. Исключительность случая, на который можно было бы сослаться, здесь отсутствует, так как должность акима (главы администрации) не подразумевает исключительности, перед законом должны быть все равны.

Торчащие уши

О нарушении принципа подследственности много говорилось и на предварительном слушании (первом и последнем открытом заседании) шестого октября. Адвокаты чиновника Аскара Бахралинова попросили суд признать неправомочной передачу следствия в ведение КНБ и вернуть дело в прокуратуру. А по мнению Анатолия Утбанова, защитника журналиста Ярослава Голышкина, подследственность была нарушена по той причине, что в деле о вымогательстве, как оказалось, «засветилось» руководство департамента КНБ Павлодарской области:

«Необходимость передачи уголовного дела подследственного органам внутренних дел основывалась на версии о том, что к совершению преступления причастны представители организованной преступности, которые представляют угрозу национальной безопасности», - заявил, выступая в суде, Утбанов.

Однако, уточнил он, к состоявшемуся вымогательству и другим перечисленным стороной обвинения преступлениям, если таковые вообще имели место быть, представители организованной преступности оказались непричастны. Далее адвокат зачитал следующий текст:

«Из материалов уголовного дела следует, что еще 27 февраля (расследование спецгруппой КНБ начато 31 марта. – Прим. «Ферганы») начальник 2-го управления ДКНБ по Павлодарской области Зенов от своего знакомого [Нуржана] Сулейменова (по версии следствия, организатора вымогательства. – Прим. «Ферганы») узнал о том, что в загородной резиденции акима Павлодарской области Бозумбаева сыном акима была избита и изнасилована девушка (в ночь на 20 февраля. – Прим. «Ферганы»).

Об этом Зенов, с его слов, устно докладывает своему руководителю - начальнику ДКНБ по Павлодарской области Нурсипатову. Последний, в свою очередь, дает указание перепроверить информацию. Зенов снова связывается с Сулейменовым (я напомню, что все это происходит в феврале. – Прим. авт.) и узнает от него, что тот знаком с Бакауовым Маратом, братом Бакауова Булата, акима города Павлодара, и что через него Сулейменов сообщает о своих возможностях по разрешению ситуации с потерпевшей девушкой.

Обращаю внимание: начальник ДКНБ по Павлодарской области [Нуржан] Нурсипатов сообщил акиму Павлодарской области о наличии компромата - это дословная цитата, том 1, лист дела № 45 - в отношении него и членов его семьи лишь 13 марта 2015 года. То есть более чем через две недели. Бозумбаев попросил выяснить последнего, кто эти люди, и Нурсипатов, не рассказывая о Зенове, о его знакомом Сулейменове, о Бакауове, а также о том, кто владеет информацией, и о том, что он фактически пытается держать ситуацию под контролем еще с 27 февраля, не сообщая об этом акиму Павлодарской области, обещает узнать, кто эти люди. И лишь через три дня после просьбы акима, опять не упоминая Сулейменова, ссылается на то, что Бакауов [Марат] и его брат Булат, аким города Павлодара, знают людей, владеющих компроматом.

В итоге мы имеем следующую ситуацию: сотрудники ДКНБ по Павлодарской области еще 27 февраля имели информацию о том, что в резиденции акима Павлодарской области сыном акима была избита и изнасилована девушка. В ходе проверки этой информации они активно общались с Сулейменовым и даже узнали от него, что некие родственники потерпевшей собирались требовать от него (от сына акима. – Прим. «Ферганы») 100 тысяч долларов США. Однако акиму Павлодарской области о наличии этой информации сообщили более чем через две недели, причем сообщили после того, как в личной беседе с Нурсипатовым сам Бозумбаев пожаловался, что некие люди распространяют слухи о причастности его сына к изнасилованию. Информация была дана акиму в усеченном виде, не называлось имя Сулейменова, который, как известно, сейчас обвиняется в совершении вымогательства у акима Павлодарской области, но, в отличие от Голышкина и Бахралинова, не содержался в следственном изоляторе, а находился под домашним арестом.

Немаловажная деталь: начальник ДКНБ по Павлодарской области Нурсипатов на допросе показал, что о вымогательстве он узнал лишь 9 апреля, тогда как уже с 31 марта по данному делу было начато досудебное расследование. (То есть дал ложные показания. – Прим. «Ферганы»). А к моменту его допроса сотрудниками следственного департамента КНБ РК из города Астаны уже не менее недели проводились следственные действия в самом здании ДКНБ по Павлодарской области. Довольно странным представляется незнание того, что происходит во вверенном тебе департаменте, более того, в том здании, где находится твой кабинет.

В этом контексте я не могу не упомянуть тот факт, что Сулейменов и начальник 2-го управления ДКНБ по Павлодарской области Зенов знакомы между собой уже более пятнадцати лет, Сулейменов считает его своим другом и признается в том, что гордится его успехами. Причем в марте 2015 года, как раз когда происходили события, связанные с якобы имевшим место вымогательством, Сулейменов даже пытался добиться назначения Зенова на пост начальника управления ДКНБ в городе Экибастузе. Причем… в одном из телефонных разговоров [Зенов] интересовался у Сулейменова, получилось у того или нет.

Учитывая, что вышеизложенная информация, безусловно, повредила бы авторитету ДКНБ по Павлодарской области, могла ударить по ведомству в целом, причем в совокупности с историей об изнасиловании девушки сыном акима Павлодарской области, да еще и в резиденции акима, мы полагаем, и было принято решение просить Генеральную прокуратуру о поручении досудебного расследования следственному департаменту КНБ РК, а не органам внутренних дел. Иными словами, об объективности здесь речи могло и не идти. Так как вопрос, в частности, мог касаться спасения чести мундира», - подытожил адвокат.

Павлодарский журналист Александр Баранов в газете «Республика» и на своей страничке в Facebook дал свою интерпретацию этой истории, в которой, по его мнению, «парадокс на парадоксе».

Он пишет, что еще 27 февраля начальник второго управления ДКНБ по Павлодарской области Зенов был проинформирован своим приятелем Нуржаном Сулейменовым о том, что в загородной резиденции акима области Бозумбаева его сыном была избита и изнасилована девушка. В тот же день Зенов доложил об этом руководителю ДКНБ Нуржану Нурсипатову. И уже 2 марта руководители ДКНБ узнают, опять же от Сулейменова, что родственники потерпевшей девушки намерены «обратиться в высшие органы власти и требовать возмещения морального вреда» в размере 100 тысяч долларов. При этом Сулейменов изъявил готовность поспособствовать решению данной проблемы.

Примечательно, что, по словам журналиста, на тот момент Нуржан Сулейменов, предложивший свои услуги, еще не был знаком с потерпевшей, Анфисой Хафизуллиной (по показаниям последней, они впервые встретились лишь в ночь на 3 марта), которую он позже уговорил наказать обидчиков. «Так что фактически в своих докладах руководителям ДКНБ (с 27 февраля по 2 марта) он изложил готовый сценарий будущего вымогательства, или, если хотите, спецоперации», - пояснил журналист.

Между тем сам Канат Бозумбаев о компромате узнал лишь в середине марта, причем информация ему была дана руководством ДКНБ в усеченном виде - имя Сулейменова [как вымогателя] не называлось. С заявлением же о вымогательстве аким обратился к председателю республиканского КНБ Нуртаю Абыкаеву только 30 марта.

«А спустя месяц [после того, как Сулейменов описал ситуацию руководителям КНБ Павлодарской области] очень осведомленного и запросто общающегося с местными чекистами Сулейменова с этими самыми 100 тысячами долларов и задержали (первые 50 тысяч получил 8-го апреля, а днем позже, непосредственно перед задержанием, вторую половину)», - пишет А.Баранов, отмечая, что полковник нацбезопасности Нурсипатов был в курсе готовящегося «вымогалова» задолго до того, как о нем узнал аким области, и очень задолго до того как тот обратился за помощью в КНБ [республики].

«А как только тот обратился и как только открыли доследственную проверку (1 апреля Генпрокуратура поручила ее КНБ), тут же сразу всю свадьбу и сыграли. За неделю. (Имеется в виду задержание Сулейменова и Алиясова. – Прим. «Ферганы»). Ну что тут скажешь - молодцы наши чекисты. 7 мая указом президента Нуржан Нурсипатов удостоен высокого звания генерал-майора национальной безопасности. «Операция «Трест», организованная в свое время ОГПУ, и рядом не валялась», - резюмирует он.

Смысловой пробел между «санкционированным вымогательством» и арестом Сулейменова восполняет информация другого адвоката, Руслана Жанкобаева, защитника Аскара Бахралинова, заместителя акима Павлодарского района. Он тоже говорил на суде о незаконном нарушении подследственности и о том, что в результате этого расследование дела проводилось заинтересованным органом. И озвучил очень интересную информацию:

«В ходе дополнительного допроса 22 мая 2015 года подозреваемый Голышкин […], отвечая на вопрос о публикации в газете «Версия» […] от 23 мая 2015 года (там говорилось, что аким Бозумбаев пожаловался на спецорганы в Астану. – Прим. «Ферганы») пояснил, что указанную информацию он получил от Сулейменова Нуржана. Он (Сулейменов. – Прим. «Ферганы») ему сказал, что в этой истории задействованы органы национальной безопасности, и Бозумбаев позвонил в город Астану председателю КНБ Абыкаеву. И сказал, что руководство Павлодарского департамента КНБ вымогает с него 500 тысяч долларов. В связи с этим, сказал Нуржан, его тезку, то есть руководителя департамента (Нуржана Нурсипатова. – Прим. «Ферганы») спешно вызвали из Алматы, где он был на похоронах, в Астану, и заставили писать объяснение. Нуржан сказал: «Идет хай-вай». Он (Голышкин. – Прим. «Ферганы») ему вначале не поверил, но он (Сулейменов. – Прим. «Ферганы») говорил, что информация стопроцентная».

Из этого видно, что аким Бозумбаев по своим каналам смог установить, кто стоит за Сулейменовым, пытающимся «изъять» у него полмиллиона долларов. А, возможно, тот этого совсем и не скрывал, а, напротив, дал об этом знать.

Адвокат также сообщил, что в материалах уголовного дела есть доказательства, подтверждающие факт общения Нуржана Сулейменова с Зеновым, которому он сообщал о ходе расследования изнасилования в резиденции акима Павлодарской области. Эти показания соотносятся с расшифровкой телефонных переговоров Сулейменова.

Сорвавшаяся попытка

Таким образом, с учетом вышеизложенного, по общим предположениям, выстраивается примерно такая картина событий.

Влиятельный «бизнесмен» Нуржан Сулейменов, имеющий тесные связи с руководством города и областного КНБ, узнает о совершенном в резиденции акима Павлодарской области преступлении с участием его сына и сообщает об этом руководителям местной нацбезопасности, уточнив, что родственники жертвы изнасилования собираются требовать 100 тысяч долларов за «моральный ущерб» (по нашим данным, это была старшая сестра Анфисы Хафизуллиной, интервью с которой 15 июня опубликовал сайт Ratel.kz), и предложив «решить проблему».

По-видимому, он получил на это «добро» руководителей Павлодарского КНБ Нурсипатова и Зенова. Кстати, по нашей информации, первоначально он требовал не денег, а назначения каких-то людей на какие-то посты, а, получив отказ, назвал запрашиваемую сумму. Однако аким Бозумбаев, вместо того, чтобы заплатить, обратился с жалобой к председателю КНБ Казахстана Нуртаю Абыкаеву, чем смешал вымогателям все карты и вынудил срочно переиграть, то есть «раскрыть» дело, арестовав не подозревающего об изменении политической конъюнктуры Сулейменова, а заодно снабжающего его информацией старшего оперуполномоченного Южного отдела полиции УВД Павлодара (где было зарегистрировано изнасилование) Фархата Алиясова.

Сулейменов, очевидно, не ждал подвоха, так как, по нашим сведениям, получая вторую партию денег – очередные 50 тысяч долларов (50 он уже получил), заявил передавшему их близкому родственнику акима Данияру Ахметову, что они должны ему еще 80 тысяч – такова, мол, полная сумма за неразглашение, или, говоря его языком, «решение вопроса».

После ареста Сулейменову, по-видимому, объяснили ситуацию, пообещав «вытащить» его при первой же возможности, если он будет давать правильные показания. А правильные показания – это, во-первых, что сын акима к изнасилованию не причастен (а все это придумал сам Сулейменов и его подельники, уговорившие девушек записать «не соответствующие действительности» обращения к президенту, генпрокурору и главе МВД ради денег), а во-вторых, подтвердить, что организаторы вымогательства – редактор газеты «Версия» Ярослав Голышкин и чиновник Аскар Бахралинов (на которого местное руководство имело зуб, подозревая его в «сливе» компромата на предыдущего акима области Ерлана Арына, снятого с должности и судимого за коррупцию).

То есть Сулейменову надлежало «признаться», что вымогательством занимался не он сам и стоящая за ним чекистская верхушка, а некая ОПГ с его участием, возглавляемая чиновником и журналистом, что оправдывало препоручение дела КНБ.

«Данное обстоятельство (сведения о причастности Павлодарского департамента КНБ. – Прим. «Ферганы») позволяет сделать вывод о том, что орган уголовного преследования необъективно проводил расследование данного уголовного дела и намеренно, с целью поддержания своей репутации, придумал роль Бахралинову в совершении данного преступления», - заявил на суде адвокат Руслан Жанкобаев.

На одном из заседаний закрытого процесса, как нам стало известно, суд выслушивал объяснения Зенова, который утверждал, что, дескать, действовал по инструкциям. Были допрошены также аким Павлодара Булат Бакауов и его брат Марат Бакауов, через которых Сулейменов вполне открыто передавал свои требования главе региона. Вызывали ли в суд начальника ДКНБ Нуржана Нурсипатова, пока неизвестно.

Шантаж на потоке

Примечательно, что в статьях корреспондента павлодарской газеты «Время» Ольги Воронько не раз упоминалось, что Сулейменов промышлял вымогательством, но его не могли привлечь, потому что у него были «высокие покровители». Теперь, благодаря этому делу, стало известно, что это за «крыша».

Мимо своей темы Воронько не прошла и на сей раз, в статье, опубликованной в издании «Город Павлодар», она задалась вопросом, откуда у Сулейменова и его племянника, Алмаза Нурбаева, не занимавшихся по долгу службы никакими расследованиями, брался компромат.

По ее словам, Сулейменов еще до истории с Бозумбаевым рассылал анонимки с компроматом на бизнесменов и руководителей различных государственных структур, а его племянник Алмаз Нурбаев отправлял анонимные письма с компроматом на павлодарских руководителей разных уровней в Генпрокуратуру и администрацию президента. (Очевидно, не согласившихся заплатить. – Прим. «Ферганы».) В этих письмах подробно рассказывалось о том, с кем дружат и с кем враждуют их герои. В частности, описывалась дружба зампрокурора области Куата Артыкбаева с его сокурсником Ш., занимающимся коммерческой деятельностью.

«Ни они оба, ни замакима Павлодарского района Аскар Бахралинов, которого Нурбаев, выйдя из колонии, вдруг назвал автором анонимок, явно не тянут на людей, могущих вот так запросто иметь доступ к семейным тайнам не последних в регионе людей», - отметила О.Воронько.

«Значит, кто-то собирал конфиденциальную информацию об этих людях, чтобы в «нужный момент» вложить ее в уста Сулейменова с Нурбаевым. А если так, то выходит, что судебный процесс по делу о вымогательстве у акима Бозумбаева сделали закрытым вовсе не из-за его персоны, а из опасений, как бы информация о незаконной прослушке некоторых павлодарцев не выплыла наружу... А тут - адвокат Утбанов со своими сенсациями», - заключила она.

Алексей Волосевич

Международное информационное агентство «Фергана»

Статьи по теме:



  •  

    РЕКЛАМА

    «Фергана.Ру» в соцсетях

    Фото Центральной Азии