16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Строительство в Ташкенте: Несчастье замедленного действия

В Узбекистане любят объявлять о сдаче в канун праздников грандиозных сооружений, которые, как трубит правительственная программа «Ахборот», поражают своим великолепием, грандиозностью и еще бог весть чем. Но часто это так и хочется назвать показухой, поскольку сомнительное качество построенных объектов таит в себе будущие неприятности, если не сказать - несчастья, о чем в местных СМИ не найти ни слова. Например, детская площадка над скоростным туннелем возле столичного цирка стоит на весьма непрочных бетонных плитах, а газопровод на обводной дороге в Шайхантохурском районе проложен из труб полувековой давности и без регистрации в инспекции государственного архитектурно-строительного надзора (ГАСН). Но до «сюрпризов», к которым могут привести такие недостатки, никому нет дела, а инспектор ГАСН Бахром Ахмедов, отказавшийся подписать акты о приемке этих объектов, был не понят и в отместку за свою принципиальность уволен с работы - за полтора месяца до его законного выхода на пенсию.

Беседовать на тему неподписанных актов Бахром Базарович категорически отказался, объяснив тем, что сейчас он ведет судебную тяжбу по поводу своего незаконного увольнения и лишние проблемы ему не нужны. Документы по поводу сомнительных по качеству строек прислал в редакцию один из ташкентских чиновников - инкогнито, опасаясь потерять свою должность. Свое обращение к зарубежному СМИ объяснил такими словами: «Если что случится, меня потом совесть замучает: знал и молчал».

Главный специалист или стажер?

Давайте внимательно посмотрим документы, присланные в редакцию. Для начала приведем выдержку одной из жалоб Бахрома Ахмедова от 14 сентября 2015 года, практически полностью сохранив в ней стилистику автора:

«С 1 июля 2013 года по настоятельному приглашению я поступил на работу в инспекцию Госархстройнадзора г.Ташкента в качестве стажера главного специалиста по надзору СМР и автомобильных дорог, благоустройству и инженерных сетей, кем ранее работал с 1997 года по 2006 год. Основной причиной гонения меня со стороны руководства инспекции явилось то, что мною были выявлены грубые нарушения строительных норм и правил при строительстве объектов и от меня требовали подписывать акты рабочих и государственных комиссий с не устраненными отклонениями от нормативных требований.

Это объекты: газопровод под центральной дорогой по улице Г-50 в г.Ташкенте, выполненный из некондиционных труб диаметром 530 мм, что может послужить возникновению чрезвычайной ситуации, аналогично произошедшей 25 августа в Ташкентской области. И строительство тоннелей №1 и №2 на площади Хадра в г.Ташкенте, где выполнены перекрытия тоннелей из непроектных плит, которые предназначены для перекрытия жилых зданий».


Газопровод из старых труб проходит вдоль этих новостроек

Здесь, наверное, следует сделать одно пояснение. Как следует из других документов, Ахмедов раньше работал в ГАСН в должности главного специалиста. В июле 2013 года тоже был принят главным специалистом, но, по существующим правилам, числился стажером, пока не пройдет аттестацию. С проведением аттестации, судя по жалобам Бахрома Базаровича, его начальство почему-то тянуло, и в итоге она вообще не была проведена.

Пустота вместо монолита

С реконструкцией транспортной развязки на площади Хадра вновь назначенный инспектор Ахмедов столкнулся буквально с первых дней приема на работу. Ташкентцы хорошо знают два туннеля для проезда автомобилей, которые здесь были построены еще в 1970-х годах. Правда, тогда перекрытия туннелей были сделаны из прочных монолитных железобетонных плит. А при реконструкции их почему-то заменили на так называемые многопустотные железобетонные плиты. Это вызвало беспокойство главного специалиста ГАСН, который в соответствии с должностной инструкцией был вынужден принять необходимые меры.


Над этим скоростным туннелем и расположена детская площадка

Вот три предписания – №585, №586 и №597, - под которыми стоят подписи как Ахмедова, так и инспектора ГАСН У.Умарова, датированы 31 июля 2013 года и направлены в инжиниринговую компанию «Служба единого заказчика» городского хокимията (администрации), МО-13 (мостовой отряд) треста «Мостстрой» и государственное унитарное предприятие «ТошкентбошпланЛИТИ» (Ташкентский научно-исследовательский и проектный институт генерального плана).

Во всех трех документах - одинаковый текст. В нем говорится о том, что «плиты перекрытия железобетонные многопустотные» предназначены для отапливаемых помещений, а никак не для открытых площадей с «подстеливающим растительным слоем и оросительной системой для озеленения».

В итоге делается вывод: основная часть плит в течение года будет находиться во влажном состоянии. При попадании воды в пустотную часть в осеннее время при резких заморозках эту часть разорвет и произойдет разрушение плиты.


Одно из предписаний Б.Ахмедова

Исходя из этого, организациям, ответственным за строительство, предписывается приостановить работы, а главному инженеру проекта Г.Семенову срочно найти другое решение. Заодно в предписаниях выражается сомнение по поводу «эксперимента с пластмассовыми трубами, наполненными пенобетоном, предназначенными «для облегчения пролетного строения». И предлагается дать технологическую часть с пояснительной запиской о том, как будут работать используемые материалы при изменении температурного режима.

Скрытый «сюрприз» грозит трагедией

Такое предписание можно было бы объяснить излишней перестраховкой «стажера» ГАСН - ведь проектировщики далеко не простаки и знают, где и какие перекрытия устанавливать. Но тут есть маленький нюанс: прежде чем дать предписание, Ахмедов направил письмо по поводу пустотных плит в авторитетный институт «Узтяжпромпроект», откуда получил ответ, подписанный главным инженером Макаровым. В нем говорится, что применение многопустотных плит на объекте «Реконструкция транспортной развязки на площади Хадра» нецелесообразно по следующим причинам:

«Над плитой будет располагаться открытая площадка с тротуарами и поливными газонами. Надежность гидроизоляции над пустотной плитой на практике всегда вызывает сомнения, то есть со временем вода от дождя, снега, орошения газонов проникает в пустоты плиты и заполняет их. В зимний период вероятность замерзания воды в пустотах не исключена, так как плита находится на открытом воздухе. При замерзании вода расширяется в пустоте плиты, что приводит к разрушению и обрушению. Рекомендуется в таких случаях применять несущие конструкции - цельные, безпустотные».


В этом самом месте в Шайхантохурском районе Ташкента произошло ЧП с утечкой газа. За декоративным пластиковым заборчиком - жилые дома

Редакция «Ферганы» обратилась к одному из ташкентских строителей с просьбой пояснить простыми словами, к чему может привести эксперимент с пластиковыми трубами и многопустотными плитами на площади Хадра. Строитель оказался на стороне инспектора Ахмедова: «Пластик из-за воздействия температур со временем может потерять пластичность и стать хрупким, поэтому весьма сомнительно использование пластиковых труб в качестве несущей конструкции. Но эти трубы уложены в дальней части площади Хадра, где сейчас растут елочки, так что особого беспокойства не вызывают».

Чего нельзя сказать о том месте, где уложены многопустотные плиты, на которых стоит детская площадка, а под Новый год еще и устанавливают большую елку. Нагрузка довольно большая. Особенно учитывая тот факт, что пустоты в плитах со временем заполняются водой, а земля зимой промерзает на глубину до 70 сантиметров. Если плиты, действительно, разрушатся под воздействием погоды, то детская площадка вместе с елкой и детьми может рухнуть. Причем рухнет не в какой-нибудь подвал, где люди просто переломают руки и ноги, а на скоростную автомобильную трассу. Представляете, какая будет каша?

Строительство без регистрации и разрешения

Решить вопрос с пустотными плитами под детской площадкой, возможно, не трудно. Гораздо сложнее со вторым объектом, акт о приеме которого отказался подписать главный специалист ГАСН Бахром Ахмедов. Это - строительство обводной дороги в Шайхантахурском районе по улицам Чигатай, Дарбаза и Сарикасув от улицы Беруний до моста канала Анхор и улицы Хуршида.

В предписании №578 от 28 мая 2014 года, подписанном не только Ахмедовым, но и инспектором ГАСН М.Хакимовым, фамилия которого указана первой, говорится, что строительство объекта ведется без регистрации в инспекции ГАСН города Ташкента и без разрешения на производство строительно-монтажных работ.


Одно из предписаний Б.Ахмедова

Впрочем, как следует из других документов, у инспекторов ГАСН вызвало тревогу не столько строительство самой дороги без регистрации и разрешения, сколько прокладка под ее частью газопровода - недаром предписание адресовано акционерной компании «Узтрансгаз».

Трубы на участке этого трубопровода длиной 2,5 километра были установлены не новые, а бывшие в употреблении (б/у) - с демонтированного в области трубопровода «Урсатьевская-Фергана». В том, что газовые трубы пятидесятилетней давности используются повторно, ничего страшного нет - они находятся в изоляции, а газ, в отличие, например, от горячей воды, разрушающего воздействия на металл не оказывает. Тем более что специалистами ОАО «NAQLGAZMAXSUSQURILISH» была проведена отбраковка демонтированных труб, по поводу чего составлено соответствующее экспертное заключение. Но так ли хорошо была проведена эта отбраковка?


Детская площадка возле Ташкентского цирка стоит на непрочных плитах

Когда «устает» металл

Уже в августе 2014 года, когда трубопровод еще только прокладывался, на одном из его участков в районе махалли (квартала) «Кох-ота» случилось ЧП, связанное с просачиванием газа на поверхность. Рабочие ставили металлическое ограждение возле дороги и с удивлением увидели, как от искр газосварки загорелась трава. Были незамедлительно вызваны специалисты, в том числе и Бахром Ахмедов, которыми 11 августа был составлен акт о происшествии, где говорилось следующее: «При вскрытии грунта утечка газа исходила из подземной трубы Д=350х8,0 мм 1968-1970 года выпуска (со слов главного сварщика ОАО «NAQLGAZMAXSUSQURILISH» Ш.Ибрагимова). На основании заключения №7 по отбраковки труб б/у Д 530х8,0 мм. При визуальном осмотре предварительно выявлено, что причина утечки - образование микротрещин из-за усталости металла. Что послужило [причиной] к дальнейшему образованию свища. А при предварительном испытании привело к утечке.

Исходя из вышеизложенного требуется выполнить ряд мероприятий в установленном порядке: не допускать пуск газа без предварительных пневматических испытаний согласно действующим нормам и требованиям; провести испытание по всей трассе уложенного газопровода, при этом увеличить испытательное давление в Р=4,5 кг/см2 и соблюдать все меры безопасности, при этом усилить контроль за качеством проведения испытаний».


Акт по поводу ЧП на газопроводе в Шайхантохурском районе Ташкента

Надо отметить, что вышеописанная утечка произошла, когда газ не был под постоянным давлением. Если бы это случилось во время эксплуатации трубопровода, то, по мнению специалистов, при схожих обстоятельствах произошел бы взрыв, в результате которого образовалась бы воронка метров десять в диаметре. Так что рекомендованные специалистами мероприятия вряд были лишними.

Правда, судя по другим документам, их так и не провели. Иначе в подборке документов, присланных в редакцию, не оказался бы проект письма, подготовленный Ахмедовым от имени хокима (мэра) города Ташкента Рустама Усманова в адрес руководства АК «Узтрансгаз». Вот выдержка из этого письма: «Сложившееся положение говорит о том, что предварительная проверка труб б/у диаметром 530 мм выполнена некачественно. Исходя из вышеизложенного, обязываю с соблюдением всех мер безопасности выполнить и перепроверить каждый участок уложенного газопровода с испытанием на прочность и герметичность, составлением акта с заинтересованными организациями».


Проект письма в «Узтрансгаз»

Неизвестно, подписал ли это письмо хоким. Возможно, он его и в глаза не видел.

Суды тоже бывают с «сюрпризами»

Таковы сомнительные объекты, таящие в себе весьма неприятные «сюрпризы» для Ташкента, документы по которым отказался подписать инспектор Бахром Ахмедов. Но начальство не поощрило его за бдительность, напротив - стало всячески третировать. Это видно хотя бы по заявлению Ахмедова с просьбой отпустить его в трудовой отпуск, на котором стоит резолюция начальника ГАСН Тахира Файзиева, требующая (в переводе с узбекского языка) сначала подписать мост и газопровод. Дальнейшие заявления Бахрома Базаровича, касающиеся его безуспешных попыток уйти в отпуск, сопровождаются той же по смыслу резолюцией, что создает впечатление и давления, и шантажа одновременно.


Резолюция начальника ГАСН Тахира Файзиева на заявлении Бахрома Ахмедова об уходе в трудовой отпуск

На шантаж Бахром Ахмедов не поддался, в результате чего 26 декабря 2014 года был уволен из ГАСН под надуманным предлогом. Вероятно, акты о приемке транспортной развязки и обводной дороги надо было, кровь из носу, подписать до наступления нового года. Иначе с чего бы руководству инспекцией не подождать еще каких-то полтора месяца - 15 февраля 2015 года Ахмедов вступил в пенсионный возраст, и его можно было бы на законном основании, без всякого скандала, да еще и с почетом проводить на заслуженный отдых. И только потом брать на его место человека, который бы с легкостью подписал нужные бумажки.

Надо сказать, что за Бахрома Базаровича вступился Республиканский совет профессионального союза работников транспорта, дорожного и капитального строительства, строительной индустрии Узбекистана, который вместе с прокуратурой города Ташкента выступил истцом в суде в защиту прав незаконно уволенного инспектора ГАСН. Удивительно, но, несмотря на такую мощную поддержку, в первой инстанции процесс Ахмедовым был проигран - 18 мая 2015 года Шайхантохурский межрайонный суд по гражданским делам не удовлетворил иск этих авторитетных учреждений о восстановлении инспектора на работе.

Такое же решение приняла 11 сентября этого года и кассационная инстанция Ташкентского городского суда под председательством Ф.Ахатовой. В результате чего возмущенное руководство Республиканского совета профсоюзов написало заявление об отводе всего состава этой коллегии, заявив, что коллегия «относится к рассматриваемому делу предвзято и необъективно». Судебная тяжба по такому, казалось бы, предельно ясному делу длится до сих пор, что вызывает удивление у многих опытных юристов.


Заявление об отводе кассационной коллегии Ташкентского городского суда по гражданским делам, первая страница

При этом как судебные инстанции, так и организации, выступившие на стороне Ахмедова, в своих решениях, протестах, заявлениях и жалобах никак не акцентируют внимание на причинах увольнения инспектора ГАСН. Вопрос крутится только вокруг нарушений законодательства, которыми было обставлено это увольнение.

Нарушения, действительно, грубые. Но причины увольнения в этом процессе стоило бы поставить во главе угла. Тогда по поводу вполне вероятных трагедий на детской площадке или трубопроводе совесть мучила бы еще и судей.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»