11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Подробности «хлопкового дела» Дмитрия Тихонова

22 октября представители ангренской милиции наконец-таки разрешили адвокату узбекистанского правозащитника Дмитрия Тихонова ознакомиться с материалами административного дела, возбужденного в отношении её подзащитного по статье 183 «Мелкое хулиганство».

Три женщины, написавшие на него заявления, обвинили Тихонова в грубости и нецензурной брани в свой адрес. Правозащитник это отрицает и считает, что его дело связано с хлопковой кампанией и было инициировано, чтобы лишить его возможности отслеживать ситуацию с использованием детского и принудительного труда при сборе хлопка.

По данной статье ему грозит наказание в виде в виде штрафа в размере 3-5 минимальных размеров зарплаты или ареста до 15 суток, во время которого его могут избить, чтобы отбить охоту заниматься правозащитной и журналистской деятельностью. Известно, что 20 сентября в ангренской милиции его уже били.

В материалах дела содержится краткая характеристика на Дмитрия Тихонова, выданная махаллинским комитетом по месту его прописки. В ней говорится, что никакой общественной работой он не занимается. При этом тот же махаллинский комитет весной этого года по требованию участкового милиционера предоставил справку, в которой охарактеризовал Тихонова весьма положительно, в частности, как человека непьющего.

Женщины-заявительницы работают председателями махаллинских комитетов Ангрена. Махбуба Бижанова - комитета «Гузал», Гульнара Контуганская - комитета «Ёшлик», Шахринисо Юлдашева - комитета «Карвон».

Все три заявления написаны однотипно, по всей видимости, под диктовку. В них говорится, что Тихонов интересовался, куда они едут (дело было перед отправкой очередной колонны автобусов с жителями Ангрена на поля Букинского района Ташкентской области. – Прим. «Ферганы»), «наёмницы» ли они и за какую сумму можно нанять сборщика хлопка. На вопрос, кто он такой, Тихонов якобы не ответил, а начал грубить и нецензурно выражаться.

В своих заявлениях три «лидера общественных организаций» посчитали нужным указать, что сами они отправлялись на сбор хлопка добровольно. На самом же деле в день инцидента с Тихоновым они никуда не выезжали, а отправляли жителей махаллей, сотрудников махаллинских комитетов и хлопкоробов, нанятых вместо своих коллег, не пожелавших ехать на хлопок.

Так, Ш.Юлдашева написала, что отправляемые на работу в полях объяснили Тихонову, что хлопок – это наше богатство, и они добровольно едут его собирать. На что Тихонов якобы ответил «это ваша Родина, и хлопок собирай сама».

Г.Контуганская заявила, что «Узбекистан - моя Родина», и [поэтому] они едут помогать в сборе хлопка. После этого он (Тихонов. - Прим. «Ферганы») начал её оскорблять нецензурными словами и снимать на фотоаппарат с обещанием выложить фотографии в интернет, чтобы опозорить. При этом, уверяет Контуганская, продолжал оскорблять.

В заявлении М.Бижановой указывается, что они спросили Тихонова, что ему нужно, и сказали, что едут помочь Родине в сборе хлопка. И что ей, Бижановой, было очень неприятно.

Сам правозащитник считает эти заявления коллективной клеветой, положенной в основу сфабрикованного административного дела, имеющего заказной характер.

Документы для МОТ

Примечательно, что в своих заявлениях женщины пишут, что 19 сентября 2015 года городским хокимиятом Ангрена «был объявлен выезд на хлопок». Не осознавая того, они превратили свои заявления в документальные доказательства, способные заинтересовать мониторинговые группы Международной организации труда (МОТ), исследующие ситуацию с использованием принудительного труда при сборе хлопка в Узбекистане.

По сути, заявительницы в буквальном смысле слова подписались под словами о том, что ангренские власти выступают в роли организаторов кампании по сбору хлопка. Иными словами, государство и в этом году массово и системно мобилизовало граждан для работы на хлопковых полях, принудительный характер которой общеизвестен.

Символично и показательно, что в «хлопковом деле» Тихонова заявителями выступают не обычные люди, а исключительно председатели махаллинских комитетов. Это является живым примером деструктивной роли этих псевдообщественных организаций.

В соответствии с первым Национальным планом от 2008 года по реализации ратифицированных Конвенций МОТ, махаллинские комитеты должны осуществлять контроль по недопущению принудительного труда на территориях органов самоуправления граждан.

Вместо этого они, взяв на себя организаторскую роль, лжепатриотической риторикой и угрозами отказа в соцпособиях принуждают жителей махаллей отправляться на поля. Их так называемые «активисты» занимаются организованной травлей правозащитников, собирающих сведения о случаях использования принудительного труда, и, по сути, выполняющих правовую работу, которую обязаны выполнять они сами.

Статья 305 Административного кодекса Республики Узбекистан предписывает рассматривать административные дела по статье 183, которая инкриминируется Тихонову, в течение суток. В статье 282 того же кодекса указывается, что протокол с другими документами не позднее суток с момента совершения или обнаружения правонарушения направляется органу (должностному лицу), уполномоченному рассматривать дело.

Несмотря на это, дело в отношении правозащитника, возбужденное 19 или 20 сентября, не рассмотрено до сих пор. Хотя до 30 сентября Тихонов находился в Ангрене в поле зрения милиции. Как выяснилось, в эти дни за ним зачем-то следили.

В настоящее время в ангренской милиции ссылаются на статью 294 кодекса «Об административной ответственности», где говорится, что подозреваемый в правонарушении обязан присутствовать при рассмотрении его дела, если за это правонарушение предусмотрено наказание в виде ареста. Поэтому, если Тихонов будет уклоняться от суда, то он может быть подвергнут принудительному приводу.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА