12 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Фельетон: Осел - злостный нарушитель границы, или как поссорились Таджикистан с Узбекистаном

Два народа – таджики и узбеки – испокон веков жили бок о бок, без конфликтов и этнополитических противоречий. Даже при всех перегибах советской национальной и административно-территориальной политики рядовые таджики и узбеки по-прежнему жили и живут в согласии. Разные по этногенезу и языку, они, тем не менее, имеют схожую культуру, ментальность, традиции и обычаи, да и просто родственные связи.

Однако сегодня народы двух, уже суверенных, республик разделяет не только граница (причем, заминированная), но и визовый режим, отсутствие авиасообщения, а также непростые и неустойчивые политические отношения между властными элитами.

Воздвигнутые политиками искусственные барьеры, вся абсурдность возникающих на этой почве конфликтных ситуаций и их информационного нагнетания стали темой занимательного рассказа-фельетона таджикского писателя Кадыра Рустама. Его перевод на русский язык, любезно предоставленный автором «Фергане», публикуется впервые.

* * *

22 сентября 2003 года в 16 часов 23 минуты по местному времени бурый Осёл-шестилетка Садыка Абдурахимова, жителя селения Мугаб Варзинского района Таджикистана, неожиданно пересёк государственную границу и углубился на расстояние 67 метров вглубь территории соседнего Узбекистана.

Кадыр Рустам
Об авторе: Кадыр Рустам – талантливый таджикский писатель-прозаик, литературовед, публицист. Исследователь творчества Абу Абдулло Рудаки и автор нескольких книг, таких как сборник рассказов «Чайхана "Рохат"», «Рудаки, забывчивость, Чингисхан и осел», роман «Ноги и лица». Произведения Кадыра Рустама опубликованы в Таджикистане, Иране, Казахстане и других странах. Характерная черта его произведений – грустная ирония.
По информации Отдела внутренних дел Варзинского района, гражданин Садык Абудрахимов, 1951 года рождения, крестьянин, отец семерых детей, приложил немало усилий, чтобы помешать Ослу перейти границу, однако тот, несмотря на тяжелый груз и препятствие на своём пути в виде русла высохшей речки, поскакал во всю ослиную прыть. Он с легкостью преодолел препятствие, так что Абдурахимов не смог его догнать. Повелительным окрикам хозяина «стой! стой!» Осёл не повиновался и, не сдерживая бега, на той же скорости ворвался на территорию дружественной страны.

Неоднократные попытки гражданина Садыка Абдурахимова пройти на территорию соседнего государства с целью вернуть Осла оказались безуспешными. Группа в составе трех узбекских пограничников, оказавшихся там во время этого происшествия и, как выяснилось позже, пришедших с пограничного поста со всем своим табельным оружием на торжество по случаю достижения отцом одного из сослуживцев возраста пророка, не позволила Абдурахимову пересечь границу. А поскольку он настаивал и даже упорствовал, пограничники атаковали его. Один из них нанёс ему удар в грудь прикладом автомата Калашникова, в результате чего Абдурахимов, потеряв равновесие, упал спиной на землю, а на его груди образовалась гематома, о чем свидетельствует справка, выданная районной поликлиникой и подтверждённая центральной больницей района Варзин.

Эта травма, ставшая причиной госпитализации Абдурахимова в центральную районную больницу, в то же время помогла ему остаться на свободе, ибо через два дня прокуратура района Пахтакор Узбекистана вынесла решение арестовать хозяина Осла. И ранним утром 24 сентября несколько узбекских полицейских и пограничников, войдя без разрешения на территорию Таджикистана с целью задержать Абдурахимова, обыскали сначала его дом, потом дом брата в селении Мугаб, но, не обнаружив его, воротились назад.

Сразу после этого отдел внутренних дел Варзинского района направил письмо в адрес пограничных войск Узбекистана с просьбой вернуть Осла в Таджикистан, заверяя, что в его действиях не было никаких враждебных намерений против Узбекистана и его братского народа, что поступки Осла носили исключительно хулиганский характер и явились ответом на донесшийся до его слуха с территории Узбекистана рёв Ослицы, а также следствием его невежества и невоспитанности – качеств, присущих ослиной природе вообще. «Мы уверены, - говорилось в письме, - что подобный хулиганский поступок со стороны глупого Осла не может нанести удар по основам многовековой братской дружбы таджикского и узбекского народов, фундамент которой заложили великие поэты-гуманисты Абдурахман Джами и Алишер Навои».

Узбекская сторона, получив это послание, три дня хранила молчание, а на четвёртый день государственный телевизионный канал этой страны распространил совместное заявление командования пограничных войск и генеральной прокуратуры республики. Командование пограничных войск и генеральная прокуратура Узбекистана обвинили лично Осла и в целом таджикскую сторону в умышленном нарушении границы с целью совершения страшного террористического акта и добавили, что, так как Осёл был перевозчиком взрывчатых веществ, то он, очевидно, имел намерение броситься на школу и взорвать её. А в школе селения Тупаланг Пахтакорского района в это самое время, то есть в 16 часов 23 минуты по местному времени, были заняты учебой 15 учителей и 182 ученика второй смены, и такое намерение, имевшее преступные и враждебные цели, могло многим нанести увечья и привести как минимум к десяткам жертв.

Самонадеянный Осёл, на спине которого под дровами было спрятано взрывчатое вещество, подчёркивалось в заявлении, так быстро бежал, что сержант пограничной службы Геннадий Хидоятов, первым заметивший Осла, несмотря на настойчивость, не смог его догнать и вынужден был открыть по нему стрельбу из автомата, ибо тот, игнорируя приказ сержанта остановиться, продолжал бежать.

Одна из пуль, пронзив насквозь три полена в связке дров на спине Осла, попала в ограду Юлдаша Менглиева, жителя селения Тупаланг, но, к сожалению, самому Ослу вреда не нанесла. Однако и после этого тот даже не подумал остановиться. К счастью, Ослица, привязанная позади двора упомянутого Юлдаша Менглиева, натянув веревку, которой были спутаны её ноги, вышла на дорогу и преградила путь врагу. Осёл же, заметив намерение помешать реализации его нечистых замыслов, пришел в негодование, набросился на Ослицу и вцепился зубами в её загривок и бедро, что зафиксировано в справке, выданной Управлением ветеринарной службы Пахтакорского района. Из нее следует, что установлено наличие следов трёх зубов Осла на загривке и двух зубов на бедре Ослицы, и что глубина двух зубов на загривке составляет 1,5 сантиметра, а третьего – 1,3 сантиметра, глубина же одного зуба на бедре – 8 миллиметров, а другого – 6,5 миллиметров. В это мгновение пограничники, наконец, настигли Осла и задержали его с помощью жителей селения Тупаланг.

Корреспондент интернет-портала «Таш.уз» подробно осветил это событие. Согласно его информации, Осёл прошел обучение диверсионным действиям в специальном лагере для террористов в пакистанском Вазиристане и два года тому назад был внедрён на территорию Таджикистана в пограничный с Узбекистаном район. Там он временно находился в ожидании удобного случая в доме жителя селения Мугаб Садыка Абдурахимова, в прошлом – боевика в рядах таджикской оппозиции, а ныне – сотрудника сил безопасности Таджикистана. «Таш.уз», со слов жителей селения Тупаланг, пишет, что они не раз замечали Осла близ пограничной линии двух государств. Он частенько пристально всматривался в территорию Узбекистана, и они до самого этого события полагали, что, так как Таджикистан страдает от нехватки травы и овса, то полуголодный Осёл, мечтая о сытой жизни, только и ждал удобного случая отвести глаза своему хозяину и пограничникам, чтобы совершить побег в Узбекистан. Это же информационное агентство со ссылкой на источник в спецслужбах Узбекистана сообщило, что обследование Осла показало: ровно за день до происшедших событий два его передних копыта были заново подкованы, и это действие также свидетельствует о серьёзности намерений службы контрразведки соседнего государства.

Однако корреспондент душанбинского еженедельника «Халк», срочно откомандированный в Варзин и Мугаб, писал, что причиной несанкционированного захода Осла на территорию Узбекистана является не что иное, как безмерная и безумная любовь Осла к Ослице. Он опубликовал любопытные сведения из биографии Осла. В частности сообщалось, что Осёл не только ни разу не был в Афганистане или Пакистане, но и не видел этих стран даже издалека. Этот незадачливый Осёл, которого сегодня обвиняют в терроризме, никогда не видел ничего, кроме гор и долин двух селений – Тупаланга в Узбекистане, где он явился на свет и провёл своё детство, и Мугаба в Таджикистане, где он вырос и достиг совершеннолетия и зрелости. Да и вообще никакого отношения к политике он не имеет. Корреспондент еженедельника «Халк», навестивший в больнице Садыка Абдурахимова и побеседовавший с ним, написал со слов последнего, что своего Осла мугабец купил у жителя селения Тупаланг Алишера Тугайбаева, с которым мугабца связывает давняя дружба. Еженедельник сообщил также, что, по свидетельству жителей деревни Мугаб, в прежние годы, еще до того, как пограничные войска Узбекистана разрушили мостки над руслом высохшей речки, соединявшие два этих селения – таджикский Мугаб и узбекский Тупаланг, Ослица трижды навещала в Таджикистане Осла, но таджикская сторона ни разу не трактовала это как злонамеренное нарушение границы. Напротив, жители Мугаба сами дважды переправляли Ослицу через эти мостки в сторону Тупаланга, а однажды в Мугаб самолично явился хозяин Ослицы и увёл её домой. В результате тупалангская Ослица произвела на свет двух ослят от мугабского Осла, приумножив тем самым достояние своего владельца и в целом Узбекистана.

Еженедельник вдобавок призвал граждан Таджикистана не проявлять равнодушия к судьбе Осла и подать голос в защиту его свободы, но народ и в этот раз не прислушался к призыву, ибо все были заняты поисками хлеба насущного. Лишь несколько независимых газет, не переставая, били тревогу. И только неделю спустя, когда неправительственные СМИ обвинили государственные учреждения своей страны в трусливом молчании и безразличии к национальным интересам, командование пограничных войск Таджикистана вынуждено было распространить ответную ноту. В этом документе совместное заявление командования пограничных войск и генеральной прокуратуры соседней страны было объявлено необоснованным.

В ноте, в частности, говорилось: то, что официальные структуры Узбекистана произвольно истолковали как «взрывчатое вещество», было на самом деле бутылкой керосина, которую Садык Абдурахимов принёс в свой дом из хозяйственной пристройки, чтобы использовать его в качестве топлива в зимнюю пору, когда – в том числе по вине Узбекистана, беспричинно противодействующего строительству электростанций в Таджикистане,– многие населённые пункты этой страны страдают от недостатка энергии. Выдумкой, противоречащей здравому смыслу, является также утверждение, будто глиняное здание школы может взорваться от литровой бутылки керосина и одной ослиной поклажи сырых дров.

Командование пограничных войск Таджикистана считает, что все эти происки и интриги – дело рук отдельных группировок в Узбекистане, преследующих цель спровоцировать беспорядки в Центральной Азии, отвлечь внимание мирового сообщества от острейших вопросов экологии и подрубить корни вечнозелёного древа дружбы между таджикским и узбекским народами. И не исключено, что сами эти группировки вероломно завлекли бедного Осла на территорию Узбекистана, использовав для этого Ослицу.

После публикации этой ноты узбекская сторона немедленно закрыла свою границу с Таджикистаном и приняла решение подвергать тщательному досмотру грузовые поезда, следующие из соседней страны.

В ответ на это таджикская сторона изъяла из торговых точек и базаров товары узбекистанских производителей и прекратила выдачу въездных виз студентам-заочникам, обучающимся в душанбинских вузах.

В свою очередь, Узбекистан выстроил вдоль границы с Таджикистаном свои вооруженные силы и на протяжении недели проводил военные учения, разгромив в итоге «международные группировки вооруженных до зубов исламских террористов, внедрившихся в Узбекистан с территории Таджикистана».

Министерство промышленности и энергетики Таджикистана объявило о строительстве двух крупнейших заводов – алюминиевого в Шахритусе и цементного в Спитамене с участием предприятий Гватемалы и Бельгии.

Узбекистан переселил вглубь своей территории таджикское население нескольких деревень, расположенных вдоль границы с Таджикистаном, опасаясь возможной помощи таджиков террористическим группировкам.

Акционерное общество «Барки точик» заявило, что, по причине долгой и суровой зимы, а также препятствий, чинимых Узбекистаном в получении туркменской электроэнергии, оно вынуждено впредь экономно расходовать воду Нурекского и Кайраккумского водохранилищ, вследствие чего придется в весеннюю и летнюю пору накапливать как можно больше воды в двух этих водоёмах и, следовательно, объем стока воды из них по сравнению с предыдущими годами сократится.

Спустя двое суток после публикации этого заявления, на рассвете, примерно через полчаса после утренней молитвы, Садык Абдурахимов услышал знакомый рёв и, спешно надев калоши, выбежал за ворота, где увидел своего драгоценного Осла. Тут у него от избытка чувств хлынули слёзы из глаз, ибо он потерял всякую надежду когда-нибудь вновь увидеть своего любимца. Осёл был всё тот же Осёл, с тем же седлом, той же сбруей, той же подпругой, правда, сильно исхудавший и с несколько отвисшими ушами, которые прежде стояли торчком, только исчезли дрова с его спины и бутылка с керосином из подхвостника. Садык Абдурахимов протянул руки ладонями вверх и, поманив Осла, произнёс: «иди ко мне, иди ко мне» - и, как только Осёл смело шагнул к нему, схватил его за загривок и потащил в хлев. Здесь он снял вьючное седло с Осла, привязал его к яслям, почесал ему спину, погладил голову и шею. Затем снял плётку, висевшую над головой, и дважды крепко ударил ею Осла по спине. «Сукин ты сын, – с горечью произнес он, – всю долгую зиму мне пришлось из-за тебя ходить по соседям и просить у них осла, чтобы возить воду».

Потом вышел и вернулся с лоханью, полной ячменя, поставил её перед Ослом и, увидев, как тот жадно набросился на еду, промолвил: «Конечно, это не твоя вина, но что же делать, если моих сил не хватает на мерзавцев, которые задержали тебя и обрекли на мучения меня!».

Кадыр Рустам

Перевод с фарси-таджикского Хуршеды Даврондухт

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА