25 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Узбекистан: В Ташкенте под угрозой разрушения дом Галины Пугаченковой

На протяжении шести с половиной лет семья Галины Пугаченковой, выдающегося археолога и искусствоведа, ведет борьбу за свой частный дом, в котором стены трещат по швам: на месте соседского дома индусский бизнесмен вопреки всем строительным нормам и не получив согласия соседей, решил возвести двухэтажный особняк, для чего уже вырыл большой котлован. Куда только ни обращались сын Пугаченковой, 74-летний инвалид по зрению первой группы, и его супруга – всё без толку: в октябре нынешнего года, объявленного в Узбекистане Годом внимания и заботы о старшем поколении и года 100-летнего юбилея Пугаченковой, строительные работы, приостановленные было ранее, с ярым рвением возобновились. «Кто за всем этим стоит?» - вопрошают сегодня члены семьи великого ученого.

Хитроумный индус

История эта началась в 2009 году, через два года после смерти Пугаченковой. Половину домостроения, имеющую общую крышу с жильем собеседников «Ферганы»: Ростислава Сосновского, сына ученой от ее первого брака, и его жены Елены Культиасовой – в 2007 года приобрел гражданин Индии, некто Джайбир Сингх. Спустя два года иностранец на своей территории приступил к строительству двухэтажной частной клиники. Судя по плану, у клиники будут глубокие подвальные помещения и мансарда, то есть фактически три этажа.

Изначально Сингх никаких разрешений на строительство, а также согласия на это сопредельных соседей не имел. Поэтому в конце мая 2009 года районное Бюро технической инвентаризации (БТИ) выдало индусу предписание о приостановке строительства.

Однако строительные работы продолжились. Была снесена часть домостроения Сингха, так что бывшие внутренние стены дома Сосновского стали внешними, и вплотную к соседям вырыт трехметровый котлован. Хотя строительные нормы запрещают нахождение фундамента глубокого залегания ближе двух с половиной метров от других построек. При этом была повреждена труба городской канализации дома Сосновского, а стены этой исторической постройки пошли многочисленными, местами сквозными, трещинами.


Трещины в стене дома Галины Пугаченковой

Через неделю Сингх получил повторное предписание БТИ. А в конце июля 2009 года в суде по административным делам Мирабадского района города Ташкента состоялось разбирательство, инициированное БТИ, в ходе которого, как сказано в письме Сосновскому из ГУП «Служба землеустройства и кадастра недвижимости г.Ташкента», «с господином Д.Сингх проведена беседа, разъяснены законоположения республики Узбекистан и вручено административное предписание о приостановлении строительных работ. […] Решением Мирабадского суда Д.Сингх был предупрежден». Предупреждение это выразилось в штрафе, размер которого неизвестен. Строительство действительно приостановилось, и надолго.

Хитростью и обманом…

Мемориальная доска на доме Галины Пугаченковой
Как вытекает из письма аппарата хокима (главы администрации) Мирабадского района, присланного Сосновскому, по Положению об индивидуальном жилищном строительстве застройщику, помимо заявления на имя хокима, копии юридического документа на дом, справки Главного архитектурно-планировочного управлении Ташкента (ГлавАПУ) о ненахождении дома в зоне сноса, проекта нового строительства, согласованного в Главном управлении архитектуры и строительства, необходимо представить письменные согласия всех сопредельных соседей, заверенные в махаллинском комитете (органе самоуправления граждан).

Неизвестно, как у Сингха обстояло дело с другими документами, но письменных согласий от сопредельных соседей у него не было, и он решил заполучить их обманом: прораб строительной организации сказал им, что домостроение будет двухэтажным с учетом подвальных помещений, то есть над землей будет возвышаться только один этаж. При этом он показал план, который, как выяснилось впоследствии, оказался планом другого дома. На такой вариант соседние домовладельцы согласились и подписали разрешение на строительство.

Когда вскоре выяснилось, что их обманули, соседи потребовали у прораба, а позже у Сингха свои расписки обратно, но так их и не получили. При этом индус заявил им, что «клинику все равно построит – сначала как жилое домостроение, которое потом переведет в нежилое».

И вот 7 октября 2015 года строительство особняка возобновилось, о чем Елена Культиасова в тот же день направила письменную жалобу в Инспекцию по регистрации субъектов предпринимательства при хокимияте (администрации) Мирабадского района. И буквально через несколько дней получила ответ, подписанный начальником этой инспекции Д.С.Абидовым:

«…На основании заявления гр.Джайбира Сингха от 30.04.2014 года Инспекцией по регистрации субъектов предпринимательства Мирабадского района в соответствии с Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан №184 от 2 июля 2009 года согласно утвержденного проекта дано разрешение на строительство двухэтажного дома по адресу ул. Мироншох дом №140».

За последние шесть с половиной лет семья Пугаченковой обращалась с письменными заявлениями во многие инстанции, включая аппарат хокима Мирабадского района и аппарат президента Узбекистана, но всё оказалось без толку. На днях Культиасова отнесла подобную жалобу в городскую прокуратуру, а также в городское БТИ. В последнем учреждении даже услышала возмущенное: да как такое возможно, какое этот Сингх имел право?..

А между тем строительство особняка идет полным ходом: на днях туда завезли арматуру и бетономешалку.


Разрытый котлован возле дома Галины Пугаченковой

Сохранится ли дом Пугаченковой?

По словам Сосновского, если клиника все-таки будет построена, из окон её второго этажа, как на ладони, будут просматриваться участки соседок, являющихся правоверными мусульманками. Но более всего от строительства пострадает его семья.

«Большой дом, построенный вплотную к нашему дому, которому более пятидесяти лет, приведет к просадке почвы, и он может просто обрушиться, - говорит Сосновский. – Наш участок превратится в ущелье, так как по соседству уже существует высокое здание (Институт искусств. - Прим. авт.). В результате всего этого оценочная стоимость нашего дома с участком существенно упадет».


Трещины в стене дома Галины Пугаченковой

К слову, дом Сосновского, кроме того что в нем последние три года своей жизни провела Пугаченкова, примечателен еще и тем, что здесь находится её мемориальный кабинет, в котором она продолжала работать до последних дней своей жизни. Именно одна из стен этого кабинета граничила с уже сломанной стеной дома Сингха, и подвергается постоянному разрушению.

В этом же доме хранится весь более чем 400-томный архив Пугаченковой, содержащий описания великого множества археологических исследований, а также находится уникальная антикварная мебель, включая высокое напольное зеркало XVIII века, из коллекции второго мужа ученой – не менее известного археолога Михаила Массона…


Ростислав Сосновский и Елена Культиасова

«Высокомерное, презрительное отношение к жителям и полная безнаказанность Сингха вызывает недоумение, - продолжает Сосновский. - Является ли это следствием того, что он принадлежит к элитной касте, связано ли это с его моральными качествами, а также с тем, что за ним кто-то стоит?»

Справка «Ферганы»

Галина Анатольевна Пугаченкова (07.02.1915 – 16.02.2007) – выдающийся ученый, доктор искусствознания, профессор, заслуженный деятель науки Узбекской ССР, академик Академии наук Узбекистана, почетный доктор четырех зарубежных научных центров, лауреат государственных премий республики Узбекистан, кавалер высших орденов СССР, Узбекистана и Франции. Похоронена на Домбрабадском кладбище г.Ташкента рядом со своим мужем – академиком Михаилом Массоном.

Сид Янышев

Международное информационное агентство «Фергана»

 


 

РЕКЛАМА