17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Мурада Джураева освободили просто потому, что не продлили срок

Освобождение известного узбекского политика, бывшего депутата парламента страны Мурада Джураева, отсидевшего в тюрьме 21 год, стало неожиданностью для многих наблюдателей. Появилась версия о том, что на узбекские власти, решившие выпустить оппонента из заключения, надавили США в лице государственного секретаря. Есть и другая версия. По мнению как минимум двоих известных правозащитников, занимающихся Центральной Азией, роль Соединенных Штатов тут не так велика, а Джон Керри во время своего визита никаких имен политических заключенных не называл.

Комментирует Стив Свердлоу (Steve Swerdlow), представитель по Центральной Азии международной правозащитной организации Human Rights Watch.

- Во-первых, хочу передать наши сердечные поздравления Мураду Джураеву и его родным. Мы очень долго ждали этого дня и очень рады, что он наконец-то дома, с семьей, с которой он не мог по-человечески общаться в течение двадцати одного года.

Мне кажется, что его освобождение связано с целым рядом факторов. Сработало сочетание усилий разных организаций и правительств. История Мурада Джураева уникальна, у него за плечами – один из самых длительных тюремных сроков, которые назначаются политическим заключенным в мире. И был долгий период, когда о деле Мурада Джураева словно «забыли»: прошла волна арестов после андижанских событий, и внимание тех, кто занимается Узбекистаном. переключилось на преследования правозащитников, журналистов, так называемых «хизбутчиков». О Джураеве, который был одной из первых жертв каримовских репрессий, не вспоминали.

Стив Свердлоу
Но что-то изменилось два года назад, когда правозащитники обратили внимание именно на практику продления сроков политзаключенным и начали громко об этом говорить. Мураду Джураеву, Мухаммаду Бекжану на самых абсурдных основаниях (например, неправильно чистил морковку на тюремной кухне или не так, как нужно, убрал в своей камере) добавляли сроки за нарушение тюремного режима. Мы начали документировать этот феномен, фиксировать эту практику продления сроков произвольным образом, когда заключенному накануне освобождения добавляли три года, пять лет… Это уникальная практика в мире, очень жестокая. Азаму Фармонову, Мухаммаду Бекжанову. Мураду Джураеву, Ганихону Маматханову, Азаму Фармонову - всем добавляли по пять лет (по данным HRW, «по меньшей мере, одиннадцати заключенным произвольно добавляли срок в период отбывания наказания на основании неопубликованных, неконкретных и неоправданно широких «нарушений правил внутреннего распорядка». Нескольким срок добавляли неоднократно, одному осужденному – четырежды»; подробнее — здесь. Прим. «Ферганы»).

Джураеву срок продлевали четыре раза, мы не знаем другого подобного дела – это именно ему добавили срок за то, что он «неправильно чистил морковь». Дело Джураева было настолько ужасным, что уже начало бить по репутации страны. Наверное, Джураев бы вышел намного раньше, если бы Каримов лично не испытывал к нему таких сильных чувств. Джураев был мэром маленького города Мубарек, и он очень ярко и активно выступил в парламенте, будучи депутатом, протестуя против укрепления единовластия Каримова. Мне кажется, что именно за это президент его очень долго не прощал.

В сентябре Международная правозащитная организация Human Righs Watch выпустила доклад, в котором акцентировала эту практику произвольного добавления сроков на абсурдных основаниях. После этого Евросоюз поднял этот вопрос во время диалога по правам человека с правительством Узбекистана в октябре прошлого года, «Международная Амнистия» стала об этом говорить, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» тоже начала обращать на эту проблему много внимания. И все это и заставило Госдепартамент США заняться этим вопросом.

Но я бы не стал придавать слишком большого значения визиту Госсекретаря США Джона Керри в Центральную Азию. Нужно понимать, что Джураев полностью отсидел свой срок, - просто ему в пятый раз не стали его продлевать. И насколько же ужасна в Узбекистане ситуация с правами человека, если мы так радуемся тому, чего они не сделали!

И если видеть в этом ответ на визит Керри – то это не такой уж и большой знак уважения к Вашингтону. Джураева не освободили досрочно. И никого в этот раз не освободили.

- Как вам кажется, кто может быть следующим освобожденным? Или кому не будут продлевать срок?

- Мы, конечно, призываем президента Каримова и правительство Узбекистана освободить всех, кто сидит по политическим и религиозным статьям, - это тысячи людей, предположительно от семи до двенадцати тысяч. Последнее громкое освобождение было в феврале этого года: досрочно вышел на свободу Хайрулло Хамидов, журналист и религиозный деятель. И каждый раз, когда кто-то выходит, возникает человеческая надежда, что начинается новая политика, что вот-вот выйдут и другие. Но ничего не последовало. Не нужно надеяться, что Каримов сейчас всех освободит. И Джураев не вышел досрочно - просто ему срок не накинули.

Конечно, лучше всего для правительства Узбекистана было бы вести себя в соответствии с принятыми на себя обязательствами и освободить людей, которые не должны сидеть в тюрьмах.

Во время поездки Джона Керри в Самарканд им и пятью министрами иностранных дел стран Центральной Азии была подписана так называемая «Самаркандская декларация», где страны заявили, что поддерживают друг друга в борьбе с экстремизмом, заинтересованы в сохранении покоя в регионе, а в самом последнем пункте говорится, что они обязуются выполнять свои обязательства по защите прав человека, развивать демократические институты и практики, укреплять гражданское общества на основе уважения признанных норм и принципов международного права, в том числе Устава ООН, Всеобщей декларации прав человека, Декларации о принципах международного права и Хельсинкской декларации.

И если Каримов, действительно, готов выполнять Самаркандскую декларацию, то он должен провести реформы, и мы надеемся, что визит Керри не закончится только символическими жестами и красивыми словами.

Гражданка Узбекистана, руководитель базирующейся во Франции Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева считает, что «Джон Керри здесь ни при чем».

Надежда Атаева
Надежда Атаева
- В последние дни некоторые правозащитники и СМИ приписывают государственному секретарю США Джону Керри огромную роль в освобождении политзаключенного, бывшего депутата парламента Узбекистана Мурада Джураева, которого мы от всей души поздравляем с этим долгожданным событием.

ОПЧУ «Эзгулик» и журналисты радио «Свобода» связали выход Мурада Джураева на свободу с визитом госсекретаря США Керри. У меня возникло ощущение большой несправедливости, так как дата выхода его на свободу была известна еще в октябре 2015 года. Сотрудник администрации колонии сказал супруге Джураева, чтобы она приехала за ним 12 ноября. И поставил условие: молчать об этом. Под большим секретом правозащитники узнали о дате освобождения Мурада Джураева за месяц до визита Джона Керри. Не согласна и с теми, кто называет освобождение Мурада Джураева «гуманным актом». Ведь, к сожалению, бывший депутат Мурад Джураев отбыл в заключении 21 год - все назначенные ему пять сроков, четыре из которых ему продлили по абсурдным обвинениям.

Стоит напомнить, что о предстоящем визите Джона Керри в Центральную Азию общественность узнала буквально лишь за несколько дней до него. И объявили об этом только после многочисленных запросов правозащитников.

В Узбекистане - наибольшее количество политзаключенных на всем постсоветском пространстве. С 2005 года продолжаются планомерный разгром правозащитного движения и системные преследования независимых журналистов. Поэтому оставшиеся на свободе общественные активисты обоснованно опасаются ареста или принудительного лечения в психиатрической клинике. И в этих условиях небольшая группа смельчаков продолжает мониторинг в области прав человека, хотя власти устраивают поджоги их домов, постоянно вторгаются в их личное пространство и ограничивают право на передвижение. С 2004 года деятельность независимых общественных активистов в Узбекистане не может легально финансироваться.

И вот визит Керри. Мы все ждали, что он даст шанс на освобождение заключенных активистов гражданского общества и что госсекретарь точно поднимет вопрос аккредитации HRW. Также мы не сомневались в том, что Джон Керри не оставит правозащитников и журналистов без моральной поддержки, что с ними встретится хоть кто-то из его ассистентов.

Но Керри встретился только с диктатором Каримовым, причем за закрытыми дверями. Как заявил официальный Ташкент, в Самарканде прошла встреча с активистами гражданского общества. Но кто они и о чем шла речь во время этой встречи — неизвестно. Получается, что госсекретарь Керри стал теперь и с активистами встречаться за закрытыми дверями?

Во время визита Керри отнесся к Каримову с удивительной сентиментальностью и никак публично не поддержал общественных активистов, преследуемых за их деятельность. Он не назвал имя хотя бы одного узбекского политзаключенного. В соцсетях и СМИ после встречи появились только восторженные высказывания Керри о Самарканде и результатах переговоров с Каримовым. Что так впечатлило госсекретаря США - неизвестно. Один из самых позорных моментов визита Джона Керри - когда его охранники вытолкали американскую журналистку Кэрол Морелло, задавшую вопрос о правах человека. Все последующие извинения ассистентов Керри уже не имеют значения: мы видим, как госсекретарь США в присутствии диктатора, приказавшего стрелять собственный народ в Андижане, позволил оскорбить корреспондента уважаемого американского издания Washington Post.

Кто же все последние годы добивался освобождения Мурада Джураева? Очень многие.

С мая 2015 года на основании регулярных запросов правозащитных организаций: «Amnesty International», «АСАТ-France», IPHR, HRW, AHRCA, «Freedom House», UGF, ОПЧУ «Эзгулик» и многих других (извините, если кого-то не назвала) члены подкомиссии по правам человека Европарламента и многие дипломаты стран ЕС и США поднимали перед узбекским правительством вопрос о деле Мурада Джураева. Наблюдение за делом Мурада Джураева постоянно ведется последние 4 года, начиная с визита в 2012 году в Узбекистан тогдашнего верховного представителя ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон. На встрече с правозащитниками она пообещала, что будет постоянно следить за делами узников: Мурада Джураева, Мухаммада Бекжана, Исроила Холдарова, Азама Фармонова и др.

После этого все они получили новые сроки заключения по статье 221 Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания». Однако госпожа Кэтрин Эштон этого не заметила.

Практически на всех заседаниях ЕС в рамках диалога по правам человека поднимался вопрос о политзаключенных. В этом списке всегда было имя Мурада Джураева, потому что он побил все рекорды по срокам заключения и тяжести условий содержания.

Он держался благодаря своей супруге Холбике Джураевой, которая все эти годы продолжала его поддерживать. После возвращения из колонии она приезжала к своей подруге Дилором Исхаковой. В ответ на вопрос Дилором: «Как Вы?» у нее начиналась истерика и продолжалась до приезда скорой помощи и успокоительного укола. Однажды мне довелось услышать ее горькие жалобы по телефону. И все эти годы Дилором Исхакова поддерживала эту семью. В Евросоюзе и ООН она со слезами на глазах говорила о судьбе Мурада Джураева и просила его спасти. И вместе с ней Ёдгор Обид, Исмаил Дададжанов, Мухаммад Салих, Талиб Якубов и Пулат Ахунов не давали общественности забывать о Мураде Джураеве. Каждый из них писал и говорил о нём, так как они знали его лично.

За 21 год Мурад Джураев стал символом гражданского общества. Во время диалогов по правам человека дипломаты произносили его имя с большой осторожностью, потому что диктатор Каримов объявил его личным врагом. Вот и госсекретарь Керри тоже не решился публично назвать имя Джураева. А жаль, ведь любое публичное упоминание политзаключенных дает моральную поддержку не только им, но и тем, кто добивается их свободы.

В июле 2015 года члены Комитета ООН по правам человека на 114-й сессии неоднократно называли имена Мурада Джураева, Мухаммада Бекжана, Азама Фармонова, Дильмурада Саийда, Фахриддина Тиллаева, Нуриддина Джуманиязова и многих других. И члены узбекской делегации явно чувствовали, что судьба этих людей нам всем небезразлична, потому что они даже за решеткой продолжают защищать фундаментальные принципы прав и свобод человека.

Каждый день из Узбекистана приходят тревожные сообщения от правозащитников, которые рискуют жизнью, чтобы распространять информацию, которую узбекские власти хотят скрыть от международной общественности. И очень важно, чтобы представители демократического сообщества оказывали им внимание и моральную поддержку.

Мурад Джураев уже находится в кругу семьи. Ему придется еще долго восстанавливать здоровье. В заключении остается еще много политзаключенных. Среди них инвалиды, тяжело больные и престарелые люди. Будет ли их судьба обсуждаться в ноябре во время предстоящего диалога по правам человека в Евросоюзе? Ведь эти диалоги уже много лет проводятся также без участия активистов гражданского общества и за закрытыми дверями.

На самом деле, общественности важно знать, какие вопросы обсуждаются во время таких встреч. Граждане Узбекистана вправе знать: решается ли вопрос возобновления миссии Международного Комитета Красного Креста в Узбекистане по программе посещения лиц, содержащихся под стражей; выполняются ли замечания Комитета ООН против пыток; когда допустит Узбекистан Специальных докладчиков ООН; будет ли вводиться ограничение на поставку всех форм военной помощи и санкции в отношении лиц, причастных к преступлениям против человечности.

13 ноября Госдепартемент США в кратком пресс-релизе приветствовал освобождение Мурада Джураева. Действительно, это важное событие в истории развития гражданского общества Узбекистана. Как важно и то, что есть в США сенатор Бенджамин Кардин (Benjamin Cardin). У него есть время и желание при каждом удобном случае выражать обеспокоенность судьбой узбекских политзаключенных, не оглядываясь на диктатора Ислама Каримова.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • Новости партнеров