25 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Ташкентского правозащитника раздели догола на границе, а теперь «шьют» ему дело

Эта почти детективная, а хотелось бы надеяться, фарсовая история произошла 26 ноября на КПП «Навои». Ташкентский правозащитник Владимир Хусаинов, направлявшийся из Казахстана домой и благополучно миновавший казахский пропускной пункт, приблизился к зданию, в котором располагается пограничный и таможенный контроль Узбекистана.

Перед входом в это здание правозащитник увидел большую толпу людей, которой руководил узбекский пограничник с номерным знаком № F5-071. Более всего Хусаинова удивило, что тот строил граждан по половому признаку в две очереди – одну для мужчин, другую для женщин.

«Это было бы понятно где-нибудь в Иране или Саудовской Аравии, но здесь!..», - удивляется Хусаинов.

При этом сотрудник погранслужбы в основном пропускал внутрь здания женщин, мужчин же – выборочно. На вопрос Хусаинова, что это за такая избирательность, пограничник отправил правозащитника в конец очереди, что тот покорно и сделал. Но при этом попросил «блюстителя порядка» позвать старшего смены.

Через некоторое время появился молодой человек в форме лейтенанта, который сразу же набросился на Хусаинова с криками и угрозами. Когда правозащитник попросил его представиться, лейтенант заявил, что это военная тайна, и он представляться не будет. А также добавил, что заведёт дело и отправит жалобщика в РУВД. Затем потащил Хусаинова в служебное помещение, а по пути предложил договориться «по хорошему», то есть в переводе на русский язык – дать взятку. На что получил ответ, что правозащитник взяток не даёт.

Лейтенант, продолжая выкрикивать ругательства на узбекском языке, завёл Хусаинова в зарешеченную комнату для задержанных. Тот успел заметить, что всего там находятся две такие клетки, в простонародье называемые «обезьянниками». Так вот, в одной из них лейтенант в присутствии ещё одного сотрудника погранслужбы приказал Хусаинову раздеться догола и предъявить все деньги и ценности.

Хусаинов резонно потребовал присутствия понятых, на что получил ответ, что понятых не будет, а процесс раздевания и досмотра записывает камера, установленная в углу. В итоге правозащитнику пришлось полностью раздеться и предъявить все деньги и ценности. На требования Хусаинова сообщить о его задержании родственникам и заявления о праве на адвоката пограничники просто промолчали.

После этого пришли другие пограничники и стали снимать на ручную камеру все представленные вещи. Особенно их интересовали документы и носители информации (флешки, диски и сотовый телефон). По предположению правозащитника, они искали скрытую камеру или диктофон, но так ничего и не нашли.

Часа через три в камеру пришел человек в штатском, который сказал, что он дознаватель, но при этом также не представился. Его интересовали документы и сотовый телефон невесть в чем подозреваемого правозащитника – всё это он изучал длительное время. Во время беседы с Хусаиновым, последовавшей вслед за этим, так называемый дознаватель задавал ему различные вопросы, не связанные с задержанием, скорее, касающиеся его деятельности вообще.

В конце беседы Хусаинов заявил, что у него вымогали взятку, однако дознаватель это сообщение проигнорировал. Тогда правозащитник сказал, что у пограничников должна быть видеозапись его так называемого нарушения, поскольку видел, что на очередь, в которой он находился, направлена камера видеонаблюдения. После этих слов дознаватель вышел и, вернувшись примерно через 20-30 минут, сообщил, что это видео «ему отказались предоставить». Затем ретировался.

Через какое-то время пришёл пограничник и сказал, что Хусаинова отпускают, и для этого последнему надо пересчитать собственные деньги, проверить свои вещи и расписаться в журнале, что, дескать, ничего не пропало. Однако после того, как правозащитник расписался в этом журнале, его не отпустили, а завели в другое помещение, где продержали еще некоторое время. После чего вывели под охраной и посадили в пограничную машину. На заявления Хусаинова о том, что он не прошёл пограничный и таможенный контроль, был получен ответ, что «они всё сами сделают, и чтобы сидел тихо».

Правозащитник был доставлен в РУВД Зангиатинского района, где в помещении без номера и таблички он просидел еще час, после чего пришел некий майор милиции (он также не представился) и сообщил, что принял материалы дела Хусаинова.

«Я стал допытываться, что еще за дело, ведь меня с ним даже не ознакомили, на что майор неопределенно сказал, что “пограничники наделали в нем много ошибок, поэтому он оставляет мой паспорт у себя”. Затем дал мне под роспись акт об изъятии паспорта, в котором есть, в том числе, и надпись на узбекском языке, которая переводится примерно так: “Данный гражданин нарушил правила режима прохождения через казахско-узбекскую границу”», - рассказывает Хусаинов.

- Ну и, наконец, отпустил на волю, добавив на прощанье, что в течение нескольких дней он позвонит и сообщит, как продвигается моё дело. В общем, я так и не смог у него допытаться, что же за дело – административное или уголовное, и по какой статье. Ведь неизвестно, поставили ли пограничники штамп о прохождении границы в мой паспорт, и теперь меня запросто могут обвинить в незаконном пересечении границы».


Неунывающий Владимир Хусаинов

По словам правозащитника, ранее – в октябре и начале ноября – он также выезжал в Казахстан, и оба раза на обратном пути его задерживали некие люди в штатском, которые проводили с ним беседы, во время которых предлагали «сотрудничать».

В принципе, казалось бы, ничего из ряда вон выходящего с Хусаиновым не произошло, ведь для узбекских пограничных КПП подобные истории – обычное явление. Каждый, проходящий пограничный, а затем таможенный контроль, неизменно натыкается на огромные, искусственно создаваемые очереди и предложения «помочь» с прохождением за взятку. И даже если кто-то попытается возмутиться, его также могут посадить в клетку, продержать там несколько часов, а затем усмиренного «смутьяна» отпустить восвояси.

Другое дело, нынешняя история произошла с правозащитником, причем довольно известным, давно находящимся «под колпаком» у узбекских спецслужб. Поэтому ему-то как раз задавать «глупые» вопросы, наверное, не стоило: задал, и тут же сфабриковано дело.

Владимир Хусаинов активно занимается правозащитой с 2009 года. Последние два-три года его специализация – помощь заключенным и их родственникам. Впрочем, он никогда не отказывает и другим пострадавшим от произвола узбекских властей.

«У меня принцип – делать дела тихо и по возможности не дразнить власти, - говорит о себе правозащитник. - Дела можно делать, но палку-то зачем перегибать? У нас страна простая - могут и на кладбище отправить».

На кладбище его пока не отправляют. Но так называемую «выездную визу» – разрешительный стикер, дающий право на выезд в дальнее зарубежье и вклеиваемый в паспорт гражданина Узбекистана сроком на два года, - вот уже на протяжении нескольких лет не дают…

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»



  •  


     

    РЕКЛАМА