21 Август 2017

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Рыночная экономика в ступоре, или Что случилось с «Дордоем»

В 1991 году в Кыргызстане, на окраине Бишкека возник рынок «Дордой», который со временем превратился в крупнейший торгово-рыночный комплекс в Центральной Азии. «Дордой» всегда называли «городом в городе», где работает до 30 тысяч предпринимателей. Здесь есть обменные пункты, отделения всех операторов связи и банков, швейные цеха и склады. Сотни рабочих мест созданы в инфраструктуре рынка: это «тачечники», работники парковок, упаковщики, продавцы еды, напитков, газет и прочего.

Работать на «Дордое» всегда было выгодно, а еще лучше - владеть собственным контейнером. Однако вхождение Кыргызстана в ЕАЭС значительно отразилось на работе рынка.

Еще год назад здесь было не протолкнуться: торгующие оптом продавцы и покупатели, груженые товаром «тачечники» с криками «Жол!» («дорогу!»), тут же - дети, собирающие картон, разносчики кофе и чая.

Сейчас «Дордой» заметно опустел. «Тачечники» громыхают пустыми тачками, из динамиков постоянно звучат объявления о сдаче в аренду или продаже контейнеров. Раньше аренда контейнера на «ходовых» рядах стоила больше $1000 в месяц, а сейчас можно найти и за $400-300. По пустующим рядам слоняются группы торговцев, которые очень рады журналисту: хоть кто-то пришел узнать, как они выживают. Однако за четыре часа пребывания на «Дордое» меня раза четыре останавливали представители администрации рынка и службы безопасности со словами «тут нельзя фотографировать». Раньше такого не было никогда. Видимо, владельцы «Дордоя» не хотят признавать, что крупнейший в Центральной Азии рынок умирает. А его главными словами сейчас являются «скидки» и «распродажа»…


Главное слово «Дордоя» - распродажа. Фото © «Ферганы»

30-летний китаец Макс работает на оптовых китайских рядах «Джунхай» уже 10 лет и помнит время, когда доллар был равен 36 сомам. Макс уже неплохо говорит по-русски и легко соглашается на интервью: «Раньше на «Дордое» было очень прибыльно работать. Первым сюда приехал брат, потом я. Я хорошо зарабатывал, женился и теперь обеспечиваю супругу и двоих детей, которые живут в Китае. Но этот год оказался очень сложным. Из-за вхождения в ЕАЭС возросли таможенные пошлины, скачет доллар, из-за кризиса практически нет покупателей из России», - рассказывает Макс.


Китаец Макс. Фото © «Ферганы»

Макс продает часы. Цена от 50 центов до нескольких долларов. Раньше за мелкий товар таможенные пошлины начислялись по объему, теперь по весу, что совершенно невыгодно продавцам. По словам Макса, порой цена за растаможивание товара выше его себестоимости, но сильно повышать цены он тоже не может, иначе потеряет всех клиентов, поэтому день за днем теряет все больше и больше прибыли…

Динара Орозова с 2012 года вместе с мужем продает на «Дордое» бижутерию из Китая. До этого она, преподаватель математики, не могла найти работу в своей стране и вместе с мужем десять лет проработала в России, где заработала на квартиру и покупку контейнера.


Динара Орозова. Фото © «Ферганы»

«Торговля здесь всегда шла хорошо. У нас была хорошая прибыль, троих детей мы устроили в частную школу. А теперь кризис, у людей нет денег. Доллар в августе был 66 сомов, а сейчас 74. Мы не можем постоянно повышать цены. И что будет дальше – неизвестно…»

Однако пока торговля у Динары идет, за время беседы к ней пришло несколько оптовых покупателей – день был прожит не зря.

Элла, владелица контейнера на центральном обувном ряду, сама возит обувь из Китая. Пошлина на обувь начисляется за куб, который раньше стоил $120, а теперь $240.

«Также выросла себестоимость обуви в Китае. Например, раньше одна пара стоила 2.500 сомов, а сейчас – 3.500. Главное, что ударяет по торговле, - не повышение цены и пошлин, а постоянный рост курса доллара. Национальный банк показывает один курс, а обменники дают другой, более высокий. Почему их никто не контролирует?!... Пока я повысила цены на каждую пару обуви примерно на $5-7. Понимаете, если доллар растет каждый день, то ежедневно мы должны корректировать цены. Это невозможно, потому что тогда у нас вообще никто не будет ничего покупать. Если раньше люди брали три-четыре пары обуви на зиму, то сейчас берут одну. У нас растут склады неликвида, до ЕАЭС из десяти новых моделей уходило восемь, а сейчас две-три. Мы топчемся на месте», - рассказала Элла.

«Как владелец контейнера я хотя бы не плачу за его аренду (в хорошие времена аренда здесь достигала $1000). «Вытащить» такие деньги из обуви сейчас невозможно. Если раньше на обувном ряду было сложно найти место, то сейчас мы не можем сдать даже половину контейнера. Никто не хочет начинать торговлю, потому что, кроме арендной платы, продавцы должны выплачивать земельный налог, патент, платить за охрану, за электричество – около $200 в месяц»...


На «Дордое». Фото © «Ферганы»

А пока на «Дордое» доходит до того, что владельцы могут сдавать контейнеры «за коммуналку», чтобы арендатор оплачивал земельный налог и другие расходы.

Супруги Жазгуля и Азамат больше трех лет арендовали контейнер в рядах самопошива «Алкан». Оптовая торговля вещами с лейблом «Made in KG» процветала, были налажены контакты с покупателями из России и Казахстана. Спустя год они смогли открыть маленький, но собственный швейный цех для пошива заказов. С вхождением в ЕАЭС ситуация изменилась: рост таможенных пошлин спровоцировал подорожание фурнитуры и снижение покупательской способности. Арендодатель пошел навстречу и снизил им аренду с $500 до $400, потом до $300, в итоге до $200 долларов, но даже эту сумму продавцы не могли выплачивать и ушли с рынка…


Закрытые контейнеры в обувном ряду «Дордоя». Фото © «Ферганы»

10 мая 1993 года один доллар США был равен 4 сомам. Его дальнейший курс помогли восстановить данные Национального банка Кыргызстана. В январе 2006 года доллар стоил 41 сом, в 2007 – 38 сомов, в 2008 – 36 сомов, 2009 – 39,6 сомов, 2010 – 44 сома, 2011 – 47 сомов, 2012- 46,5 сомов, 2013 – 47,4 сомов, 2014 – 49 сомов. В январе 2015 года доллар был равен 58,9 сомов, а в ноябре достиг своего пика и был равен 76 сомам продажа и 78 - покупка.
Рядом с «Алканом» расположены ряды «Европы», самые дорогие на «Дордое». Здесь торгуют одеждой и обувью из стран Европы или качественным «Китаем». Покупать себе одежду в «европейских» рядах могут себе позволить только обеспеченные люди, поэтому сейчас, во время кризиса, торговли здесь нет совсем: цена товара выросла на 30%. Еще сложнее приходится тем, кто для закупки товара брал кредиты: как их возвращать при нынешнем кризисе – непонятно.

«Если в неделю хоть раз будет «почин» - уже хорошо. Мы и скидки делаем, и распродажи устраиваем, но очередей за товаром, как видите, нет. А мы продаем товар по самым низким ценам, чтобы хотя бы «вытащить» вложенные в него деньги. Если доллар достигнет 100 сомов, то мы начнем работать в убыток», - пожаловалась продавец курток Надежда Чернецова.

Неизвестно почему, но практически все продавцы рынка уверены, что до конца года доллар вырастет до 100 сомов. Поэтому курс на момент репортажа в 73,5 сома за один доллара США выглядел не окончательной катастрофой.


На «Европе» куртки не покупают даже с 50-процентной скидкой. Фото © «Ферганы»

Кому позволяют возможности, те пока еще нанимают реализаторов. И платят им копейки. За день работы на «Европе» реализатор Настя получает 300 сомов. Плюс еще 25-50 сомов с продажи каждой единицы товара. Из них 34 сома у нее уходит на дорогу (по 17 сомов туда и обратно). Чай здесь стоит 10 сомов, кофе - 20, бутерброд – 50 сомов, порция плова – 100 сомов. Туалет – 5 сомов. И это не считая ущерба здоровью из-за того, что ты целый день должен стоять на морозе. Однако даже с такой работы Настя не может уйти – найти другую сейчас еще сложнее…

…Естественно, что на спад покупательской способности на «Дордое» также влияет резко возросшее количество торговых центров в центре столицы. Люди предпочитают делать покупки в теплых магазинах, а не толкаться на холодном рынке. Однако цены выросли и там, потому что много товара на полки торговых центров попадает как раз с «Дордоя».


Торговли нет. Фото © «Ферганы»

Жаннет, владелица отдела в одном из столичных торговых центров, рассказала «Фергане», что товары из «Дордоя» попадают на Ошский рынок, на Ортосайский рынок, практически во все столичные торговые центры и даже в ЦУМ.

«Тем, кто, как я, постоянно бывает на «Дордое», - это видно невооруженным глазом. Например, я часто вижу в ЦУМе вещи по баснословным ценам, которые выдают за «Италию». А это просто качественные вещи из «Дордоя», но те, кто может позволить купить себе одежду в ЦУМе, по рынкам не ходят и разницы не видят. Или продавцы в торговых центрах делают по-другому: половину вещей покупают на «Дордое», половину, действительно, привозят из Турции, смешивают, чтобы не видно было разницы, и выдают за одежду из Европы. Естественно, что из-за роста цен на главном рынке страны цены автоматически вырастают в торговых центрах. Лично мне пришлось поднять цены на 20%, и это не предел, потому что арендодатели начали срочно перезаключать с нами контракты, где прописано, что теперь цена аренды квадратного метра бутика будет зависеть от курса доллара и ежемесячно корректироваться».


Пустые ряды «Дордоя». Фото © «Ферганы»

…Перед самым выходом из рынка мне удалось услышать совсем удивительную историю работы на «Дордое». 10 лет назад Ирина занялась коммерцией и продавала одежду из Индии на базарчике у столичного ЦУМа. Спустя несколько лет она смогла накопить достаточно денег, чтобы выкупить половину контейнера на китайских рядах «Дордоя» и заняться продажей детской одежды. Чтобы еще больше расшириться, она заложила бизнес, а из-за кризиса не смогла отдать долг и была вынуждена отдать бизнес. Ирина не стала отчаиваться, а напекла шарлоток и пирожков, заварила чай в термос и пошла продавать - опять же на «Дордой».

«Мой рабочий день длится с 8 утра до часу дня. Я уже наработала клиентов, поэтому мне достаточно пробежаться по ним, чтобы все продать. Кому-то может показаться странным - был свой бизнес, а теперь пирожки продает, - но меня все устраивает, и доход стабильный, потому что одежду из-за высоких цен на базаре никто не берет, а вот еду покупают всегда!», - рассказала Ирина.


Еду покупают всегда. Фото © «Ферганы»

ЕАЭС убивает «Дордой»

Происходящее на рынке «Дордой» «Фергане» прокомментировал исполнительный директор Ассоциации иностранных инвесторов Искендер Шаршеев: «Происходящий на «Дордое» кризис произошел по нескольким причинам. Во-первых, из-за увеличения таможенных пошлин, которые выросли минимум в пять раз. Во-вторых, из-за падения цен на нефть и санкций против России снизилась покупательская способность россиян, которые были главными оптовыми покупателями рынка. Аналогичная ситуация и с казахами, у которых обвалился тенге, а товары в Алма-Ате по цене сравнялись с нашими, и казахи перестали совершать сделки на «Дордое». В-третьих, определенную часть прибыли съедает высокий курс доллара».


На «Дордое». Фото © «Ферганы»

«Надо понимать, что «Дордой» - это не монолитная организация, и чтобы суметь работать на рынке в нынешних условиях, нужен хороший опыт, - продолжил Шаршеев. Условно я бы разделил продавцов рынка на две категории. Первые – это те, кто недавно получил там место, еще не научился выстраивать схемы торговли и сильно пострадал из-за роста доллара. Они находятся на грани банкротства. Вторые – те, кто в течение долгих лет наработал логистические цепочки, у них есть схемы работы с клиентами. Вот они сидят крепко, и рынок выживает только благодаря им».


Пустые «тачечники» на «Дордое». Фото © «Ферганы»

Однако даже в сложившихся условиях у «Дордоя» есть шанс выжить. Для этого, по мнению Шаршеева, Кыргызстан должен ввести нулевые пошлины на большинство товаров, а деньги в бюджет собирать за счет налогов.

«Дело в том, что экономическая модель ЕАЭС способствует уничтожению крупнейшего рынка региона. Если власти перестанут бояться и поработают над понижением пошлин, то страна получит мощное конкурентное преимущество внутри ЕАЭС. Второй вариант развития «Дордоя» - это создание собственных предприятий, которые своими товарами заполнят рынок. Но это менее реально, потому что Китай всегда сможет сделать лучше и дешевле. В любом случае, надо предпринимать конкретные шаги по реанимации рынка, иначе мы окажемся в экономическом коллапсе», - заключил Искендер Шаршеев.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке