11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: «Имам-экстремист» Рашод Камалов - жертва политического заказа?

Фото и видеоматериалы © «Ферганы»

Уже более десяти месяцев Рашод Камалов, бывший имам мечети «Ас-Сарахси» в южном киргизском городке Кара-Суу, сидит в следственном изоляторе. Несколько дней назад суд второй инстанции - Ошский областной суд приговорил его к 10 годам лишения свободы, признав виновным в разжигании межрелигиозной вражды, хранении и распространении экстремистcкой литературы с использованием служебного положения. Суд над известным в южном Кыргызстане религиозным авторитетом стал определенной вехой в процессе преследования независимых религиозных деятелей.

Света было мало

Во время заседания в зале Ошского областного суда было почти темно: процесс начался глубоко после обеда, около 17 часов, а из восьми лампочек, которые должны были освещать помещение, горели лишь две. Наверное, судьям такое положение было безразлично, или у них попросту не нашлось времени попросить завхоза улучшить освещение. С другой стороны, если казенных лампочек нет, то сам судья, видимо, не настолько богат, чтобы покупать их на свои деньги - даже ради возможности нормально работать.


Рашод Камалов - этнический узбек, сын известного религиозного деятеля Мухаммадрафика (Рафика-кори) Камалова. Рафик Камалов и его без вести пропавший родственник Абдували-кори Мирзаев, по мнению авторитетного французского исламоведа, профессора Стефана Дюдуаньона, были (до их устранения) ведущими фигурами в так называемом «реформистском исламе» в постсоветской Центральной Азии. Камалова-старшего с начала 2006 года подозревали в содействии террористам, вызывали на допросы, однако после отпускали, не найдя достаточных оснований для ареста. В августе 2006 года Мухаммадрафик Камалов был застрелен спецназом при пересечении военного блокпоста. Как позже заявили власти, это убийство произошло во время совместной антитеррористической спецоперации узбекских и киргизских спецслужб в Ошской области.

Как и отец, Камалов-младший, по разным свидетельствам, позволял членам разных исламских партии, в том числе и «Хизб ут-Тахрир», молиться в своей мечети, но публично заявлял, что не связан с этой организацией и не поддерживает ее цели по созданию исламского халифата.

В ходе процесса нетрудно было заметить, что судебная коллегия Областного суда совершенно равнодушно относится к судьбе человека, сидящего за решеткой. Казалось, что у судьи заранее подготовлено решение, которое он вскоре собирается прочесть.

Прокурор Гульнара Эркинбаева, выступающая в роли государственного обвинителя, в ходе процесса все время разговаривала по телефону. Ни один судья не сделал ей замечания. Видно было, что ей очень нужно быстрее бежать по своим делам. Она даже не стала ждать вынесения приговора – возможно, заранее тоже знала, какое решение примет суд.

Суд первой инстанции длился три месяца. Почти все свидетели дали показания в защиту Камалова – кроме бывшего казия (казы, шариатский судья) Ошской области Ниязалы Арипова и Абыдраима Канатова, специалиста Государственного управления по делам религии. Оба почти слово в слово подтвердили слова Камалова: «Утверждающие, что халифата не будет, будут отлучены от религии. Мы должны поклониться тем, кто создал халифат».

Практически все свидетели показали, что в проповедях имам не призывал к созданию халифата и не произносил «антиконституционных» слов. Наоборот, Камалов «проводил огромную работу по снижению привлекательности радикализма», - утверждали они.

Надеясь нанести прокуратуре мощный удар, главный адвокат Хусанбай Салиев и двое его коллег предъявили суду письменные свидетельские показания нескольких экспертов. В одном из документов, предоставленном Духовным управлением мусульман Кыргызстана, разъяснялось понятие «халифата». В другом бишкекский специалист по религиозным вопросам дал экспертную оценку утверждений другого эксперта – из Госкомитета по делам религии, который был привлечен прокуратурой. В третьем содержались рекомендации московского правозащитника Виталия Пономарева, которые он подготовил для администрации президента Кыргызстана.

Впрочем, показания бишкекских экспертов слуха судей не достигли, а Виталию Пономареву выступить на суде не позволили: сторона обвинения утверждала, что в Кыргызстане достаточно и своих специалистов, и возражала против привлечения свидетелей из-за рубежа. Суд согласился.


Рашод Камалов

Узбекский след?

Выступая с последним словом, Рашод Камалов рассказал о наёмном убийце, который был задержан правоохранительными органами города Кара-Суу. «Киллер по имени Азиз летом прошлого года приехал в Кара-Суу. Позже он сам признался, что пытался физически со мной расправиться по заказу официального Ташкента. Сам Азиз рассказал, что раньше работал в госохране спецслужб Узбекистана», - сказал Камалов.

По его словам, киллер был осужден по четырем статьям Уголовного кодекса Кыргызстана: «Незаконное пересечение госграницы», «Незаконное хранение оружия», «Нападение на представителей правоохранительных органов» и «Покушение на убийство» - и был приговорен к 17 годам лишения свободы с отбытием наказания в колонии строгого режима в Бишкеке.

«Впрочем, недавно по непонятным обстоятельствам его отпустили из тюрьмы, и он уехал в Узбекистан. Кто здесь заинтересован в его освобождении, пока неизвестно. Может, его выпустили из политической или экономической выгоды», - добавил Камалов.

На вопрос «Ферганы», могут ли за «делом Камалова» стоять узбекские спецслужбы, бывший имам ответил, что точно сказать не может, поскольку нет конкретных фактов. «Я думаю, есть третья сторона, которая заинтересована раскрутить мое дело таким образом, чтобы между молодыми религиозными людьми и силовыми структурами происходили стычки. А дальше организовать беспорядки по «сирийской модели», - предполагает Рашод Камалов.

Во время процесса стало известно, что следственные органы Узбекистана направили в Кыргызстан протоколы подробных допросов двух узбекских заключенных, которые якобы признались, что встречались с имамом Камаловым в Турции, где он призывал мусульман захватить власть в Кыргызстане насильственным путем. Сам Рашод Камалов назвал присланные из Узбекистана документы «политическим заказом каримовского режима».

Также он заявил, что его фамилия была обнаружена в списке лиц, «приговоренных к убийству». Этот список якобы был найден у Мирзаголиба Хамидова, который стрелял в имама Абдуллоха Бухорий. Напомним, имам, известный своими оппозиционными проповедями, был застрелен утром 10 декабря 2014 года возле своего дома в Стамбуле.

Виталий Пономарев - о деле Камалова

Руководитель центральноазиатской программы российского правозащитного центра «Мемориал», специалист в области мониторинга уголовных дел об исламском экстремизме Виталий Пономарев, подготовивший собственное заключение по делу Рашода Камалова, прокомментировал «Фергане» судебный процесс:

«Этот процесс имеет важное значение, потому что затрагивает фундаментальные права верующих. В экспертном заключении, которое уже две судебные инстанции отказываются приобщить к делу и рассмотреть, проводится логический анализ экспертиз, которые легли в основу приговора по делу Камалова. В нем указывается на очевидные нестыковки, на то, что в ряде случаев эксперты выходили за рамки собственной профессиональной компетенции, делали выводы, не соответствующие фактам, кроме того, отсутствует методика проведения подобных экспертиз, нет ссылок на научную литературу… Все это позволяет сделать вывод, что экспертиза, принятая судом, не соответствует требованиям научности и беспристрастности.

Можно высказывать предположение, что существовал политический заказ, исходящий из соседней страны, была история с попыткой организовать убийство имама Камалова, которая не была отражена в прессе Кыргызстана. И когда не удался один способ нейтрализовать этого человека, который является видной общественной фигурой, то попытались сделать это другим способом.

Процесс выявил две системные проблемы. Первая – то, как проводятся религиоведческие экспертизы в Кыргызстане. Можно сказать, что на данный момент эффективной системы компетентных экспертиз просто не создано в республике. Вторая проблема – во времена Бакиева в Уголовный кодекс была добавлена формулировка об ответственности за хранение экстремистских материалов. С моей точки зрения, эта формулировка абсурдна. Любой эксперт, любой деятель, который хочет полемизировать с какими-либо экстремистскими течениями и идеологиями, должен иметь эти материалы для изучения и работы. Такой формулировки нет нигде в СНГ, это бакиевское наследие, и жаль, что после событий 2010 года не была проведена корректировка Уголовного кодекса».

«Отомстить» или «оградить»?

По мнению Камалова, в основу обвинения легло его разъяснение слова «халифат» во время пятничного намаза (массовой молитвы) 4 июля 2014 года. Кроме того, он помнит, что после его выступления на прошедшей 23 декабря 2014 года в Оше встрече с религиозными деятелями и с сотрудниками правоохранительных органов он критично высказался в адрес последних, упомянув жалобы людей на факты вымогательства и запугивания.

«В тот день я просил, чтобы власти обратили внимание на проблемы молодежи, которая выезжает в Сирию. Та речь вызвала чье-то недовольство, что и стало позже причиной уголовного преследования в отношении меня», - говорит Камалов.

По мнению некоторых наблюдателей, уголовное дело в отношении Рашода Камалова, - всего лишь один из методов оградить имама от возможного покушения.

«В последние годы на Рашода Камалова усилилось давление, были даже покушения на убийство – дело киллера, который приехал за имамом, это подтверждает. Сам Рашод против Узбекистана ничего не имел. Возможно, власти Узбекистана, спецслужбы этой страны считали Рашода своим врагом: он открыто говорил о халифате, основываясь на Коране. Когда попытка отправить киллера провалилась, они, возможно, решили оказать давление на киргизскую сторону, предлагая закрыть Камалова за решеткой, чтобы он не мог больше распространять идеи ислама. Есть и второй вариант. Возможно, киргизские власти хотят таким образом защитить Камалова от внешних угроз, в том числе со стороны Узбекистана. Мы знаем, что в начале этого года люди из силовых структур предлагали Рашоду покинуть страну, но он не согласился. И возможно, не желая еще раз слышать упреки международного сообщества – как случилось после убийства отца Рашода – власти Кыргызстана решили посадить бывшего имама ради его же безопасности», - предположил собеседник «Ферганы» сторонник Рашода Камалова, пожелавший остаться анонимным.

Шохрух Саипов

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА