13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Зачем стране огромный научный архив Галины Пугаченковой? Пусть пропадает!..

Почти 400-томный архив выдающегося узбекистанского археолога и искусствоведа Галины Пугаченковой в год её 100-летнего юбилея пылится в доме, где она провела последние три года своей жизни, и который сегодня находится под угрозой разрушения. Кажется, это собрание документов и рукописей, которое могло бы принести неоценимую пользу многочисленным ученым, официальному Узбекистану не нужно. А вывезти его за пределы страны не представляется возможным. «И что нам с ним делать, неужели бесценный архив обречен на медленное умирание?», - задаются вопросом немногочисленные родственники и друзья Пугаченковой и не находят ответа…

Галина Анатольевна Пугаченкова (07.02.1915 – 16.02.2007) - выдающийся ученый, доктор искусствознания, профессор, заслуженный деятель науки Узбекской ССР, академик Академии наук Узбекистана, почетный доктор зарубежных научных центров, лауреат государственных премий республики Узбекистан, кавалер высших орденов СССР, Узбекистана и Франции. Похоронена на Домбрабадском кладбище г.Ташкента рядом со своим мужем – академиком Михаилом Массоном.

После смерти Галины Пугаченковой в 2007 году её сын Ростислав Сосновский вместе с супругой Еленой Культиасовой досконально изучили этот архив, и выяснилось, что он включает в себя: книги, статьи, сценарии документальных и научно-популярных фильмов, как опубликованные, так и никому неизвестные, полевые отчеты, дневники экспедиций, материалы симпозиумов и конференций по археолого-искусствоведческому исследованию различных регионов Узбекистана, Туркменистана и Афганистана, а также деловую переписку и некоторые материалы из архива академика Михаила Массона (второго супруга Пугаченковой, - прим. авт.) – всё это в количестве почти 400 папок и прошитых томов.


Папки, тетради, фотоальбомы...

Научные исследования Пугаченковой распространялись на исторические и культурные объекты, датируемые II в. до н.э. – XVIII веком, то есть охватывали около двух тысяч лет. И описания этих исследований - в многочисленных трудах из архива ученой, который содержит: 38.421 лист, из которых 12.302 рукописных, 17 таблиц, 52 карты, 192 чертежа, схем и планов, картотеку из 3.022 карточек, 9.629 фотографий, 1.648 негативов, 138 слайдов, 1.564 рисунка, 52 акварели, 599 газетных вырезок и 69 листов с газетными вырезками статей о самой ученой.


Тетради с записями о работе в Афганистане, 1973 г.

Примерно полтора года назад друг семьи Пугаченковой, доктор исторических наук и профессор Эдвард Ртвеладзе, на тот момент являвшийся еще и узбекистанским сенатором, направил письмо премьер-министру республики Шавкату Мирзияеву с просьбой помочь в приобретении республикой частного архива ученой, унаследованного её сыном Сосновским (фамилия первого супруга Пугаченковой, - прим. авт.).

По словам Сосновского, реакция премьер-министра, который не понаслышке был знаком с деятельностью Пугаченковой, была практически мгновенной: буквально через несколько дней из Кабмина поступили письма в Академию наук и Министерство финансов с четким предписанием положительно решить данный вопрос.


Фрагменты архива Галины Пугаченковой

Однако на этом всё и застопорилось, поскольку выяснилось, что, прежде чем приобрести данный архив, его необходимо оценить. С этой просьбой руководство Института искусствознания обратилось в Госархив, уполномоченный производить подобные оценки. Однако оттуда пришел ответ, что у них нет нормативных документов для оценки частных архивов. Затем на протяжении почти года в Госархив посылались аналогичные запросы, которые уже попросту оставались без ответов.

«Было ли подобное обращение в Минфин, я не знаю, но в любом случае дело Минфина – выделить определенную сумму денег. Но как они её выделят, если архив остается неоцененным? - рассказывает Сосновский. - В конце концов, как я понял со слов Ртвеладзе, данный вопрос лег на плечи Академии наук, у которой денег нет. Когда я предложил Эдварду написать новое письмо премьер-министру, дескать, ваше распоряжение не исполняется, он резонно ответил: мол, как я могу жаловаться на Академию, членом которой являюсь?».

В итоге дело ничем не окончилось. На вопрос Сосновскому, во сколько бы он сам оценил данный архив, он отвечает: как минимум, в сумму, эквивалентную 5,5 тысячам долларов США.


Галина Пугаченкова в последние годы жизни

Может быть, есть смысл предложить архив российским ученым-востоковедам, тем более, что имя Пугаченковой известно во всем мире, и в России, в том числе? Однако вывезти его за пределы Узбекистана вряд ли представляется возможным.

Чтобы вывезти за пределы республики не то что научное собрание такого масштаба, но даже обычную книгу, выпущенную более 50 лет назад, либо художнику – свою собственную, даже недавнюю, картину, необходимо получить разрешение Управления художественной экспертизы при Министерстве культуры и спорта на основании его же заключения о том, что данная книга или картина «не представляет художественной ценности».

Вот и получается, что внутри Узбекистана архив Пугаченковой не востребован, а за границу его не переместить. Хотя здесь этот архив, вероятно, нужен многим и многим ученым. По мнению Сосновского, наилучшим пристанищем для него мог бы стать либо Институт искусствознания, либо Институт востоковедения.


Бюст Пугаченковой на фоне её обширной библиотеки

«Архив Пугаченковой должен был бы находиться в Центральном Государственном архиве Узбекистана (ЦГА) - это самое надежное место. Архив Массона Пугаченкова сама передала бесплатно в ЦГА. Эти два собрания друг друга хорошо бы дополнили - без них написание истории археологии Средней Азии будет невозможно. Может быть, власти ждут такого же жеста и в отношении архива Пугаченковой?» - задается вопросом биограф Галины Пугаченковой, исследователь из университета Лозанны Светлана Горшенина. Книгу С.Горшениной «Галина Пугаченкова: Перебирая жизни черепки» можно прочитать на веб-сайте Academia.Edu.

«Мы хотели бы, чтобы этот архив оказался в руках специалистов, которым эти труды необходимы для работы, чтобы он приносил пользу, - говорит Елена Культиасова. – Предположим, ученые-археологи или искусствоведы, работающие в тех же областях, в которых специализировалась Галина Анатольевна, не могут найти ответы на какие-то вопросы, а тут - вот, пожалуйста, готовые ответы, изучайте! Однако сегодня всё это лежит мертвым грузом. Более того, под угрозой уничтожения…»

Напомним, уникальный архив находится в доме, хозяева которого – Сосновский и Культиасова – на протяжении шести с половиной лет ведут неравную борьбу за его сохранность. Дело в том, что на месте соседского дома некий бизнесмен из Индии, вопреки всем строительным нормам и не получив согласия соседей, решил возвести двухэтажную клинику, для чего была снесена часть его домостроения, так что бывшие внутренние стены дома Пугаченковой стали внешними, и вплотную к соседям вырыт трехметровый котлован. В итоге дом знаменитого ученого пошел трещинами.

Летом 2009 года строительство клиники было индусу запрещено, а сам он приговорен к административному наказанию. Работы были приостановлены. Однако в октябре нынешнего года строительство было возобновлено, поскольку, как выяснилось, индусу все же удалось получить разрешение из районного хокимията (администрации). И сегодня котлован уже залит бетоном, то есть превращен в фундамент будущего строения.

Сосновский с супругой обратились с письменными заявлениями одинакового содержания – с просьбой определить законность выданного разрешения на строительство – в пять инстанций. И на днях из четырех из них – Аппарата хокима (главы администрации) Мирабадского района г. Ташкента, Главного управления архитектуры и строительства, Центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора и Управления по земельным ресурсам и государственному кадастру – получили письма с весьма уклончивым и бессодержательным ответом. А из городской прокуратуры, пятого адресата, ответ так и не пришел.

Сид Янышев (Ташкент)

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА