15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: В Джизаке судят фермера-армянина, обвиняемого в исламском экстремизме

На фото – Арамаис Авакян с сыном

Начиная с шестого января, в Джизакском городском суде по уголовным делам (Узбекистан) проходят слушания по делу фермера армянской национальности Арамаиса Авакяна и четверых его друзей-узбеков. Всем пятерым инкриминируются самые «тяжелые» статьи Уголовного кодекса Узбекистана, включая «посягательство на конституционный строй» и «диверсию». Хотя, по утверждению родственников и друзей подсудимых, изначальной причиной уголовного преследования стало нежелание Авакяна отдать свое успешное рыбное хозяйство местному хокиму (главе исполнительной власти – ред.)…

Как все начиналось

Более двух с половиной лет назад житель Джизака Арамаис Авакян взял в аренду в Пахтакорском районе Джизакской области искусственный пруд, вычистил его и занялся разведением рыбы, количество которой к весне прошлого года достигло 70-80 тонн. Об успехах фермера стало известно руководству района, и, по словам жены предпринимателя Ширин Турсиновой, хоким Гафур Каршибаев этим хозяйством заинтересовался всерьез. Эта заинтересованность проявлялась в систематических конфликтах хокима с Авакяном, не желавшим расстаться со своим потенциально прибыльным хозяйством.

И вот третьего сентября 2015 года неожиданно исчез друг и партнер Арамаиса Фуркат Джураев. В тот день он поехал на базар за продуктами и не вернулся. Обеспокоенная исчезновением сына мать Джураева позвонила Авакяну, и тот вместе с тремя друзьями – Акмалем Маматмуродовым, Дильшодом Алимовым и Бектемиром Умирзоковым – отправился на поиски Фурката.

Искали всю ночь, а на следующий день и сами пропали без вести. Позже на трассе между Джизаком и поселком Самаркандкудук был обнаружен сгоревший автомобиль «Нексия», арендованный Алимовым, на котором четверо друзей искали Джураева.

Пятого сентября на телефоны родителей Фурката и Дильшода пришли СМС-сообщения с незнакомых казахстанских номеров с одинаковым содержанием: «Я в Казахстане, скоро поеду на джихад. Простите меня». Шокированные родители начали звонить по этим номерам, но телефоны оказались выключенными.

Искали их сорок дней, а 14 октября вдруг выяснилось, что все пятеро пропавших все это время, то есть начиная с четвертого сентября, находились в местном следственном изоляторе. И отправить СМС-сообщения пятого сентября никак не могли. Также стало известно, что в отношении всех пятерых друзей возбуждено уголовное дело, и им инкриминируются статьи Уголовного кодекса: 159 («Посягательства на конституционный строй») и часть 2 статьи 244 («Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях»).

Седьмого декабря следствие было закончено и дело передано в суд. Впрочем, еще до суда махаллинские (квартальные) комитеты организовали и провели собрания с участием жителей, на которых местные аксакалы осудили «порочных» мужчин, назвав их предателями и чуть ли не врагами народа, а заодно и их семьи – за интервью, раздаваемые зарубежным СМИ.

Возмущенная явным нарушением 26-й статьи Конституции Узбекистана, согласно которой никто не может быть в чем-либо обвинен иначе как по решению суда, супруга Авакяна Ширин Турсинова обратилась за разъяснениями к властям, но никакого ответа не получила.

Суд да дело

Итак, судебный процесс по делу пятерых джизакцев начался шестого января. Как следует из обвинительного заключения, составленного в отношении Авакяна, он обвиняется по пяти статьям Уголовного кодекса Узбекистана: ст.159 ч.3 п.«б» («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), ст.161 ч.1 («Диверсия»), ст.244-1 ч.3 п.«а» («Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку»), ст.244-2 ч.1 («Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях»), ст.169 ч.2 п.«в» и ст.169 ч.3 п.«а» («Кража»).

Одним из доказательств вины убежденного христианина Авакяна в его потенциальной причастности к исламскому экстремизму стала фотография, изъятая в его доме во время обыска. На ней Арамаис и его родственники запечатлены с небольшими бородами. Но, по словам Турсиновой, следователи с помощью одной из компьютерных программ «удлинили» бороду её мужу, сделав из него, по их мнению, «явного экстремиста».

Однако эта фотография была сделана вскоре после смерти двоюродного брата Арамаиса, а по армянским обычаям мужчины не бреются на протяжении сорока дней траура.


Фотография, на которой Арамаис Авакян (в центре) и его родственники во время траура

Улугбек Хайдаров, узбекский журналист-политэмигрант, живущий в Канаде, отмечает еще одну «нестыковку» в данном деле. По его словам, Фуркат Джураев, которого сейчас в суде называют главным организатором преступлений, является сильно пьющим человеком.

«Фурката обвиняют в джихадизме и фанатичном исламизме, а у меня есть сведения, что он задолжал местному магазинщику около 300 тысяч сумов, то есть он взял взаймы в магазине ящик водки и деньги за нее не вернул, - рассказывает Хайдаров. - Вот такой получается «исламист».

Что касается статьи «Кража», по словам адвоката Авакяна Олима Кадилова, подсудимые «якобы вытащили из-под земли трубы и их продали».

«Эти асбестовые трубы были проложены в 1950-60 годах, и сейчас их нет ни в каком отчете или балансовых документах. То есть их стоимость – ноль», - считает Кадилов.

При этом сам факт кражи труб не подтвердился. На заседании 11 января были заслушаны показания некоего фермера, по словам которого он сам вышел на Арамаиса и предложил ему купить трубы, тот согласился и купил их для своих друзей в Заамине.

Кроме того, согласно следственному заключению, подсудимые планировали убийство сотрудников милиции. В качестве свидетеля был допрошен некий милиционер. Имя его пока неизвестно, но он на суде сообщил, что работает в Пахтакорском РОВД, хотя, как позже выяснилось, на самом деле он является сотрудником РОВД Дустликского района Джизакской области. Так вот, этот свидетель заявил, что обвиняемые хотели убить его вместе с коллегой. Авакян на суде спросил милиционера: «Мы тебя преследовали, чем-то угрожали?» Тот, смутившись, ответил, что «не помнит».

На первом же заседании Турсинова заметила, что её муж, в прошлом кикбоксер, чемпион многочисленных соревнований, похудел чуть ли не вдвое. Он был бледен и еле поднимался со своего места. Как выяснилось позже, во время следствия он подвергался жестоким пыткам, о чем Авакян сам заявил на одном из заседаний суда, у него была сломана нога. Однако, по утверждению источника в правоохранительных органах, «он получил увечье, упав со стула».

На одном из последних заседаний родственники подсудимых вновь заметили на Авакяне следы пыток – его руки были в синяках.

«Его, наверное, между заседаниями пытают, чтобы он молчал, - предполагает Хайдаров. - И действительно, он уже молчит... Представитель Пахтакорского хокимията потребовал в суде, мол, пусть Авакян подтвердит, что хоким не причем, и они не знакомы друг с другом. На что судья сказал, что в этом нет необходимости, так как Арамаис уже об этом говорил. И действительно, на предыдущем заседании он уже сказал, что хокима не видел...То есть, получается, что Арамаис сломался…»

По сведениям журналиста, на сегодняшний день власти Джизакской области предпринимают все возможные действия, чтобы выгородить хокима Пахтакорского района. На днях Ширин Турсинову и нескольких других родственников подсудимых вызвали в хокимият, где показали им видеоинтервью, которое супруга Авакяна дала информационной службе «Азия Терра», и стали ей угрожать судом за клевету.

По предположению Хайдарова, благодаря широкому резонансу в зарубежных СМИ, власти, возможно, в итоге выпустят Авакяна, но взамен привлекут его жену Ширин к уголовной ответственности за клевету.


Ширин Турсинова, жена Арамаиса Авакяна

«Представитель хокима сказал на суде: «Накажите всех, кто дает интервью радио «Озодлик» и другим зарубежным СМИ». На что судья сказал, что он «не может запретить свободу слова – сами разбирайтесь с ними в махаллях», - продолжает Хайдаров.

Между тем, в десятых числах января омбудсмен Армении Карен Андреасян обратился к омбудсмену Узбекистана Улугбеку Мухамадиеву.

«Основываясь на принципе добровольности и взаимопомощи институтов по правам человека, прошу по возможности Вашего сотрудничества в деле получения информации о физическом и психологическом состоянии А.Авакяна, а также принятии соответствующих мер для предотвращения незаконных действий в отношении последнего», - написал Андреасян.

А Улугбек Хайдаров на днях на сайте Avaaz.org создал петицию – обращение к президенту Узбекистана Исламу Каримову с требованием немедленно освободить Арамаиса Авакяна…

«Фергана» следит за развитием событий.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»