1 Март 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

«Вся султанская рать», часть III. Министр внутренних дел Турции: «Я сам перед тобой лягу, Реза!»

В третьей части книги московского тюрколога Ильшата Саетова, которая эксклюзивно публикуется на страницах «Ферганы», рассказывается о преступной деятельности арестованного в США турецкого бизнесмена Резы Зарраба и его отношениях с бывшим министром внутренних дел Турции Муаммером Гюлером.

Часть I, часть II

* * *

Китай в разговоре Зарраба и Байара прозвучал первым не случайно. Эта страна занимала важное место в сильно запутанной схеме получения «горячих» денег Ираном c 2012 года, то есть когда Исламская республика была отключена от SWIFT. Ирану нужно было вывести из Китая безналичные деньги. Зарраб совершал фиктивные сделки по импорту, деньги переходили на счета его фирм в Турции, а несуществующий товар - как будто в Китай. Далее на эти деньги покупалось золото в Швейцарии. Драгметалл же завозился в Иран либо напрямую из Турции, либо, чаще всего, «экспортировался» в Объединенные Арабские Эмираты, обменивался на наличные дирхемы или доллары, которые затем перевозили в Иран. Таким образом, Иран получал возможность вывести свои средства со счетов и расплачиваться за самые разные товары и услуги. Другая схема вела в турецкий «Халкбанк», где Иран имел счета (подставных фирм Зарраба), с которых мог расплачиваться в обход санкций. Именно у директора этого банка найдут миллионы долларов в коробках из-под обуви, которые затем станут притчей во языцех.

Объем покупаемого и перевозимого золота поражает воображение. По словам одного из самых близких сотрудников Зарраба, которого он затем отлучил от дел, за 12 месяцев (в 2012-2013 годах) они вывезли 200 тонн золота! Заррабу и товарищам перепадали с этих трансферов четыре процента, столько же получали политики, служившие им крышей. По данным Комитета по статистике Турции, в январе 2012 года, до начала операций Зарраба, экспорт золота в Иран составил 5 миллионов 224 тысяч долларов США, а в июле - уже 1 миллиард 831 миллионов долларов, то есть, в 366 раз больше. В 2012 году из первых пяти фирм по объему экспорта золота из Турции все пять являлись компаниями Зарраба. Только одна ООО «Сафир Алтын Тиджарет», учрежденная в апреле того же года, экспортировала 46 процентов всего золота из Турции по итогам 2012 года. Весь объем денег, прошедший через Зарраба, оценивается в 87 миллиардов долларов. Причем налоги с этих денег практически не платились.

До начала золотовалютных махинаций в 2012 году Реза занимался, в основном, операциями с наличкой. Имея постоянно на руках большое количество черного нала, Зарраб не упускал возможности быстро его «прокручивать», получая проценты. Одна из многочисленных «креативных разработок» Зарраба и компании по данной проблеме вела в Россию, где у нечистых на руку околобанковских дельцов существовала повседневная потребность в наличке. Курьеры Зарраба с 2008 по 2011 год завезли в Россию сотни миллионов долларов, которые обезналичивали за определенный процент. Согласно материалам следствия, они получали от 0,2 до 2 процентов от суммы. Эти деньги затем поступали на их же счета в Турции и опять выводились. Курьеры летали несколько раз в неделю, прокручивая одни и те же деньги много раз. Иногда система давала сбой. 14 декабря 2010 года российские пограничники задержали во Внуково азербайджанцев Вагифа Бадалова, Рамина и Хюсеина Исмаиловых и гражданина Ирана Мохаммадсадига Растгаршишегарханеха (доверенного курьера Зарраба). При них обнаружили незадекларированные 14,5 миллиона долларов и 4 миллиона евро наличными. После сообщений в СМИ стамбульская полиция запросила бюро Интерпола в России о предоставлении сведений по этому делу и получила их 16 марта 2011 года. Именно эти материалы стали одним из кирпичиков расследования, в ходе которого 17 декабря 2013 года были задержаны десятки людей, включая сыновей министров.

Дело не ограничивалось только деньгами или золотом. Еще в 2007 году отдел полиции по борьбе с контрабандой и организованной преступностью перехватил в ходе операции грузовик с 202 килограммами героина. Начав расследование, полиция вышла на разветвленную международную сеть, занимавшуюся наркотрафиком, контрабандой оружия и нелегальными операциями с наличными деньгами. В Турции следы вели в валютообменную фирму «Дурак Довиз», которая базировалась в знаменитом «Капалы чаршы» - стамбульском крытом рынке. Частью фирмы владела семья иранского происхождения Хаппани, которая с 1970-х годов занималась незаконным трансфером денег по системе «хаваля». А с 2007 года 47,5 процента фирмы принадлежало Резе Заррабу. Затем выяснилось, что Абдуллах Хаппани и Реза Зарраб совместно владели и другими фирмами.

В 2008 году имя Резы Зарраба попало в доклад Управления Совета по расследованию финансовых преступлений (МАСАК). Материалы были посвящены незаконному «отмыванию денег». В этом же году инспектор по банкам МАСАК доложил в полицию о подозрительной деятельности фирм, связанных с иранцами. Это же Управление в числе других отслеживало ситуацию после задержания в 2010 году курьеров Зарраба в Москве. Азербайджанец фигурировал во всех ежегодных докладах МАСАК. В 2011 году Управление полиции по борьбе с финансовыми преступлениями подготовило доклад о «Группе Хаппани», где говорилось о целой цепочке фирм, которые были оформлены либо на Зарраба и Хаппани, либо на подставных лиц. В 2012 году МАСАК предоставил сведения по этим лицам Генеральной прокуратуре Стамбула, которая вскоре возбудила уголовные дела, приведшие в итоге к задержаниям.

Кроме того, сразу две разведки - Управление по разведдеятельности стамбульской полиции (имевшее право на оперативные действия) и Национальная разведывательная организация (МИТ, тогда имевшая полномочия по сбору данных) отправляли свои доклады по отмыву иранских денег в разные инстанции, включая правительство.

Таким образом, можно считать закрытым вопрос о том, знали ли турецкие правоохранительные органы о деятельности Зарраба или, как утверждают пропагандисты властей, коррупционный скандал был попыткой переворота и сооружен «на коленке» за несколько месяцев. Документы никаких сомнений не оставляют - за иранскими деньгами и Заррабом следили давно. И еще до знаменитого дела о коррупции было несколько нитей расследования, причем со стороны разных ведомств и никак не связанных между собой сотрудников госслужб.

Несмотря на такое количество информации, паззл у правоохранительных органов целиком не складывался, поскольку аферисты строили очень хитроумные схемы, которые даже сейчас сложно понять. К тому же Зарраб через какое-то время узнал, что дело пахнет жареным и, чтобы его замять, начал подключать «бахшишируемых» (от слова «бахшиш», «бакшиш» - в данном случае взятка. – Прим. «Ферганы») чиновников. В одном из разговоров с [бывшим министром внутренних дел Турции] Муаммером Гюлером иранец спрашивает, не ведутся ли какие-то дела по нему, на что министр отвечает: «Братишка, ты будь спокоен. Ей-богу, если что-то такое есть, я сам перед тобой лягу (эквивалент «только через мой труп». – Прим. автора)! Ни в МВД, ни в министерстве финансов, ни в разведке нет ничего против тебя».


Бывший глава МВД Муммер Гюлер (слева) и экс-министр экономики Зафер Чаглаян

А вот другой разговор с Гюлером, записанный в ходе следствия, привожу его здесь полностью:

Зарраб: «Ало?»

Гюлер: «Рыза-бей, как ты, моя душа, все хорошо?» (После покупки турецкого гражданство Резу Зарраба стали звать Рыза Сарраф. В этой книге мы используем оригинальное имя и фамилию, в прямой речи героев же пишем, как они произносят. – Прим. автора).

Зарраб: «Спасибо, мое почтение, уважаемый министр, как вы?»

Гюлер: «Вы смогли встретиться с министром финансов?»

Зарраб: «Я сходил, встретился с господином».

Гюлер: «Очень хорошо!»

Зарраб: «…Он сказал, что он не имеет никаких сведений по теме».

(Реза, узнав про доклад МАСАК, попытался, в первую очередь, остановить процесс через Гюлера и министра экономики Зафера Чаглаяна, о котором речь пойдет ниже. Они же «сосватали» его министру финансов Мехмету Шимшеку, чья голова, однако, не оказалась «равновесной» заррабовской и он оказал молодому аферисту весьма холодный прием. Шимшек был одним из двух (sic!) министров, с которыми Заррабу не удалось установить интимный коррупционный контакт).

Гюлер: «Да».

Зарраб: «То есть, говорит, есть то ли 98, то ли 980 тысяч фирм, если есть какое-то расследование, ко мне не попадет, и я ничего про это не слышал. Это не совсем мое, это дело министра внутренних дел, поскольку тут дело идет о преступлении».

Гюлер: «Да».

Зарраб: «То есть, тут есть состав преступления, которым занимается полиция».

Гюлер: «Хорошо, я потому, что по теме и так, как полиция, отслеживаем, и так, когда прижмет, смотри…»

Зарраб: «…Я сказал, что от уважаемого министра и так по этой теме…»

Гюлер: «Когда будут неудобства, когда прижмет, мы начнем процедуру, брат мой, по голове, по голове; сейчас есть другая новость: мне позвонил Фатих Караджа и сказал, что он забрал дело под свой контроль».

Зарраб: «Да, уважаемый министр [Зафер Чаглаян] также позвонил ему».

(Речь о публикации в газете «Бюгюн», публикацию которой Зарраб пытается пресечь. По поводу всего одной публикации руководству газеты звонили аж три министра).

Гюлер: «Что?»

Зарраб: «… затем вышли, пошел к нашему уважаемому министру Зафер-бею, он тоже ему звонил».

Гюлер: «Хорошо, он мне позвонил, ответил, что он взял дело под свой контроль, приказал принести все документы, сказал, что ничего не может произойти вне моего контроля, не беспокойтесь. Будь в курсе, хорошо?»

Зарраб: «Хорошо, хорошо, большое спасибо!»

Гюлер: «Целую тебя в глазки, желаю хороших праздников, если что-то будет, тебе позвонят».

Зарраб: «Там была одна фотокопия, была же у этой бумаги».

Гюлер: «Да».

Зарраб: «Сказал, оставь мне одну, я оставил, он сказал спросит в МАСАК».

Гюлер: «Кто, Зафер-бей?»

Зарраб: «Это Мехмет-бей».

Гюлер: «Министр финансов».

Зарраб: «Да».

Гюлер: «Хорошо, хорошо, пусть останется там, если нас прижмет, мы запустим процедуру, мы их опозорим, с ума что ли сошли…»

Зарраб: «Сказал, я тоже спрошу в МАСАК, говорит дай, и я оставил там».

(Умный Реза повторяет второй раз не зря, чувствует, что сделал неправильно, собственноручно оставив у недружелюбного и не купленного министра копию описаний своих же преступлений. Гюлер же явно этого не понимает).

Гюлер: «Хорошо, отлично, ты будь спокоен, вообще расслабься».

Зарраб: «Хорошо, хорошо».

Гюлер: «Ты не беспокойся, по другой теме, по теме Орхана [Индже], я и так отслеживаю, ты вообще не беспокойся, вообще по этой теме не делай…»

Зарраб: «Уважаемый министр, на самом деле это главная тема, важнее всех».

Гюлер: «Хорошо, отец, эта тема - мое дело, дело твое старшего брата, ты не беспокойся».

Зарраб: «Это как боль о ребенке во мне, скажу я, настолько...»

Гюлер: «Я понял, об этом деле ты вообще не беспокойся… Я заставлю этого пи***аса ходить кровью из носа многократно больше, чем он мучает тебя… Этот сучий сын… Ты не бери в голову!»

Зарраб: «Спасибо большое, пусть будет Аллах доволен вами, выражаю свое почтение!»

Гюлер: «Душа моя, спасибо, брат мой, пусть Аллах тебя хранит, целую в глазки, до свиданья».

Орхан Индже, которого уважаемый министр внутренних дел Турции охарактеризовал как «пи***ас», провинился в страшном - он вел одно из расследований по делу Зарраба. После увольнения последним нескольких сотрудников, в полицию начали поступать богатые сведения о махинациях Резы, которые и помогли полиции составить более-менее полную картину преступлений. Далее найти доказательства стало больше делом техники. И вот Зарраб требует от министра (!) уволить собственного сотрудника, поскольку тот «сует нос не в свои дела», то есть занимается своими непосредственными обязанностями. Муаммер Гюлер слушается новоиспеченного турецкоподданного комбинатора, как собачка, и ссылает «сукиного сына» из Стамбула. Не удовлетворившись этим, министр затем налагает запрет на профессию полицейскому с двумя детьми, жившему в служебной квартире, оставляя того без средств к существованию. «Целуя в глазки» своего «брата» и «душу», министр, тем не менее, не забывает о хлебе насущном: за операцию удаления Орхана Индже Зарраб заплатил Гюлеру 400 тысяч американских долларов наличными. Деньги забирал от курьера Зарраба сын министра Барыш, которого арестуют в ходе операции 17 декабря 2013 года. Министр будет звонить сыну и настойчиво спрашивать, все ли целиком отдали люди Резы. Такая вот братская любовь.

Продолжение следует. Начало - здесь и здесь.

Ильшат Саетов

Международное информационное агентство «Фергана»



  • «Фергана.Ру» в соцсетях