12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Светлана Ганнушкина – о похищении гражданина Узбекистана, которое не состоялось

Председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина написала на своей странице в «Фейсбуке» о странном и опасном случае, произошедшем с водителем «Гражданского содействия», гражданином Узбекистана Собиром Рустамовым. «Меня не оставляет чувство, что странная девушка Регина и шестеро ее подручных готовили очередное похищение гражданина Узбекистана по заказу спецслужб этой страны», - пишет Светлана Алексеевна.

В 2009 году в Узбекистане Собиру Рустамову было заочно предъявлено обвинение в попытке свержения конституционного строя Республики Узбекистан (ст.159 ч.3 УК), а также в том, что он занимал руководящую должность или находился на особом положении в религиозных, экстремистских, сепаратистских и других запрещенных организациях, а также в создании вооруженной организации или банды с целью совершения преступлений (стт.244-2 ч.1 УК). Рустамова подозревали в членстве в «Хизб ут-Тахрир», следствие утверждало, что у него имелись книги и листовки с публичными призывами к свержению правительства Республики Узбекистан и созданию исламского государства.

Узбекистан подал на Рустамова, который находился в России с женой и детьми, в розыск. Однако Генпрокуратура России после вмешательства правозащитников из «Гражданского содействия» запретила его выдачу. Кроме того, дело «Рустамов против России» рассматривалось в Европейском суде по правам человека в июле 2012 года, и ЕСПЧ постановил, что приведение в исполнение решения о выдаче заявителя в Узбекистан привело бы к нарушению статьи 3 Конвенции («запрещение пыток»), и применил в отношении Рустамова Правило 39 (заявитель не должен быть экстрадирован в Узбекистан до дальнейших указаний). После чего Собир Рустамов получил в России временное убежище.

Однако на этом неприятности Собира Рустамова не закончились. «Фергана» приводит пост Светланы Ганнушкиной полностью.

* * *

«19 марта я уже писала о том, что наша полиция не понимает, что за документ свидетельство о предоставлении временного убежища. Поэтому нашего водителя постоянно задерживают сотрудники полиции и пытаются отправить в Узбекистан, несмотря на то, что Генеральная прокуратура в этом Узбекистану отказала.

Однако, похоже, что дело обстоит несколько сложнее.

Собир получил временное убежище в 2012 году после того, как ЕСПЧ применил правило 39 своего регламента и запретил его выдачу. До 2015 года его никто не трогал.

В сентябре 2015 года полиция снова начала проявлять к нему интерес: дважды его задерживали, и его адвокату Розе Магомедовой приходилось его вызволять из отделения полиции. При этом хватало простого объяснения ситуации.

В марте 2016 года Собир купил машину на свое имя. И тут пошли задержания одно за другим. Объяснений уже не хватало: приходилось звонить в прокуратуру и побуждать дежурного прокурора вмешаться, чем я и писала ниже.

Но вот наступило 9 мая. День Победы - один из последних объединяющих нас праздников. Собир был дома. Около часу дня раздался звонок телефона.

- Рустамов Собир Аминович?

- Да..

- Вам надо прийти на Садовую-Самотечную в ГИБДД Московской области.

- Сначала я посоветуюсь с адвокатом, - сказал Собир и позвонил Розе.

Роза записала номер телефона, с которого Собира вызвали в полицию. Это был номер мобильного телефона, по которому ответил молодой женский голос. Женщина назвала себя Региной Рыкиной и сказала, что она сотрудник ГИБДД, и они сейчас отрабатывают несколько машин в связи с дорожным происшествием.

Регина предложила, чтобы Собир приехал на Площадь Ильича встретиться с ней.

Для меня загадка, почему Розу не удивило такое рвение полиции в праздничный день, почему встреча назначается на улице, а не в помещении ГИБДД. Куда девалась их осторожность?

Но так или иначе, Собир к трем часам дня поехал на встречу с незнакомкой Региной.

На площади он набрал ее номер и увидел женщину, которая взяла телефон. Он помахал ей, она подошла к машине и попросила у него документы. Собир отдал ей в руки свое свидетельство, документы на машину и водительские права.

В то же мгновение к ним подкатила другая машина и перегородила ему дорогу. Из нее выскочили шестеро молодцов, заломили ему руки за спину, надели наручники и запихнули в свой автомобиль.

В машине он провел 2,5 часа. Ему задавали вопросы вперемежку с нецензурной руганью, обвиняли в причастности к терроризму, в участии в экстремистских религиозных организациях, кричали, что он здесь не нужен… Было понятно, что они кого-то ждут. Позвонить адвокату ему не дали. Больше всего Собир боялся, что это узбекская спецслужба.

Наконец, появились сотрудники милиции, и Собира повезли в ОВД «Таганское». Там до часа ночи уже 10 мая продолжался опрос или допрос в том же стиле. Не разрешали звонить домой, не давали пить, не кормили. Полицейские все время говорили о запросе узбекских коллег и о выдаче его в Узбекистан, а Собир убеждал их посмотреть письмо из прокуратуры о снятии его с розыска в связи с Постановлением Верховного суда об отмене экстрадиции.

Потом Собира посадили в «автозак» и повезли по Москве, собирая таких же бедолаг. Всего собрали семь человек и к 5-ти утра привезли на Петровку 38.

Там их встретил сотрудник ГУВД Москвы, проверил документы Собира и спросил:

- А этого зачем привезли? У него же все в порядке, надо его отпустить.

В 6 утра Собира снова привезли в ОВД на Таганку.

В 9.30 жена Собира позвонила Розе и спросила, где ее муж. Только тогда Роза поняла, что они с Собиром совершили ошибку, доверившись незнакомой Регине, но ее номер уже не отвечал.

С 10 до 12 дня адвокат Роза Магомедова обзванивала полицию в поисках таинственной Регины Рыкиной, но там о такой сотруднице никому не было известно. Тогда Роза подала заявление о похищении человека. Нечего и говорить, что все мы были в страшном волнении, поскольку похищения узбеков и незаконная передача их российскими силовиками спецслужбам Узбекистана для нас, к сожалению, далеко не новость.

Около 10 утра Собир не выдержал, начал шуметь. В 11 Собира повезли в Таганскую межрайонную прокуратуру, где их встретил помощник прокурора. Там, по словам Собира, с ним были вежливы.

Собир потребовал, чтобы его документы из ОВД доставили в Прокуратуру. Прокурор посмотрел его бумаги и удивленно спросил:

- Вы показывали эти документы в полиции?

В 12.10 прокурор позвонил ему домой и объяснил сыну Шукрату, где находится его отец. Шукрат передал Розе номер, с которого ему звонил прокурор. Роза соединилась с ним и объяснила то, что Собир говорил в полиции: есть Постановление Верховного суда об отмене экстрадиции Собира. Прокурор попросила привести Постановление, но адвокат предложила найти его на сайте Суда.

Копии всех документов нашлись в Савеловской прокуратуре, куда Собира доставляли в прошлый раз.

После этого прокурор принес Собиру извинения и отпустил его с миром.

На этот раз Собир не подписал никаких документов о том, что не имеет претензий к полиции. Он провел под стражей 23 часа в праздничный день, который был испорчен для всей его семьи.

Но не это сейчас волнует меня больше всего.

Меня не оставляет чувство, что странная девушка Регина и шестеро ее подручных готовили очередное похищение гражданина Узбекистана по заказу спецслужб этой страны. Праздничный день был выбран неспроста: кому будет охота в такой день биться за простого узбекского водителя?

А каждое похищение власти Узбекистана оплачивают исполнителям наличными и не в рублях. Это нам известно от тех недопохищенных узбеков (и не только узбеков), в присутствии которых велись переговоры или прямо отдавались деньги. Сомневаться в таких свидетельствах у меня нет оснований.

Бороться с этим нам не под силу. Да и как можно бороться с коррупцией, если именно за сборник антикоррупционных экспертиз наша организация признана «исполняющей функции иностранного агента»?

Признаемся: мы агенты Собира и таких, как он, иностранцев. И это нелегкая работа».

* * *

«Фергана» постоянно пишет о случаях похищения граждан центральноазиатских республик в России, которые приехали в поисках убежища и защиты: люди исчезают, а затем обнаруживаются в тюрьмах Узбекистана или Таджикистана. Вот некоторые статьи: «Европейский суд по правам человека признал Россию ответственной за похищение двух граждан Узбекистана», «Гражданин Узбекистана Юсуп Касымахунов похищен в России», «Amnesty International: В Москве полицейскими похищен узбекский беженец», «Узбекистан: Похищенному в Москве гражданину России грозит до 20 лет лишения свободы», «Страсбургский суд серьезно озабочен похищениями в России узбекских и таджикских беженцев», «Мемориал»: Узбекские власти похитили в России гражданина Узбекистана и подвергают его пыткам, Пропавший в России таджикский бизнесмен Низомхон Джураев нашелся в СИЗО Душанбе, Россия: В Волгограде похищен гражданин Таджикистана Абдулвоси Латипов, находящийся под защитой ЕСПЧ, Таджикистан: Похищенный из Москвы Максуд Ибрагимов находится под стражей в Душанбе.

Один из последних случаев – похищение гражданина Узбекистана Мирсобира Хамидкариева - продюсера фильма «Алчность», в съемках которого принимал участие гражданский муж Гульнары Каримовой – Фарук Саипов. Фильм был запрещен в Узбекистане, с Саиповым дочь президента рассталась, несколько десятков знакомых Мирсобира, принимавших участие в съемках, арестованы и обвинены в религиозном экстремизме и создании организации «Ислам жиходчилари» («Исламский Джихад»). У Хамидкариева отобрали бизнес, а его брата арестовали в день вылета Мирсобира в Россию – в декабре 2010 года. Республика Узбекистан подала на Хамидкариева экстрадиционный запрос.

В июне 2013 года Мирсобир был задержан, началась череда судов, но в результате Головинский межрайонный прокурор постановил, что Хамидкариев никаких запрещенных в РФ исламистских организаций не создавал и не состоял в них, кроме того, сроки давности привлечения Мирсобира к уголовной ответственности истекли. Хамидкариев обратился в УФМС России по Москве с ходатайством о предоставлении ему статуса беженца на территории РФ, но ему отказали: рассказ сочли неубедительным. Однако Хамидкариев обжаловал этот отказ, и 12 мая 2014 года Замоскворецкий районный суд принял решение обязать УФМС предоставить Мирсобиру статус беженца на территории РФ.

«Я единственный раз в жизни видела решение суда, где было написано: обязать миграционную службу предоставить статус беженца, - рассказывала Светлана Ганнушкина. – Мы считали это огромной победой. 12 июня 2014 года решение суда вступало в силу, но 9 июня, за три дня до этого, Мирсобира похитили. Нагло. Его и раньше пытались похитить, даже у нас на глазах, адвокат стоял и физически не давал машине преследовать Мирсобира. Чего только мы ни делали, чтобы его спасти, он у нас и «в окно выходил» однажды… А тут, когда вышло это решение суда, он расслабился. К тому же ребенок у него в России родился, вроде все было спокойно… Мирсобир собрался везти ребенка ко врачу и хотел, чтобы с ним и с женой поехал его друг. Вызвал такси. Но водитель подъехавшей машины сказал, что его друга не повезет: мол, заказано такси на двоих взрослых и одного ребенка, значит, столько человек и поедет. Конечно, настоящий таксист так сказать не мог, но Мирсобир не насторожился. Его жена на минутку вышла с ребенком в аптеку, возвращается – машины уже нет. Мы до двух часов ночи искали его, направляли всюду факсы, и в ЕСПЧ, и на границу, и звонили пограничникам… Следователь нам сказал, что видимо, его уже давно через степи увезли. Но ничего подобного!»

Мирсобир обнаружился в Ташкенте, где его пытали и судили. Похищенный в Москве и вывезенный на обычном рейсовом самолете, проведенный мимо российского паспортного контроля, Мирсобир Хамидкариев получил на родине восемь лет за экстремизм.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА