27 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Митинги в Казахстане. Комментарий очевидца

Акции протеста, прокатившиеся по нескольким городам Казахстана в минувшую субботу, стали самыми массовыми за последнее время. Кто их организовал? Чего добиваются митингующие? На вопросы «Ферганы» отвечает очевидец событий, журналист «Новой газеты» в Алма-Ате Вячеслав Половинко.

* * *

Вячеслав Половинко
Вячеслав Половинко
- Вячеслав, вы были на улицах Алма-Аты в день митингов. Скажите: кто в них участвовал? Кто эти люди - безработные? Креативный класс? Земледельцы? Политики?

- Там было несколько групп. Из тех, кого я видел и с кем пересекся в автозаке (Вячеслав Половинко тоже был задержан полицией, но вскоре отпущен, подробнее см. в его репортаже для «Новой газеты». - Прим. «Ферганы»), это были, скорее, люди сельские. Некоторые из них говорили мне, что специально приехали из ближайших к Алматы посёлков - для того чтобы выступить на этом митинге и высказать свое возмущение. Были и те, кого можно назвать «интеллигенцией», в том числе и постоянная оппозиция - Гульжан Ергалиева, Маржана Аспандиярова... Основная масса - люди за сорок, за пятьдесят, может быть, уже урбанизированные, но имеющие, извините, некий внешний налёт «сельского». По ним было видно, что работа на земле для них - что-то близкое, родное.

- Присутствовали ли на митингах политики государственного, республиканского масштаба, известные всем?

- Я знаю, что в Астане на площади у Байтерека к митингующим присоединилась бывший депутат Зауреш Баталова, которая входила в «земельную комиссию, но затем вышла оттуда. Ее, кстати, тоже задержали. Других известных политиков не было... Я больше скажу: на мой субъективный взгляд, по крайней мере, в Алматы, у митинга не было даже ярко выраженного лидера или группы лидеров. Это были совершенно отдельные группы, кучки людей, которые приходили не скоординировано, а собирались постепенно. Они соединялись только в тот момент, когда им угрожала опасность, когда они сопротивлялись ОМОНу, а потом снова разбегались.

- В каких городах Казахстана прошли акции протеста?

- Давайте посчитаем. Алматы, Астана, в Павлодаре было человек 15-20, в Уральске была попытка митинга, число задержанных - три автобуса. В Актобе была попытка пойти на митинг, но Парк первого президента, где должна была пройти акция, был занят концертом ко Дню работников культуры. В Атырау, насколько я могу судить, были какие-то задержания, но не понятно - в формате митинга или превентивно. Однако меры безопасности в Атырау были самыми строгими, наверное, потому что это первый город, где начался митинг 24 апреля. Там вообще были снайперы.


Снайпер на крыше жилого дома в Атырау, 21 мая 2016 года. Фото «Азаттык»

- В первой реакции российских СМИ на события в Казахстане прозвучало подозрение, что волнения спровоцированы или даже оплачены «внешней силой», может быть, из-за рубежа. Часто намекают на Америку. Какова, на ваш взгляд, роль «американского дядюшки» в организации событий? Или международных медиа, которые финансируются правительством США, ваших местных проамериканских СМИ? Например, журналистов Радио «Азаттык»?

- Я считаю, что никакой роли. «Азаттык» просто давал полную информационную картину, работая без купюр, без оценок. От некоторых своих коллег я слышал версию о том, что это [спровоцировали] если не страны условного Запада, то казахстанские опальные олигархи, сейчас скрывающиеся на Западе. Или это могут быть какие-то региональные элиты, местные кланы. Мне сложно судить, насколько это обоснованно, поскольку у меня нет доказательств ни того, ни другого. Но, на мой взгляд, вчерашняя попытка митинга в Алматы была вполне себе искренняя со стороны людей. Может быть, их чувствами и мыслями, переживаниями и тревогами кто-то манипулирует, этого исключать нельзя. Мы прекрасно знаем, что такие манипуляции могут происходить на подсознательном уровне: ты сам не замечаешь, как становишься жертвой. Но открытой пропаганды, тем более, со стороны Запада или США я не видел и не считаю, что это была какая-то американская затея. США это в принципе не нужно. Даже для того, чтобы создавать «пояс нестабильности» вокруг России - Казахстан не очень подходящая страна, поскольку у США здесь много стратегических интересов. И в этом смысле нынешнее руководство вполне эти интересы обеспечивает.

Недавно мы посмотрели пятую часть киноэпопеи «Путь лидера» под названием «Так сложились звёзды». И в ней российский режиссер Сергей Снежкин показал как в 1991 году, во время становления независимости Казахстана, к президенту [Назарбаеву] приехали американские ребята, в том числе, Джордж Буш старший, и президент им на полном серьезе сказал: пока я здесь, ваши интересы будут соблюдены. Я думаю, что эти договоренности работают и сейчас, спустя двадцать пять лет.

Активно призывал к протестам, в частности, лидер Социалистического сопротивления Казахстана Айнур Курманов, живущий в эмиграции

- Почему «земельный вопрос» вызвал сегодня такую резкую общественную реакцию?

- Тут, на мой взгляд, есть два как бы «среза». Срез первый - цивилизационный. Дело в том, что для казахстанского народа (или «казахского народа» - если говорить в терминах национал-патриотов) земля - эталон святости. Можно потерять все, даже честь, но землю отдавать нельзя. В понятии о земле заложена сакральность. Поэтому любое посягательство на нее воспринимается очень болезненно. Да, в земельном кодексе принципиально ничего не поменялось - только добавили пятнадцать лет к сроку допустимой аренды земли для иностранцев. И, да, поправки были приняты не в текущем году, а в прошлом. Сегодня лишь заговорили об аукционах, которые должны были начаться с 1 июля по новым правилам. Но само понимание, что на казахскую землю на двадцать пять лет может придти инородец - неважно, итальянец, китаец, американец или русский - оно оскорбляет народ.

Один из организаторов митингов в Атырау в конце апреля Талгат Аян (цитата по «Настоящему времени»): «Главным образом, это угроза нам, казахстанцам, казахам, земля для нас — святое. У нас такой принцип: если государство не смогло развить экономику с помощью нефти и других природных богатств, то и земля им не сможет помочь. Если эта земля лежала пятьсот лет, пусть так и лежит. Наши дети придут и сделают на этой земле то, что необходимо. Но ни в коем случае не допускать иностранцев».
Второй срез связан с текущей геополитической ситуацией. Дело в том, что Казахстан, в понимании простых людей, находится не в «кольце друзей», а в кольце двух очень «страшных» стран.

С одной стороны - Россия, у которой сегодня неизвестно что на уме. С другой - Китай. Термин «китайская угроза» у нас - вполне устоявшийся, даже в политологии. Постоянно распространяются страшилки о том, что в школах Китая и даже на глобусах в Китае Казахстан изображён как китайская земля (я уж не знаю, насколько это правда). Естественно, все это создает дополнительные фобии. Аренду земли иностранцам все воспринимают как массовый приход китайцев. И как то, что пришедший на двадцать пять лет человек, по сути, может там взрастить целое поколение новых людей, которые постепенно-постепенно захватят территорию. У казахстанцев есть такой, что ли, комплекс больших территорий: у нас, мол, населения всего 16-17 миллионов, а по территории мы - девятые в мире. Поэтому мы так просто не можем защитить свою землю, а ещё и собираемся пускать сюда чужих? В этом, как мне кажется, корни страха.

Лично я к поправкам и к самому земельному кодексу отношусь нейтрально. Но при нынешней системе власти и при нынешнем уровне коррупционности, пронизывающей всю казахстанскую власть, начиная с низов и заканчивая где-то там наверху, все это выглядит очень сомнительно. Где гарантия, что эти земельные аукционы будут проведены честно? Такой гарантии, к сожалению, никто дать не может. И поэтому страхи населения я, безусловно, понимаю... Однако это далеко не та тема, из-за которой бы лично я вышел на улицу.

Международное информационное агентство «Фергана»

 


 

РЕКЛАМА