19 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Листая старые страницы. Русский Туркестан Гюго Краффта. Часть I

02.06.2016 13:39 msk, Фарида Шарифуллина

Центральная азия История Узбекистан

Гюго Краффт (Hugues Krafft, 1853-1935) - французский путешественник и фотограф. Он оставил наследие в 400 фотографий и был первым, кто использовал мгновенную фотографию с помощью аппарата Zeiss со стеклянными пластинами, что позволило ему делать съемки натурные, а не салонные.

Краффт родился в 1853 году в Париже в семье богатых виноторговцев. Семейное богатство позволит Гюго и его брату Эдуарду проводить свою жизнь в путешествиях. В свою первую кругосветку они отправляются в 1881 году, следуя маршруту, описанному Жюлем Верном в романе «Вокруг света за 80 дней». Правда, путешествие Краффтов затянулось на полтора года.

Рассказы о своих путешествиях Гюго Краффт печатает в журнале «Вокруг Света» (Le Tour du Monde), он устраивает выставки своих фотографий и читает лекции. Краффт был активным членом многих научных обществ: Географическое общество Парижа, Французское общество археологии, Общество друзей Версаля, Французское общество дружбы с Востоком. За свою просветительскую и меценатскую деятельность он был награжден орденом Почетного Легиона и знаком отличия в сфере народного просвещения.

Как и любого путешественника такого масштаба, Восток не мог не прельстить Краффта. Вначале он посещает Ближний Восток, а именно - Марокко, Египет и Палестину. В 1882-м отправляется в Индию, на Цейлон, в Индокитай, Китай и Японию. Позже через Балканы Краффт едет в Россию, где ему удается попасть на коронацию русского царя Николая II, оттуда через Крым - на Кавказ и в Туркестан.

Свою коллекцию восточного искусства Краффт оставил французским музеям: Лувру, Музею Человека в Париже и замку Вержёр, где располагается Общество друзей старого Реймса.

Путешествие в Туркестан

С октября 1898 по июнь 1899-го Гюго Краффт совершает последнее большое путешествие – на Кавказ и в русский Туркестан. В декабре 1901 года публикует в «Журнале народных традиций» («Revue des traditions populaires») свои «Сказки и басни Туркестана».


Карта «русского Туркестана». Иллюстрация из книги Гуго Краффта

В 1902 году он издает книгу «A travers le Turkestan russe» («Через Русский Туркестан») с 270 иллюстрациями, в числе которых - фотографии, гравюры и карты. Книга о малоизведанном крае пользуется огромным успехом, получает премии Географического Общества Парижа и Французской Академии. Краффт дарит ее экземпляры друзьям и поклонникам. Благодаря связям попадает на аудиенцию к царю Николаю II и преподносит ему свою книгу - в сафьяновом переплете с изображениями двуглавого орла. Сейчас книга Краффта «Через Русский Туркестан» считается библиографической редкостью.

«Русским Туркестаном» Краффт называет ту часть Средней Азии, которая в его эпоху входила в состав Российской Империи, сюда же он включает Хивинское ханство и Бухарский эмират, сохранявшие свою независимость. На этой территории от Каспийского моря до Тянь-Шаня и от Сибири до Ирана с Афганистаном свободно можно разместить четыре Европы, отмечает Краффт.

В ту эпоху генерал-губернаторство Туркестана не является открытой территорией, и для поездки нужно получить специальное разрешение Министерства обороны, находившегося в Санкт-Петербурге. Само путешествие занимает не более 15 дней по новой железной дороге.

В начале зимы 1898 года Краффт прибывает по Закаспийской железной дороге в Самарканд, оттуда добирается до Андижана и до китайской границы. В Туркестане Краффт проведет несколько месяцев, «очарованный красотой высоких гор и цветущих долин, великолепием памятников старины, необыкновенной красочностью костюмов и живописной красотой людей; впечатлениями, которые я не встречал еще в восточных странах».


Вид на дворец эмира с улочки мясников в Бухаре. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

Книга представляет собой путеводитель: Краффт описывает страну и дает советы путешественникам по выбору маршрутов, достопримечательностей и гостиниц, которые он называет русским словом «номера». Книга состоит из нескольких глав:

1) Новые русские города

2) Старинные местные города

3) Великие памятники Самарканда

4) Сельские пейзажи

5) Мусульманские дома

6) Жители

7) Повседневная жизнь с праздниками

Новые русские города

Новые русские города строятся рядом с такими старинными городами, как Самарканд, Бухара, Ташкент, Коканд, Маргилан, Андижан, Ходжент.

«Завоеватели знали, что перед лицом таких укоренившихся верований и традиций, как у мусульман, не стоит форсировать ассимиляцию, и наиболее разумным было изолировать две такие разные культуры», - пишет Краффт.

В этом плане наиболее показательна Новая Бухара (Каган), которую построили в 12 километрах от столицы Эмирата: это был спокойный и скучный город с пустынными улицами и скудной растительностью.

Другие же города поражают своей густой зеленью - благодаря обилию воды: «Везде прекрасные деревья двойными рядами обрамляют улицы в дополнение к скверам и бульварам. Может показаться, что улицы пробивали в густом лесу, хотя всё как раз наоборот: это искусственные насаждения».


Сиротский приют в Самарканде. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

Однако архитектура новых городов бедная и непритязательная: белёные известкой низкие дома из кирпича, с плоскими крышами. Из унылого ряда домов выделяются церкви, школы, больницы и официальные резиденции. Коммерция и промышленность представлены банками, типографиями и фабриками, а также магазинами, которые тут держит как местное население, которых Краффт называет мусульманами, так и приезжее: русские, евреи, татары и армяне.

Очень заметно военное присутствие: в городах стоят казармы и дома офицеров, в полях располагаются лагеря. Военные учреждения не всегда используются по прямому назначению: зачастую они служат местом проведения собраний и светских балов.

Из книги Краффта мы узнаём, что совершенно потрясающий собор был в прекрасном парке Нового Маргилана (ныне Фергана). Люксовым был и трёхэтажный дворец губернатора Ферганской провинции. Вообще, Новый Маргилан очень привлекателен ещё и тем, что находится у подножья Алайских гор, чьи заснеженные вершины устремляются в лазурное небо.


Проспект в русской части Самарканда. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

Из общего ряда новых русских городов выделяются Коканд и Ходжент. Здесь в силу ряда причин, не позволявших строить отдельные города, русские кварталы инкорпорированы в старые кварталы местного населения.

Но самым красивым городом Краффт считает Самарканд: «Его климат - самый здоровый, а пространство напоено воздухом. Из его проспектов, которые пересекают город, как зеленые колыбели, процитируем бульвар Абрамова, состоящий из трех широких параллельных аллей, окаймленных акациями и тополями, под которыми бегут шпалеры роз. Среди садов и парков самый красивый тот, что прилегает к резиденции губернатора. Его пруды и заросли различных пород позволяют забыть, что ты находишься не в Европе».

Город очень оживлен: по улицам снуют жители прилегающих кишлаков, которые устремляются в мусульманскую часть города. В базарные дни смесь населения живописна: тут и русские мужики, и солдаты, и местные всадники в тюрбанах, арбы, запряженные ишаками, и верблюды с поклажей. Эдакий бесконечный многоцветный парад пеших и всадников.


Фасад резиденции губернатора Самарканда. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

И самое ценное в Самарканде – это восхитительные памятники старины, любоваться которыми никогда не устанешь. Краффт дает совет превратить Самарканд в город для отдыха, в центр туризма, как мы бы сейчас это назвали. Забегая вперед, скажем, что древним самаркандским памятникам Краффт посвятил значительную часть своей книги.

Старые туземные города

Самыми большими городами в эпоху Краффта были Ташкент и Коканд: 150 тысяч и 80 тысяч жителей соответственно. За ними следуют Самарканд, Андижан, Маргилан и Ходжент с населением от 30 тысяч до 50 тысяч. 90 процентов населения были мусульманами, а на оставшиеся 10 процентов приходились русские и представители других национальностей.

От поселений в других мусульманских странах туркестанские города отличались разве что преобладанием коричневатого оттенка (из-за глиняных домов) и обилием зелени: «Кроны деревьев вперемешку с куполами и минаретами из светлого кирпича приятно разбавляют нейтральную тональность строений», - пишет Краффт.

Сохранились остатки некогда обрамлявших города крепостных стен из сырцового кирпича.


Крепостные стены Ходжента. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

«Туземные города делятся на кварталы, которые управляются «аксакалами». Квартальные аксакалы подчиняются старшему аксакалу, который совмещает некоторым образом функции центрального мэра и шефа местной полиции. Аксакал напрямую подчиняется шефу русской полиции, которому он ежедневно представляет отчет», - пишет Краффт.

Центральные кварталы старых городов занимали базары и караван-сараи, главные мечети и площади. К ним прилегали жилые кварталы, спокойные в любое время суток, а особенно с наступлением темноты. В пригородах дома окружены обширными садами.

Как принято на Востоке, базары делятся на категории: базар специй, фруктов-овощей и мяса; улочки, запруженные лавками продавцов тканей и одежды; галереи менял, кузнецов и прочих.


Торговые ряды с колыбелями. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

«В полумраке лавок купцы в светлых тюрбанах и пестрой одежде, сидя на коврах и потягивая зеленый чай, беседуют с покупателями. Изредка полностью укрытые женщины проскальзывают, как тени, сквозь плотную толпу мусульман (здесь: местное население Туркестана. – Прим. переводчика), евреев, киргизов, афганцев и даже индусов. Базары перемежаются с площадями, мечетями, прудами. Повсюду царит бурление жизни, богатство и разнообразие красок», - описывает Краффт бухарский базар.

Самаркандские базары, напротив, подверглись значительной реконструкции после прихода русских. Их пересекает новый проспект, который идет от русских кварталов, огибает площадь Регистан и доходит до северной оконечности города. Так же и в Андижане, где базары располагаются вдоль новых улиц. А в Ташкенте, Ходженте и в Маргилане базары сохранили свою первозданность, свойственную мусульманским городам.


Продавец насвая и табака. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

Несмотря на модернизацию или отсутствие таковой, туркестанские базары продолжают оставаться огромными центрами торговли всеми продуктами, которые производит страна, где процветает сельское хозяйство и хорошо развиты некоторые виды промышленности.

На полях, орошаемых великолепной ирригационной системой, которая существовала тут испокон веков, выращивают, в основном, злаковые культуры, рис и хлопок, разводят тутовник (шелковицу), фруктовые деревья и виноградники. Прекрасные урожаи и собственное промышленное производство полностью удовлетворяют потребности населения.

Сами лавки практически одинаковы повсюду: это деревянные помосты высотой в 50-60 сантиметров, на которые покупателю удобно присесть и торговаться с продавцом. Более новые лавки имеют кирпичные или саманные стены. На ночь лавки закрываются досками, и тогда тут воцаряются тишина и одиночество.


Торговец фруктами в Бухаре. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

Помимо хлопчатобумажных изделий, привозимых из России, здесь практически не встречается другого импорта.

Тут производят огромное количество шелковых изделий, которые практически не экспортируются, так как вся продукция потребляется внутри страны. Ткачи работают в домашних мастерских и ткут шелковые ткани разных видов. Самыми ценным считается «королевский шелк» (так Краффт переводит хан-атлас) или «шаи» (chаhi). Другой вид – адрас, ткань из хлопка и шелка. В Самарканде и Бухаре ткут самый красивый шелковый велюр – бархат. Из шелка ткут платки – ипаклик.

Самые живописные магазины – это те, где продаются халаты (чапаны). Сатин, шелк, бархат – все тут перемешивается в разноцветной гамме. Здесь же можно встретить и вышитые ковры – сюзане. «К сожалению, - отмечает Краффт, - действительно красивые сюзане стали редкостью и стоят они очень дорого». Это же касается и чеканных изделий из меди.

Качество и оригинальность еще сохраняется в производстве шелковых тканей, изделий из кожи и дерева, а также керамики и ювелирных украшений.

Падение качества Краффт связывает с наплывом более дешевой промышленной продукции. «Настало время создавать во всех уголках Туркестана музеи прикладного искусства для изучения местных ремесел, школы искусств и поощрять мусульман поддерживать и развивать отличительные черты своих национальных ремесел», - предупреждает Краффт.


«Среди базаров, где продают фрукты, самые живописные - дынные ряды. Разложенные горами на полу, дыни покрывают сотни метров бесконечными овалами или подвешенные, как огромные пасхальные яйца, самых невообразимых оттенков желтого. Подвешенные таким образом дыни хранятся очень долго, почти год», - пишет Краффт. На фото - торговец дынями в Бухаре. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

Культовые сооружения

Мечети и медресе в основном группируются в центральных кварталах городов. Они отличаются большой простотой: их стены сложены из кирпича и не украшены мозаикой. Приятны взгляду колоннады из резного дерева, которое является основным украшением мечетей и напоминают Краффту буддистские храмы в Китае.

Медресе, которые богатые мусульмане строят для образования своих собратьев, тоже строги: в описываемую эпоху это были простые здания из кирпича. Краффт объясняет такие строения простотой вкуса тюрков по сравнению с иранцами, влияние которых он видит в бухарских и самаркандских медресе эпохи Тимуридов. «В Самарканде и Бухаре мы находим порталы и фронтоны, украшенные красивой многоцветной керамикой, купола из эмалированного кирпича, элегантные колонны с резными капителями», - перечисляет Краффт.


Крытый рынок в Бухаре. Иллюстрация из книги Гуго Краффта

Описанию памятников Самарканда, его истории и легенд посвящена целая глава. Она подробно проиллюстрирована фотографиями архитектурных сооружений и жителей города.

«Если бы я прожил еще сто лет, я тогда бы хранил необыкновенные воспоминания о том, как в первый раз увидел Регистан с его медресе и с его многоцветной толпой - в самый первый день, когда я приехал в Самарканд в холодное январское воскресенье», - пишет Краффт.

Продолжение следует. Книгу читает и кратенько переводит Фарида Шарифуллина, Ташкент, Узбекистан

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА